Эра «живых бомб». К 10-й годовщине атаки камикадзе на эсминец США «Коул»

Памятная акция двух морских смертников, направивших 12 октября 2000 года напичканную взрывчаткой моторную лодку на эсминец ВМС США, находившийся в тот день на стоянке в йеменском порту Аден, без сомнения, стоит особняком в более чем длинном перечне акций террористов-смертников, ставших за последние три десятилетия неотъемлемым атрибутом многих вооружённых конфликтов.

При слове «камикадзе» в воображении сначала рефлекторно возникают образы японских пилотов-смертников, направлявших свои самолёты на американские корабли. Массированное применение тактики использования лётчиков, отправлявшихся в полёт в один конец, безусловно, само по себе является одной из интереснейших страниц в истории тихоокеанского театра Второй мировой войны.

В последний год войны эта тактика Императорского флота страны Восходящего солнца стала, по сути, единственным контраргументом в арсенале японских стратегов против мощнейшего американского флота, проламывавшего оборону Японской империи и неумолимо продвигавшегося к границам самой метрополии.

Собственно, Вторая мировая и превратила американский флот, занимавший до её начала далеко не ведущие позиции в мировой «табели о рангах», в безусловного гегемона океанских просторов, лавры которого в 70-е годы ХХ века разве что только отчасти смог поставить под сомнение лишь ВМФ СССР.

Осенью 1944 года, когда тактика камикадзе и была «запущена в производство», от японских пилотов требовали таранить прежде всего главную ударную силу ВМС США — авианосцы. Но довольно быстро (ввиду того, что у американских «плавучих аэродромов» оказались очень сильное зенитное вооружение и истребительное прикрытие, к тому же военная промышленность в Штатах пекла авианосцы как пирожки) целью атак стало любое судно под американским флагом. Именно поэтому в списке потопленных и повреждённых кораблей под звёздно-полосатым флагом часто встречаются транспортные суда, хотя основной удар приняли на себя, как и положено, корабли охранения в авианосных группах — эсминцы.

И уж совсем уникальный случай произошёл 20 марта 1945 года. Видимо, отчаявшись найти какую-либо цель, японский пилот обрушил свой самолёт на… подводную лодку. Это была субмарина «Дэвилфиш», находившаяся в момент атаки, разумеется, в надводном положении. Крайне любопытно, кстати, что хронологически самым первым кораблём, подвергшимся атаке камикадзе, оказался флагман австралийских ВМС — тяжёлый крейсер «Австралия», а самым последним — советский катер-тральщик КТ-152. Однако, конечно, атаки японских пилотов-смертников ассоциируются практически только с кораблями американского флота.

К сожалению, камикадзе так и не довелось навсегда остаться в анналах истории войны на просторах Тихого океана в 1944—1945 годах, в новейшую эру «божественный ветер» оказался крайне востребован. Теперь камикадзе уже ассоциируются не столько с летевшими навстречу своей и чужой смерти японскими пилотами, сколько с акциями террористов-смертников, которые сначала были настоящей диковинкой, а сейчас стали более чем привычным явлением. Практически не проходит и дня, чтобы мировые новостные агентства не передали сообщения о подрыве самоубийц в том или ином неспокойном районе мира.

География атак террористов-смертников с момента самой первой акции в 1981 году охватывает почти три десятка стран мира в Северной Америке, на Ближнем Востоке, в Азии, Африке и Европе, а также Россию. Если примерно до конца 2003 года точное количество таких терактов в мире ещё поддавалась учёту, то после начала активной фазы мятежевойны в Ираке, который буквально захлестнуло самое настоящее цунами нападений смертников, это, видимо, стало безнадёжным делом. Как бы то ни было, ареал действий камикадзе по степени масштабов их деятельности можно условно разделить на 3 группы стран.

Кстати, и первая удачная акция с участием террориста-смертника, положившая начало эре суицидального террора, случилась в Ливане той поры. 15 декабря 1981 года шахид из числа проиранских шиитов направил свой автомобиль на здание посольства Ирака в Бейруте (тогда шла ирано-иракская война), унеся с собой жизни 27 человек. Здесь неспроста стоит слово «удачная». Дело в том, что попытка самой первой атаки смертника предпринималась ещё раньше. 5 октября 1981 года камикадзе, принадлежащий к сирийским братьям-мусульманам, попытался протаранить на автомобиле посольство СССР в Дамаске. Ужасных последствий тогда удалось избежать благодаря простому советскому солдату Алексею Теричеву, нёсшему охрану внутреннего периметра посольства. Он смог застрелить камикадзе, автомобиль взорвался от пули, попавшей в бензобак (то есть не от целенаправленного подрыва). Тогда погиб сам Алексей, сирийский солдат, дежуривший снаружи и дочь одного их советских офицеров, игравшая неподалёку (ещё более сотни советских советников и членов их семей получили ранения).

К первой относятся те 5 стран, в которых произошло не менее 100 взрывов самоубийц. Это Ирак, Афганистан, Пакистан, Израиль и Шри-Ланка. Но даже внутри этой группы есть бесспорный лидер. Это, разумеется, Ирак. Именно он, где количество атак «живых бомб» перевалило за 1000, является единственной страной, по которой именно из-за широчайшего применения этой тактики отсутствует абсолютно точная статистика. Более того, несмотря на то что за последние пару лет количество атак смертников в Ираке по сравнению с предыдущими годами сильно упало, промежуточная на данный момент цифра актов суицидального терроризма, видимо, гораздо ближе уже к отметке в 2000, чем к 1000.

Далее следуют Афганистан и Пакистан, подвергшиеся ударам нескольких сотен камикадзе. Причём в Афганистане их пик пришёлся на середину «нулевых», хотя и сейчас они далеко не редкость в этой традиционной «горячей точке» планеты. В Пакистане же подавляющая их часть произошла с середины 2007 года, после знаменитого штурма пакистанским спецназом «Красной мечети» в Исламабаде, захваченном исламистами. Свыше 100 подобных терактов совершили смертники из радикальных палестинских группировок как в самом Израиле, так и против евреев на палестинских территориях (пик пришёлся на начало «нулевых»). Также свыше сотни атак организовали камикадзе на Шри-Ланке, где эту тактику в завершившейся в прошлом году гражданской войне очень широко применяли «Тигры освобождения Тамил Илама».

Самым резонансным терактом исламистов стала одна из первых их атак против иностранцев — 25 июня 1996 года начинённый взрывчаткой грузовик взорвался на американской военной базе в городе Аль-Хобар на побережье Персидского залива. Его жертвами стали 19 военнослужащих армии США, ранения получили свыше полутысячи. Исламисты преследовали две цели — убивать «неверных» и выставлять в крайне неприглядном свете королевскую семью, которая допустила на «землю Пророка» «крестоносцев» и тем самым «предала ислам».

Во вторую группу входят страны, испытавшие на себе суицидальный терроризм от 5 до 100 раз. Возглавляет этот список Россия, где с 2000 года произошло свыше четырёх десятков взрывов «живых бомб», которые не прекращают греметь в основном на Северном Кавказе. За нашей страной идёт Ливан, откуда, собственно, почти три десятилетия назад и началась современная история использования смертников. И если Ливан остановился «в росте» (практически все из трёх десятков атак относятся к первой половине 80-х годов, а последний раз подобное в Стране кедров произошло в 1999 году), то Россия, к сожалению, такими темпами только уходит в отрыв. К этой группе стран также относятся Марокко, Алжир, Сомали, Йемен, Саудовская Аравия, Турция и Индия.

И, наконец, в третьей группе стран, становившихся на данный момент жертвами этой варварской, но крайне эффективной тактики современного терроризма от 1 до 5 раз, оказались Аргентина, Индонезия, Уганда, Кения, Танзания, Мавритания, Тунис, Египет, Иордания, Кувейт, Иран, Великобритания и США. Последним по времени в эту группу «записался» Таджикистан, где смертник на автомобиле протаранил здание регионального отдела МВД 3 сентября 2010 года.

Излишне говорить, что «хит-парад» самоубийственных атак современности возглавляют атаки арабских смертников, устроивших в США 11 сентября 2001 года. Это были действительно мегатеракты во всех смыслах этого слова — по масштабам, резонансности, последствиям и, как бы это цинично ни звучало, по какой-то завораживающей зрелищности. С большой долей вероятности, можно утверждать, что терактов подобного масштаба, к счастью, больше не повторится.

Обжёгшись на молоке, западные (прежде всего американские) спецслужбы теперь предпочитают дуть на воду. Да и неоднократные угрозы главного идеологического рупора «Аль-Каиды» Аймана аз-Завахири «провести ещё более масштабные атаки в самом бастионе крестоносцев» так и остались пропагандистским блефом. Тем не менее символично, что именно с воздушным транспортом связан самый известный в мире теракт с участием смертников.

Как японские камикадзе нацеливали свои самолёты на американские корабли, так и 19 «воинов Аллаха» более чем полвека спустя превратили захваченные авиалайнеры в летающие бомбы-тараны. Были ещё смертницы, взорвавшие два российских пассажирских самолёта в конце августа 2004 года, но это представляет собой несколько другой случай, когда цель камикадзе заключалась именно в подрыве самолётов в воздухе.

Именно на «сухопутных» камикадзе приходится подавляющее большинство всех совершённых, совершаемых и, к сожалению, тех, которые ещё будут совершены, терактов с участием самоубийц. Привычной для простого обывателя стала фраза «пояс шахида», но и от «пешеходных» самоубийц, обвешанных взрывчаткой, стараются не отставать смертники, управляющие легковыми автомобилями и грузовиками. Немало кровавых дел совершили смертники на мотоциклах и велосипедах. При этом исполнителями, по разным данным, от четверти до трети всех суицидальных терактов в мире выступили женщины и подростки. Особенно часто они взрывали себя на Шри-Ланке, в Палестине и России.

Хотелось бы немного остановиться на некоторых малоизвестных эпизодах, относящихся к этой категории шахидов. Например, в Афганистане талибы вербовали в смертники животных, в первую очередь ослов, которых нагружали тротилом и дистанционно взрывали, когда мимо мирно бредущих по дорогам несчастных четвероногих проезжал или проходил патруль сил коалиции. А в Ираке известны несколько случаев того, как акции по самоподрыву проводили душевнобольные люди.

Самый известный теракт с их участием произошёл 1 февраля 2008 года, когда две женщины, страдавшие синдромом Дауна, взорвали птичий рынок в иракской столице, унеся с собой жизни 100 человек и ранив вдвое больше. Видимо, среди джихадистов тогда не обнаружилось желающих «в твёрдой памяти» попасть в рай, раз рекрутеры «Аль-Каиды» обратили свои взоры на пациентов багдадской психиатрической лечебницы.

Были ещё отмечены случаи того, как люди становились смертниками, не ведая об этом. Особенно эффективно эта тактика работала среди водителей на транспортных линиях, обеспечивавших американские военные базы в Ираке всем необходимым. На временных стоянках по пути следования в грузовики (в основном в цистерны с топливом для усиления поражающего эффекта) боевики незаметно подкладывали взрывчатку, которую позже дистанционно приводили в действие. Также с Ираком связан не имевший больше аналогов случай, когда смертником, точнее, смертницей стала белая европейка (именно коренная европейка, а не обжившаяся в Старом Свете иммигрантка).

Эта была бельгийка Мюриэль Дегок, которая, на своё несчастье, вышла замуж за радикального исламиста из Марокко. Тот так запудрил своей жене голову идеей иракского джихада против «крестоносцев», что она поехала в Месопотамию и 9 ноября 2005 года на одной из улиц в южной части Багдада взорвала себя в момент, когда мимо проезжал американский патруль. Но теракт не удался, погибла только сама бельгийская шахидка (и небольшое ранение получил один джи-ай).

В подавляющем большинстве случаев от действий смертников гибнут простые люди, однако в списке жертв камикадзе есть и несколько знаменитых личностей. В мае 1991 года от взрыва террористки-смертницы погиб очень популярный не только у себя в стране, но и в СССР премьер-министр Индии Раджив Ганди. Через 2 года смертник из числа «тамильских тигров» привёл в действие «адскую машинку» и убил президента Шри-Ланки Ранасинге Премадаса. За два дня до терактов 11 сентября двумя шахидами, прибывшими в Афганистан под видом журналистов, был убит лидер антиталибского Северного альянса, знаменитый Панджшерский лев Ахмад Шах Масуд. А относительно недавно, в самом конце декабря 2007 года, взрыв камикадзе унёс жизнь самой известной женщины-политика из стран третьего мира Беназир Бхутто.

Главной же сенсацией ливанской войны следует считать поразительный успех «Хезболлах» в бою против надводного корабля. Серьёзные повреждения получил корвет «Ханит», самый современный боевой корабль ВМС Израиля, последний в серии из трёх корветов типа «Эйлат» («Саар-5»). Эти корветы, построенные в США в 90-е годы, являются самыми мощными в мире в своём классе, по вооружению не уступая некоторым эсминцам. Повредить такой корабль, убив четырёх членов экипажа, — поистине выдающийся успех. В «Ханит» попала китайская противокорабельная ракета YJ-2 (она же С-802). Такие ракеты Китай в последние годы в больших количествах поставлял в Иран. Она невелика по размерам (длина — около 6,5 м) и весу (845 кг, из которых 165 приходится на боевую часть), так что доставить её в Ливан было совсем несложно.

Самой же малоизвестной страницей в истории суицидального терроризма остаются акции «живых бомб» на море. И хоть масштаб действий морских смертников просто несравним с атаками их сухопутных коллег, однако резонанс от них даже выше именно в силу своей необычности и штучности, которая во многом объясняется не столько определённой сложностью в исполнении такого рода акций в водной среде, сколько из-за выбора цели.

Надо сказать, что первыми использовать человека для атаки неприятеля в морской стихии додумались те же японцы во время всё той же войны на Тихом океане. Они использовали боевых пловцов-смертников (фукурю), начинённых взрывчаткой катера, управляемого смертниками (синьо и мару-ни), а также управляемые камикадзе торпеды (кайтен), которыми по цели выстреливали специально приспособленные для этого подлодки. Разумеется, масштаб действий морских камикадзе из страны Восходящего солнца оказался несравним со славой пилотов-смертников, в тени которых они так и остались, однако изрядно попортить кровь янки им удалось.

В истории современного морского суицидального терроризма нашлось применение двум первым способам атак неприятельских целей. Это и понятно. Всё-таки вид современного шахида в торпеде, для которой ведь ещё нужна и субмарина, был бы совсем уж фантасмагорическим зрелищем. А использование подлодок на службе у иррегулярных формирований в наше время было отмечено только у некоторых латиноамериканских картелей, использовавших их для транспортировки наркотиков.

Безусловными лидерами в частоте применения тактики морских «живых бомб» являются «тамильские тигры». Из примерно полутора сотен атак с использованием террористов-смертников, которые успели совершить островные сепаратисты, несколько десятков приходятся на специальные подразделения пловцов-смертников с аквалангами, которые подрывали себя в непосредственной близости от кораблей ВМС Шри-Ланки, и камикадзе на скоростных катерах, таранивших военные суда.

Для экипажей кораблей ланкийских ВМС морские смертники ТОТИ стали настоящей головной болью, однако эта страница и без того малоизученной у нас четвертьвековой войны на Шри-Ланке известна практически только специалистам. У тамильских морских камикадзе нашёлся «конкурент» (конечно же, «Аль-Каида»), который взял своё не количеством, а качеством, полностью затмив своими нападениями богатую историю «боевого пути» тамильских «фукурю» и «синьо».

6 октября 2002 года французский танкер «Лимбург» подвергся атаке исламского фанатика на моторной лодке со взрывчаткой. В результате взрыва погиб один матрос, ещё 12 получили ранения, а из образовавшейся пробоины в корпусе в море вытекло почти четверть из 400 тыс. баррелей сырой нефти. Примечательно, кстати, место произошедшего теракта — Аденский залив. В начале века в водах на южной оконечности Аравийского полуострова было ещё относительно спокойно, но тот теракт стал своеобразным предвестником нынешней анархии на этой крайне важной для мировой торговли коммуникации, которую сомалийские пираты превратили в самое настоящее гуляйполе. И уже тогда атака шахида на «Лимбург» привела к краткосрочному коллапсу морских перевозок в этой части света.

А совсем недавно, 28 июля 2010 года, крайне загадочная история произошла в Ормузском проливе, когда очень сильно тряхнуло японский танкер «Стар», шедший с иранской нефтью. Эксперты до сих пор не могут прийти к единому мнению насчёт случившегося. Полагают, что танкер мог наскочить на дрейфовавшую ещё со времён «Бури пустыни» в 1991 году мину, высказываются также предположения о сильной волне, спровоцированной произошедшим незадолго до этого землетрясением в Иране, а также о столкновении с субмариной и даже с китом.

Однако многие полагают, что имел место теракт, подобный тому, что случился с «Лимбургом» восемью годами ранее. Уж больно заманчивая эта цель для исламских радикалов — поставить под удар транспортную артерию, на которую приходится свыше 40% мировых перевозок нефти. Примечательно, что сразу после инцидента с японским танкером на исламистских сайтах «Аль-Каида» взяла на себя ответственность за произошедшее, которое она назвала атакой «мученика».

Однако самой известной и впечатляющей акцией морских камикадзе, несомненно, является атака на эсминец «Коул», в результате которой погибло 17 моряков и ещё почти 40 получили ранения. Буксировка повреждённого эсминца через полмира в американские доки, ремонт и замена на нём систем вооружения обошлись Пентагону в четверть миллиарда долларов. И вряд ли стоимость 300 кг взрывчатки и катера стоили организаторам столь дерзкого нападения даже миллиона зелёных. Но дело, конечно, не в деньгах, с этим у террористов никогда проблем не возникает.

Одно дело — таранить огромный и безоружный танкер, на который шахидам, едва завидев издалека, можно без риска провалить свою миссию нестись на катере с криками «Аллах Акбар!», а другое — один из новейших и сильнейших в своём классе боевых кораблей «Большого Сатаны», плавучий символ «цитадели крестоносцев и мирового сионизма». Про громадный психологический и пропагандистский эффект, достигнутый радикалами от Аллаха, и говорить не приходится. Ведь всего пара шахидов нанесла американцам сильный удар как в прямом (причинив серьёзные повреждения судну и отправив на тот свет почти пару десятков «неверных»), так и в переносном смысле слова (показав уязвимость своего главного врага, подорвав его военный корабль, пусть даже и неподвижный).

ЗУР «Стандарт-SM3» запускаются с борта крейсеров типа «Тикондерога» и эсминцев типа «Орли Берк», оснащённых системой «Иджис» (Aegis). Каждый из 22 крейсеров типа «Тикондерога» может нести до 122 ЗУР, первые 33 «Орли Берка» — до 90, следующие — до 96 ЗУР (сейчас в составе ВМС США более 50 эсминцев этого типа, строительство серии продолжается).

Всё-таки одно дело, когда американский конвой на какой-нибудь багдадской улице подрывает машина со смертником, которую практически никак не выделишь из двигающегося мимо транспортного потока. И совсем другое дело — стать обладателем своего рода «теракта-эксклюзива», который ни до, ни после никому повторить не удалось. Успешная атака морских камикадзе осенью 2000 года вызвала бурю восторга у радикальных исламистов всех стран и народов и резко подняла акции «Аль-Каиды», став предтечей терактов уже в самих Штатах менее чем через год.

Конечно, тогда, в год миллениума, ещё не было войны с «международным терроризмом». США тогда и подумать не могли, что кто-то, да ещё на катере, может бросить вызов их военно-морской мощи. То есть о потере бдительности вроде как говорить не приходится, и получается, что упрёков команда «Коула» не заслуживает. Однако есть один нюанс, который заставляет взглянуть на ситуацию несколько по-иному.

Дело в том, что за девять месяцев до подрыва «Коула» в самом начале 2000 года, в том же самом Адене «Аль-Каида» уже планировала взорвать другой эсминец ВМС США «Салливанс» (кстати, одногодок «Коула»), зашедший в йеменский порт. Однако осуществлению этого замысла помешало прямо-таки комичное обстоятельство. Видимо, желание радикалов побыстрее подорвать ненавистную цель было столь велико, что в азарте подготовки к своей акции они явно не рассчитали грузоподъёмность катера и сверх меры перегрузили его мешками со взрывчаткой. Как только катер со смертником стал выдвигаться на ударную позицию, он быстро затонул, что и поставило на затее террористов жирный крест. То есть уже тогда «Аль-Каида» своей неудачей сама же и послала янки ясный сигнал о своих совсем не добрых намерениях, к которому по крайне мере руководство разведки ВМС США, будь оно более компетентным, обязано было отнестись со всей серьёзностью. Что ж, неумение хотя бы из чего-либо иногда извлекать уроки, получается, свойственно не только нам.

Сергей Кузнецов, Частный корреспондент

Читайте также: