Телефонные воры и дальше могут спать спокойно

Основная цель базы IMEI – борьба с «серым» импортом мобилок. Кроме того, на базу IMEI возлагается и еще одна функция: нововведение должно помочь милиции искать украденные телефоны. Но вот поможет ли?..

Операторы вскоре должны быть готовы отключать мобильные телефоны, завезенные не легально. Вычислить такие трубки поможет специально созданная госорганами база данных. В нее занесены только серийные номера аппаратов (IMEI-коды), импортированных официальным путем. Телефоны, которые в этой базе отсутствуют, не должны обслуживаться мобильными операторами. В итоге без связи рискуют остаться абоненты, которые приобрели телефоны у нелегальных поставщиков или привезли из-за границы, не задекларировав их.

База IMEI создавалась общими силами Национальной комиссии по вопросам регулирования связи, государственного центра радиочастот («Укрчастотнадзора») и частных компаний, торгующих электроникой (например, «Unitrade Group»). Реализации проекта началась еще весной 2009 года. Операторы мобильной связи долгое время не начинали полноценно эксплуатировать IMEI-базу. Они аргументировали это технологической неготовностью. Последний озвученный срок окончания техподготовки – начало декабря этого года.

Основная цель базы IMEI – борьба с «серым» импортом мобилок. Кроме того, на базу IMEI возлагается и еще одна функция: нововведение должно помочь милиции искать украденные телефоны.

Как милиция ищет украденные телефоны по IMEI?

Искать украденные телефоны по серийным номерам милиция могла и до того, как появилась база IMEI.

Поэтому, чтобы милиция начала искать пропавший телефон, как и раньше, первым делом потерпевший должен написать заявление. В нем, помимо персональных данных, указывается IMEI-код мобильного и телефонный номер. «В подтверждение того, что телефон с заявленным кодом принадлежит потерпевшему, он должен предоставить коробку – на неё тоже нанесен IMEI», — рассказал «proIT» собеседник в правоохранительных органах.

По его словам, если человек не знает IMEI своего телефона, то теоретически его всегда можно узнать по номеру SIM-карты у мобильного оператора. Но как доказать, что этот телефон принадлежит потерпевшему? В качестве доказательств как раз и требуется коробка и документы на телефон.

После получения всех подтверждений, в милиции составляется запрос на поиск телефона в специальное подразделение Министерства внутренних дел, которое сотрудничает с мобильными операторами.

Если воры оставили телефон включенным, то мобильный оператор может предоставить информацию о новом номере этого телефона. Иногда очень точно, а иногда не совсем.

«Точность определяется радиусом действия базовой станции, которая обслуживала данный телефон. В городской черте местоположение определяется более точно, а за городом –менее точно», — рассказал «proIT» начальник отдела безопасности «МТС-Украина» Дмитрий Винцевич.

Впрочем, как утверждает источник «proIT» в МВД, даже приблизительных данных об абоненте хватает для поиска.

«Не обязательно знать точное местонахождение, главное знать, в каком городе находится украденный телефон. Если, допустим, милиция определила местонахождение – многоэтажный дом – не будет же милиционер бегать по всем этажам и проверять IMEI каждого телефона! Просто определяется номер SIM-карты, а после этого сотрудник милиции перезванивает на этот номер и договаривается о встрече с этим человеком», — рассказал собеседник «proIT».

На этом этапе всё зависит от умения оперативника войти в доверие и установить контакт с пользователем украденного телефона.

Поможет ли система IMEI в поисках воров?

Когда начнутся первые отключения «нелегалов», база IMEI по идее чиновников должна проявить себя в лучших качествах.

Как утверждает директор «Укрчастотнадзора» (один из инициаторов базы IMEI) Павел Слободянюк, вместе с отключениями «серых» мобилок появится возможность отключать и ворованные телефоны. Это, по мнению чиновника, должно лишить преступников энтузиазма в воровстве.

«Если гражданин законно подтверждает кражу мобильного телефона правоохранительным органам, то они присылают нам номер кода и мы вносим его в черный список. И это будет сигнал и прямая обязанность всех операторов — не обслуживать этот телефон. Тут сразу может решиться проблема. Ведь если телефон нельзя использовать, зачем его воровать?», — считает Слободянюк.

Источник «proIT» в МВС добавляет, что база IMEI также позволит сократить сроки поиска украденных терминалов. И милиция, и «Укрчастотнадзор», и мобильные операторы будут работать сообща с единой базой. Это поможет избежать дополнительной работы, которая сейчас делается вручную.

Подводные камни

Система поиска похищенных телефонов по IMEI даже после начала ее полноценной работы все равно не будет идеальным инструментом милиции. Есть вещи, которые попросту нельзя просчитать наперед.

Во-первых, вычислить преступника можно, только если он оставит украденный телефон включенным. Так что если похититель сразу же выключит телефон и продаст его «на запчасти», то найти его уже не смогут.

Во-вторых, сроки поиска телефонов по-прежнему зависят от законодательства. А как раз оно позволяет милиции искать потерянный телефон на протяжении 15 лет (!). Этот срок сокращается для резонансных преступлений – например, если произошло убийство или разбойное нападение с кражей телефона.

Поэтому обычно у вора есть время, чтобы избавиться от украденного.

Ведь предоставить милиции информацию о местоположении абонента оператор может только по предписанию судов в ходе разбирательств по кражам по запросу следователя. Такое решение он получает, как правило, за 2-3 дня.

Немаловажна и стоимость украденного. Чем выше цена телефона, тем больше шансов его найти. За дешевые мобилки, в большинстве случаев, милиция даже не берется.

«Бывает, что люди пишут заявления для телефонов, которые стоят 200 гривен. Естественно, кто будет расследовать такую кражу? У милиции полно других, более важных дел. И если искать телефоны по 200 гривен, то у нас людей не хватит», — рассказал собеседник «proIT».

Поэтому если абонент потерял дешевый мобильник, то шансы его найти, как с работающей базой IMEI, так и без нее, близятся к нулю.

Автор: Виктория Власенко, «proIT»

Читайте также: