Зло №1

Команда Виктора Ющенко давно уже не у дел. Но соратники нынешнего президента не успокаиваются. В этот раз борьба идет за звание первых борцов с коррупцией в стране. На днях Конституционный суд огласил решение относительно соответствия Основному Закону ряда норм трех антикоррупционных законов, которые в Верховную Раду подал еще Виктор Ющенко. Вступить в действие документы должны с 1 января 2011 года.

Пакет законов «Об основах предотвращения и противодействия коррупции», «Об ответственности юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений» и «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно ответственности за коррупционные правонарушения» парламент принял в июне 2009 г., но под давлением судейского корпуса его заблокировали в апреле этого года. И вот КС принял решение, вследствие которого из текста документов изымаются некоторые жесткие нормы.

Интим предлагать

Эти события — хороший повод напомнить о нашем всеобщем зле. Определение коррупции звучит сухо: злоупотребление служебным положением в корыстных целях. На деле она вездесуща и многолика. Это не только взятка или банальное обворовывание своего учреждения. Звонок по личному делу с рабочего телефона за счет своей фирмы — мелкий, но уже подпадающий под дефиницию коррупционный акт.

Коррупция бывает малой и большой. Малая начинается в школах, где учителя принимают подарки за то, что они и так обязаны делать. О большой коррупции знают все. Это теневая экономика, миллионные взятки, лоббизм, заказные решения судов, распил бюджета и прочее, прочее.

У этих проявлений есть несколько общих черт.

1. Коррупция — интимный акт. Между взяткодателем и взяточником устанавливаются доверительные отношения. Кумовство и местничество предполагают личное доверие, поэтому они тесно связаны с коррупцией. Это означает, что взятку у человека с улицы умный коррупционер не возьмет.

Во время коррупционного акта с его участниками происходит удивительная метаморфоза.

Из рядового просителя взяткодатель превращается в привилегированного человека. Ощущение защищенности, обласканности, словно вас принимают в тайный орден своих — сладкая наживка, на которую ловятся многие. На этих ощущениях паразитировал советский блат. Коррупция, его дитя, переняла от отца его коварный метод.

2. Коррупция — это всегда нарушение правил, инструкций, законов, писаного или неписаного порядка вещей. Один человек, с которым пришлось работать, долго вел бизнес в Канаде. Как-то он заметил: наши люди отличаются от цивилизованных неумением следовать законам, правилам, инструкциям.

На заре ХХ в. социолог Макс Вебер писал, что капитализм — явление сугубо западного общества. Вообще, суть западной культуры — рационализм как введение понятных правил и четкое им следование. Капитализм, по мнению Вебера, это рационализированная алчность.

В идеале он предполагает не коррупцию, а конкуренцию, открытое честное соревнование, четкие правила поведения, законы, которым подчиняются все. Не хотелось бы углубляться, был ли капитализм когда-то таким и в каком веке. У нас коррупция — это системный элемент капитализма, и основывается эта модель на славянском менталитете.

3. Коррупция всегда недемократична, потому что не предполагает конкуренции, состязания. Беда в том, что она всегда решает вопросы за счет кого-то. На первый план выходят такие качества личности, как пронырливость, умение втираться в доверие, а то и просто наличие родственников на нужном посту. Люди же с талантом оттираются на второй план. Эту сторону коррупции хорошо видно при поступлении в вузы, когда бездари занимают места по-настоящему одаренных людей.

Ядро проблемы — на Западе при деловых контактах вас оценят прежде всего по способностям, и только потом — по личному обаянию или толщине вашего кошелька. У нас ценится другое: сможете ли вы найти подход к нужному человеку, не будете ли болтать, легко ли пойдете на нарушение закона и т. д.

Система самоуничтожения

Уничтожение таланта в масштабе всего общества — основное преступление коррупции. Она душит всякое проявление здоровой инициативы. Отсюда вся наша беспросветная нищета и незащищенность.

То, что в Украине коррупция — системное явление, сомневаться не приходится. Она охватывает все сферы общества, приобретая формы от мизерных до самых масштабных. Начинается она с автобусного билета за 1,50 грн. По молчаливому сговору (условие — действующие лица должны знать друг друга, что, поверьте, вполне реально) вы покупаете у кондуктора два билета вместо одного, но один из них, как было бы положено, вам не пробивают. Выгоду получаете вы и кондуктор. Проигрывает городской бюджет.

Пример самой масштабной взятки — кредит в $4 млрд от одной страны в обмен на открытие для нее внутренних и сырьевых рынков Украины. Эта сделка — пример коллективной коррупции, так как кредит будет частично разворован, частично уйдет на поддержку экспортеров через валютные интервенции НБУ.

Вряд ли склонность к коррупции касается всех поголовно, но она характерна для критической массы людей в нашем обществе. Народ, привыкший сидеть на этой игле, не имеет шансов выжить в борьбе наций на мировой арене — коррупция снижает конкурентоспособность страны. Существует понятие «микроструктура принятия решений». Если в миллионах случаев решения принимаются не лучшим образом, когда ищут не эффективности, а «интима», то и жизнь всего общества меняется не в лучшую сторону. И пока это будет продолжаться, мы будем все время проигрывать.

Похоже, власть имущие имеют смутное представление о масштабах коррупции в стране. Либо скромно умалчивают об этом.

По словам президента Виктора Януковича, из каждого миллиарда бюджетных средств через коррупционные механизмы разворовываются около 20%, или 200 млн грн. То есть масштабы коррупционного воровства достигают более 50 млрд грн в год. А в ГУБОП МВД Украины считают, что сумма самой крупной взятки, которую они выявили в этом году, составляет 2,5 млн грн. Средняя сумма взяток по стране — 50 тыс грн.

Главный приговор злу №1 — оно понижает качество жизни, помогая отравлять воздух и воду заводам и комбинатам, оно делает нас беззащитными перед произволом и насилием. Милиция уже не желает нас охранять — лучше контролировать проституток или крышевать продажу наркотиков. Если с вами или родными случилась беда и у вас нет «концов» в правовой системе, рассчитывать на справедливость не приходится.

Существует предел, когда коррупция начинает угрожать основам существования общества. Мы уже прошли этот предел. Свидетельство тому — неуклонное сокращение численности населения страны.

Травля крыс

Коррупцию надо травить, как крысу. Конечно, убить ее до конца никогда не удастся — всегда найдутся те, кто ищет легких путей. Но ограничить ее можно.

Коррупция бытует при наличии предпосылок: кумовства и землячества, слияния бизнеса и власти, отсутствия политической воли у руководства страны и селекции людей, способных бороться с этим злом. Ограничив эти явления, можно ограничить и большую коррупцию.

1. Непотизм. Для коррупции необходимо доверие участников, чтобы информация о противозаконном и порицаемом акте не выходила за рамки узкого круга лиц. Лучше всего создают круговую поруку родственные, кумовские и земляческие связи. Поэтому антикоррупционная реформа должна содержать поправки к законам о госслужбе и другим законодательным актам, которые бы запрещали пребывание родственников (близких и дальних) и кумовьев на руководящих постах в одной и той же госорганизации, а также пребывание указанных лиц в госорганах, непосредственно пересекающихся в деятельности. Также лиц, претендующих на должность, предполагающую принятие решения (те, кто ставит подписи под распоряжениями) или где есть распоряжение материальными ценностями, принимать на работу только по конкурсу.

2. Сращение бизнеса и власти. Эта предпосылка не менее благодатна для коррупции, чем кумовство. Бизнес, по определению действующий в отношениях конкуренции, не может считаться таковым, если существует благодаря власти. Общество со сбалансированными интересами и оптимизированными отношениями зиждется на сепарации бизнеса от власти, исполнительной и законодательной. Если бизнесмен хочет влиять на власть и лоббировать, он может это делать путем ведения информационных кампаний, спонсирования партий и наделения общественных организаций и партий полномочиями представлять интересы лично его группы, его класса. Предложения здесь таковы.

Принять поправки к законам о выборах народных депутатов, выборах депутатов местных советов и в органы самоуправления, а также к законам о статусе народного депутата, о госслужбе и т. д. Суть поправок: бизнесмен (для парламента — крупный и средний бизнес, для местных советов — включительно и малый), а также его близкие родственники не имеют права быть: а) чиновниками, б) депутатами парламента, в) избранными лицами — мэрами или главами местных советов, г) депутатами местных советов. Также все виды спонсорства и прочего взаимодействия с партиями и общественными организациями должны четко регламентироваться законом.

3. Жесткий мониторинг расходов чиновников. Эта мера действует во всех развитых странах. Она предполагает не только внесение изменений в законодательство, но и кропотливую честную работу налоговых органов.

4. Наличие политической воли и селекция людей, способных бороться с коррупцией. Без политической воли руководства страны коррупцию не истребить. Рыба ведь гниет с головы. А если голова светлая, добрая и волевая, просветлеет и общество. Пожелания здесь, конечно, наиболее спорны. И все же. Следует создать особый орган по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти (идея создания Бюро национальных расследований неплоха). Наделить этот орган правом давать рекомендации при кадровом отборе «крысоловов» — профи, морально готовых отлавливать коррупционеров.

При отборе таких лиц руководствоваться в первую очередь незапятнанностью связями и коррупционными делами. Кандидат также не должен иметь родственников и кумовьев в органах власти и бизнесе. Этот человек должен быть чист в лично-бытовом отношении. Следует также законодательно запретить быть чиновниками, а также избираться в депутаты всех уровней лицам, у которых были судимости. Лица, проходившие по уголовным делам как свидетели, должны быть «просвечены» указанным выше специальным органом. Если не упразднить, то сделать более мягкими условия лишения депутатов неприкосновенности.

5. Перед законом все равны. Вор должен сидеть в тюрьме — эта истина должна воплотиться в жизнь, даже если придется посадить половину взрослого населения страны. Исключений быть не должно, иначе придется наблюдать очередной раунд нашего национального вида спорта — имитации борьбы с коррупцией.

Подготовительные меры

Осознает ли наша власть необходимость победы над злом №1? Или она — дежурный рой пчел, ожесточенно борющийся с медом?

Не так давно Виктор Янукович обещал наказывать «каленым железом» всех, кто соблазнится на собственность украинского народа. Пока никого не посадили — дела обычно расследуют долго. К суду готовы только дела Анатолия Макаренко и Игоря Диденко, посягнувших на газ «РосУкрЭнерго». Эти люди — соратники Тимошенко, поэтому закрадывается подозрение, что быть оппозиционером и коррупционером на сегодня — одно и то же.

Нельзя сказать, что власть ничего не делает. Скажем, идут чистки в МВД. За допущение правонарушений в служебной деятельности там возбуждено 462 уголовных дела. Хотелось бы видеть, сколько из них закончится позитивным решением суда — это будет тест на искренность намерений руководства МВД. Впрочем, в других ведомствах по поводу очищения рядов вообще молчат.

Кое-что делает президент. Он создал Национальный антикоррупционный комитет во главе с самим собой, проявляет интеллектуальную активность уполномоченный правительства по антикоррупционной политике. Юный уполномоченный (ему 33 года) создал антикоррупционные подразделения во всех госорганах. Но почему-то об их работе ничего не слышно. Также в парламенте зарегистрирован законопроект «О Национальном бюро антикоррупционных расследований». Дело было в марте, но до сих пор депутаты не удосужились закон рассмотреть. Видно, увлеклись более интересным занятием — ощипыванием оппозиционных фракций.

Зато старается КС. Он признал неконституционным ряд важнейших норм из упоминаемого пакета трех законов. Например, одну из принципиальных норм, предусматривающую спецпроверку сведений о привлечении к уголовной ответственности и ответственности за коррупционные правонарушения, подлинности информации о доходах, их источниках и обязательствах финансового характера, данных о состоянии здоровья, научной степени и ученом звании не только в отношении лиц, претендующих на чиновничьи должности, но и их близких.

Заметно, что власть больше занята подготовительными, организационными мероприятиями по антикоррупционной реформе, чем самой борьбой с коррупцией. Как только пройдут суды и виновные будут наказаны, можно будет говорить об искренности нынешней власти. А пока остается надеяться, что искоренение зла №1 станет синонимом обещанного Януковичем наведения порядка.

Юрий Зущик, газета «Новая»

*****

«КОЛЯДНИКИ» И ПРАВЕДНИКИ

Думаю, не я одна, а и многие мои сограждане пребываем в тревожном ожидании: понесет ли все-таки печально известный судья Зварич наказание в соответствии с законом? Или, чего доброго, окажется в очередном списке лиц, представленных к государственным наградам? Ну, например, ко Дню Конституции. Или Дню Независимости. Нет, лучше ко Дню юриста.

Если бы не прецеденты в совсем недавнем прошлом, у меня бы не возникла такая крамольная мысль даже с похмелья. Но почему бы и нет? Вот, скажем, Конституционный суд в течение одного заседания вернул страну в «прекрасное прошлое». А «колядника» два года мурыжат в СИЗО — «от выборов до выборов», наплевав на общественное мнение и явные, не опровергнутые факты из его приснопамятной пресс-конференции. А суд и в ус не дует.

Итак, целый сонм судей, облаченных, кажется, не в мантии, а в ореолы внезапно свалившегося на них счастья, подарившего шанс мгновенно переродиться из тех, кто еще вчера рассматривал дела о мелких кражах, в раскройщиков Основного Закона государства, в одночасье подписали приговор здравому смыслу. И если с Конституцией можно так поступить, то с денежным мешком в судейской мантии и подавно. Или нет?! Как говорится, поживем — увидим. Не такое видали.

Я же, когда речь заходит о «колядниках» всех мастей, вспоминаю один эпизод из своей юности. Яркий, словно вспыхнувший факел на фоне вечернего неба. Грандиозный случай, если оценивать его с сегодняшней колокольни. Это было приблизительно в середине 80-х годов прошлого столетия. В Черновцах. Мой дядя Иван, которого я с детства, когда еще лепечущим языком не могла внятно произнести «Іванко», называла «Янко», со сложнейшим диагнозом лежал в областной больнице. Я его навещала почти каждый день. Он все хорохорился — не поддавался болезни. И врачи, сказать по правде, не отходили от него ни днем, ни ночью.

Хорошие были врачи. Не по звонку, не по блату работали — по совести. Приближался день выписки. Однажды дядька Янко, заговорщицки подмигнув, вывел меня в коридор и шепотом посвятил в планы «спецоперации». Мол, он узнал, когда дежурит по отделению его лечащий врач Борис Иванович, в тумбочке уже лежит для него «презент», и «тебе, дочка, предстоит совсем малое — занести пакет в кабинет так, чтоб никто не видел».

Сказано — сделано. Вечером я забрала у Янка пакет и отворила дверь в ординаторскую. Борис Иванович приветливо улыбнулся и, оторвавшись от бумаг, сообщил мне, что дядю переводят в другое отделение, посоветовав из-за этого не паниковать. Мы перебросились еще словом-другим, и я, краснея, поставила у ножки его стола приготовленный пакет: бутылка хорошего коньяка, литровая банка карпатского меда, коробка шоколадных конфет, баночка кофе (откуда только она взялась в те дефицитные времена у сельского дядьки?) и кусок копченого домашнего мяса. Поблагодарив врача, я открыла дверь в коридор… Ох, лучше бы у меня в тот вечер случилась диарея! Как стыдил меня немолодой уже доктор за безобидное приношение! С каким тяжелым сердцем несла я затем тот пакет домой!

Когда я вспоминаю эту историю, то невольно благодарю черновицкого пульмонолога Бориса Ивановича, преподавшего мне тогда два важных урока: отношения к своему делу и человеческой порядочности. Ни орденов, ни званий у этого прекрасного врача, к слову, не было. Но не гримаса ли жизни: спустя четверть века после того памятного события я с нетерпением жду разрешения коллизии — осудят или наградят судью-«колядника», опозорившего свою профессиональную корпорацию? И заставившего подозревать в нечистоплотности его коллег. Среди которых, все-таки верю, есть немало честных людей. Почему же мы все реже их замечаем?

Мария Матиос, СН

Читайте также: