Фемида в погонах: на «дембель» истории

С 15 сентября в Украине ликвидированы все военные суды. Так говорится в переходных положениях закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», который вступил в силу в июле текущего года. Между тем, каких-либо активных движений в этом направлении не наблюдается. Что будет с рассматриваемыми делами, имуществом судов да и самими судьями — буквально «военная тайна»: об этом, похоже, не знают ни сами «ликвидаторы», ни военные судьи.

Например, председатель военного суда Симферопольского гарнизона Сергей Ливинский сообщил нам, что до сих пор неизвестно, каким образом будет проходить ликвидация суда, куда планируют трудоустроить судей и передать дела, в том числе и связанные с государственной тайной.

«Пока мы ждем, когда же президент подпишет соответствующий указ о ликвидации военных судов, — говорит Сергей Ливинский. — До сих пор не ясно, что будет с судьями. Во всяком случае, до настоящего времени ни мне, ни моим коллегам не поступали предложения о переходе на работу в какой-либо другой суд».

Понятно, что ликвидировать целую систему судов одним росчерком пера не реально. Эта процедура может занять долгие месяцы.

ДЕЛА И ЗДАНИЯ

В переходных положениях уже упомянутого нами закона значится, что военные суды обязаны до 15 сентября рассмотреть все дела, которые находятся у них в производстве. Дела, по которым производство еще не было открыто, должны быть переданы в апелляционные суды регионов. В частности, дела, находящиеся в военном суде Симферопольского гарнизона, передадут в Апелляционный суд Крыма.

Далее — помещения. Совсем недавно, буквально четыре месяца назад симферопольский военный суд, наконец, получил возможность переехать из аварийного здания в новое, оборудованное по всем правилам, помещение и стал третьим судом по счету на весь Крым, где судьи обеспечены условиями для работы, соответствующими нормам отправления правосудия в нашей стране. Теперь это помещение должно вначале отойти в оперативное управление Государственной судебной администрации Украины, а после — Окружному административному суду Крыма.

Вопрос: почему именно административным судам передаются все без исключения помещения военных судов. Можно, например, предположить, что в каком-то регионе Украины административный суд остро нуждается в здании. Но… В Симферополе для Окружного административного суда реконструируется просторное многоэтажное здание на улице Севастопольской. Правда, эта реконструкция движется практически улиточным темпом, но все же.

Одновременно в крымской столице три районных суда работают в критических условиях. На полтора десятка судей приходится всего 2-3 зала для заседаний. Дела рассматриваются в рабочих кабинетах. Участники судебных процессов ютятся на стульях у стеночки (площадь кабинета судьи в районном суде часто не дотягивает даже до 10 квадратных метров).

Уж неизвестно, каковы были мотивы законодателей, широким жестом подаривших админсудам здания военных судов, которые чаще всего располагаются в центральных районах крупных областных центров, не приняв во внимание потребности других ветвей судебной власти. Делается это при активной помощи действующей власти (обеспечивает передачу помещений Кабинет министров), которая к административным судам имеет самое прямое отношение, так как является участником судебных процессов.

К тому же, глава Высшего админсуда Александр Пасенюк явно симпатизирует Партии регионов (иначе он попросту не смог бы удержаться в кресле, учитывая то, что теперь кадровые решения принимает Высший совет юстиции, в котором правят бал регионалы). Во всяком случае, в Государственной администрации Украины этот момент никак не комментируют. Там нам заявили, что задача ГСА в данном случае заключается всего лишь в строгом выполнении норм закона.

Еще в ГСА нам сообщили, что процедура ликвидации военных судов уже началась (странно, что об этом не знают их председатели). При этом в судадминистрации еще и ждут «отмашки главы государства» (соответствующего указа) для разворачивания более активных действий.

ЛЮДИ

Но судебные дела, помещения — это все же неодушевленные предметы. Самое главное — люди. Что ждет почти семьдесят военных судей, пока еще работающих в Украине? Что ожидает их помощников, секретарей заседаний и работников аппаратов военных судов?
Как мы уже отметили, судьям военного суда Симферопольского гарнизона никто пока не предлагал достойного места работы. Да и, похоже, вообще еще никакого.

Обратимся к закону. В нем сказано, что судьи военных судов по желанию могут перейти на работу в местные или апелляционные суды. Но в таком случае они теряют воинские звания. Также судьи могут сохранить свои погоны, но потерять мантию. Если перейдут на службу в Вооруженные силы. Найдутся ли в обеих системах достойные места для этих людей? Судьи все-таки. Да и офицеры одновременно.

Ну а дальнейшая судьба остального персонала военных судов, кажется, вообще мало кого волнует.

ЧТО ОСТАНЕТСЯ?

На нелогичность, предвзятость и излишнюю заполитизированность решения о ликвидации военной юрисдикции народным избранникам, президенту и всей команде нынешней власти указывали, кажется уже все, кто более или менее представляет его последствия.

«Такой подход к военным судам является, по нашему мнению, не взвешенным и предвзятым, а их ликвидация — преждевременной и нецелесообразной», — подчеркивается в заключении к законопроекту о судоустройстве, которое подготовило Главное экспертное управление Верховной Рады Украины.

В сухом остатке после расформирования военных судов:

1. Многотысячная армия силовиков остается без надлежащей и, главное, оперативной судебной защиты, в том числе и миротворческий контингент, дислоцирующийся за границей.
2. Сотни и тысячи нерассмотренных и вновь поступающих уголовных дел с участием военнослужащих, рассмотреть которые в максимально сжатые сроки (как это делалось до недавнего времени в военных судах) местные суды в силу своей перегруженности да и абсолютного незнания военной специфики будут просто не в состоянии.
3. Военнослужащие, подозреваемые в преступлениях, будут месяцами и годами томиться в изоляторах (поскольку, как мы уже сказали, местные суды и без того перегружены делами), а их сослуживцы в это время — служить и за себя и за подследственных, поскольку уволить их или взять на их место других людей законодательство не позволяет.
4. Дела, связанные с государственной тайной, попросту «зависнут» и пока даже неизвестно где, так как в местных судах не оборудованы секретные части (и денег на это пока бюджет не предусматривает), судьи не имеют допуска к государственной тайне, а соответственно, и к документам, которые регламентируют рассмотрение таких дела. Всю эту практику придется начинать изучать с чистого листа.
5. Практике рассмотрения дел на территории воинских частей, вероятно, придет конец. А это имеет громадное воспитательное и практическое значение для офицеров и солдат срочной службы.
6. В Украине существуют мобилизационные планы на особые случаи, согласно которым при возникновении особых условий (например, объявления военного положения) военные суды обязаны перемещаться вместе с войсками, обеспечивать мобилизационную готовность. Отсутствие военных судов существенно усложнит решение этих вопросов.

Военные суды существуют во многих странах мира, в том числе и в государствах Евросоюза, на требования которого ссылались реформаторы, принимая решение о ликвидации этого института в Украине. Яркий пример — Франция, где однажды уже ликвидировали все военные суды, а потом их пришлось создавать вновь.

Если у военных судов ничтожно малая нагрузка (а она действительно невелика), то можно было бы еще сократить их количество и количество самих судей. Или же передать им на рассмотрение все категории дел, в которых фигурируют не только военнослужащие, но и милиция, СБУ и налоговая служба, и выровнять нагрузку по сравнению с общими судами (для них это было бы огромным облегчением). Но зачем же полностью уничтожать всю систему, которая исправно работает?

Анна Николаенко, Бюро судебной информации

Читайте также: