Сексуальное насилие в тюрьмах России и вхождении криминальной нормы в жизнь

Почему сексуальное насилие так распространено в исправительных учреждениях и тюрьмах РФ; как живут опущенные и почему ими становятся; почему криминальные нормы начинают восприниматься как данность в России.

Надоело жить с Лукашенко: рассказ участника протестов в Беларуси

Протесты 9-го августа в Беларуси можно назвать самым масштабными в истории страны. Сможет ли народ добиться прозрачных выборов и подлинной демократии в стране, мы сможем увидеть только со временем. Но шаблон «терпеливых» и согласных на все белорусов теперь точно разрушен.

Проблема пиратства: от киликийцев до сомалийцев

18 июля в Гвинейском заливе возле нигерийского побережья группа местных пиратов атаковала и захватила коммерческую лодку. В плену оказались 13 человек, шестеро из которых — граждане Украины.

Криминал в поездах. Начальник поезда «Укразализницы» о карманниках и дебоширах: «Сколько пассажиров избито, сколько проводников порезано»

Без полиции мы и против карманника ничего сделать не можем. Сами задерживать его физически мы не имеем права. Да и рискованно это, легко можно на монету заточенную нарваться. А сейчас как раз карманники активизировались.

Самокатный скандал. В чем опасность электроскутеров и как сними боролись в Германии

В Украине запустился  сервис  по прокату электросамокатов, мэр Киева Виталий Кличко обратился к компании Bolt, которая  запустила в Киеве прокат, с претензией  о том, что движение этого вида «транспорта» не урегулировано действующим законодательством Украины.

Как хоронят погибших от коронавируса в Казахстане и Кыргызстане: «Открыв мешок, родные увидели другого человека»

В обоих странах резкий скачок смертности вызвал большую нагрузку на морги и ритуальные агентства. Родственникам приходится часами стоять в очередях, чтобы забрать покойников. Они рассказывают о неправильно поставленных диагнозах, завышенных ценах на ритуальные услуги и подмене тел умерших.

Що зараз відбувається на передовій: всі вдягнені, обуті, але поки без шапки

Традиційно я проїхав трохи більше ніж 2000 кілометрів, об’їхав понад 20 підрозділів, від окремого взводу до бригади, передав у користування все, що ми з вами закупили у минулому місяці, та отримав нові заявки.