Анатомия атома: что делать с АЭС?

Авария на японской АЭС «Фукусима-1» поставила под сомнение будущее атомной отрасли. Но открыла большие перспективы для альтернативной энергетики.

Жители небольшого крымского городка Щелкино, как и большинство крымчан, живут за счет трех месяцев в году. Летом здесь собираются толпы туристов, а в осенне-зимний период жизнь замирает. Щелкино на крымской карте могло бы и не быть вовсе. Город построен в конце 1970-х специально для обслуживания возводящейся Крымской АЭС и даже свое название получил в честь советского физика-ядерщика Кирилла Щелкина.

Но практически достроенная станция была заброшена после аварии на Чернобыльской АЭС — жители Крыма выступили категорически против соседства с «мирным атомом». Доводы относительно дефицита электроэнергии на полуострове казались неубедительными.

Станцию практически растащили на металлолом, но оставшийся от нее каркас привлекает толпы туристов. Жителям 10-тысячного городка недостроенная АЭС тоже приносит доход — за 100 грн. мест­ные таксисты не только отвезут к станции, но и проведут небольшую экскурсию.

«Чернобыльский синдром» или «атомный ренессанс»?

После чернобыльской аварии многие государства приняли решение заморозить атомные проекты или же аннулировать планы по строительству новых блоков. Это явление вскоре получило название «чернобыльский синдром». Атомной отрасли и ее лоббистам понадобилось практически 20 лет для того, чтобы убедить мир в безопасности ядерной энергетики. Буквально три года назад европейские, арабские, а также дальневосточные страны заявили о планах по строительству десятков новых АЭС или блоков, что энергетические эксперты назвали «атомным ренессансом».

Впрочем, эти усилия нивелировались в течение одной мартовской недели нынешнего года. Авария на АЭС «Фукусима-1» в Японии внесла коррективы в «атомные» планы большинства стран. В течение нескольких дней после аварии решение о выводе из эксплуатации семи энергоблоков, построенных до 1980 года, и приостановке новых проектов в атомной сфере приняла Германия. Немцы могут пойти на такой демонстративный шаг, ведь в течение последних нескольких лет страна является лидером Евросоюза по развитию альтернативной энергетики.

С середины 2000-х правительство Германии приняло ряд важных программ, которые стимулировали развитие чистой энергетики. Приостановить атомные проекты также решили Швейцария и нескольких других стран. Подобное заявление сделали и китайские власти, хотя еще в текущем году у страны были грандиозные планы в этом отношении. К пулу «ненавистников атома» присоединилась и Венесуэла, только в октябре прошлого года подписавшая соглашение с «Росатомом» о строительстве новой АЭС мощностью 4 ГВт. Президент страны Уго Чавес заявил об отказе страны от «мирного атома».

Украина же пока не может отказаться от своих атомных проектов. Речь идет как о планах по повышению безопасности действующих станций и продлении сроков их эксплуатации, так и о достройке двух энергоблоков на Хмельницкой АЭС. Предоставить $4 млрд для реализации последнего проекта в конце прошлого года согласился российский Сбербанк. Кроме того, Украина и Россия в прошлом году договорились о строительстве у нас завода по производству ядерного топлива для нужд 15 существующих энергоблоков. «Украина не собирается замораживать проекты строительства энергоблоков, — заявил на пресс-конференции 17 марта Юрий Недашковский, президент ГП НАЭК «Энергоатом». — И никоим образом ситуация, сложившаяся в Японии, не повлияет на планы по строительству завода по производству топлива».

Аргумент «за» или «против»?

Главный довод украинских атомщиков — безопасность так называемых блоков «третьего поколения». Изначально Украина рассматривала возможность реализации проекта АЭС-2006, который многие про­тивники развития атомной энергетики считают «экспериментальным». Но в итоге правительство выбрало реакторную установку типа В-392, который успешно работает в ряде стран (к примеру в России и на Тайване). В отличие от японского типа реактора, который может работать без энергоснабжения сутки, российский В-392 может выдержать до 72 ча­сов работы в автономном режиме.

Кроме того, реакторы «третьего поколения» обладают «ловушкой расплава» (устройство локализации расплава активной зоны реактора), способной удерживать радиоактивные материалы даже в случае аварии. Впрочем, эксперты не считают доводы относительно безопасности блоков третьего поколения убедительными.

Но все же главным аргументом в пользу развития атомной энергетики служит отсутствие альтернативы в силу дешевизны производимой электроэнергии. Впрочем, и эти утверждения вызывают ожесточенные споры среди экспертов. К примеру, несколько лет назад американская компания Duke Energy, которая планировала заниматься строительством АЭС в Штатах, представила свою оценку капзатрат. Взяв за исходную стоимость $2500 за 1 кВт, капитальные затраты на одну только электроэнергию превысили 4 цента. Кроме того, затраты могут увеличиться на 1-2 цента/кВт-ч в ходе самого строительства в зависимости от кредитных ставок.

К примеру, Areva NP (французско-немецкая компания, занимается разработкой и производством оборудования для АЭС) в настоящее время не может закончить проект строительства атомного блока в Финляндии. Стоимость установки, с которой начинались слушания по строительству в 1992 г., оценивалась изначально в ?2,5 млрд, к июню 2010 г. она составила уже ?5,5 млрд. Такое удорожание — частая практика в атомной отрасли.

К тому же следует учитывать расходы на топливо, а также эксплуатацию и поддер­жание безопасной работы АЭС. По оценкам специалистов американской компании, на эти статьи расходов в стоимости 1 кВт-ч приходится 1,5-2 цента. Об условной «дешевизне» атомной энергетики говорят и отечественные эксперты. «После принятия норм Киот­ского протокола самая дешевая стоимость 1 МВт установленной мощности — у ветроэлектростанций.

В случае атомной станции 1 МВт установленной мощности стоит $6 млн, ветро­станции — $1,2 млн», — утверждает Вадим Точеный, руководитель национального проекта «Энергия природы». — Зеленая и атомная отрасли энергетики сегодня считаются самыми «чистыми», в процессе работы они не загрязняют окружающую среду. Но в случае с АЭС нужно учитывать добычу, транспортировку и необходимость захоронения ядерного топлива. Здесь мы сразу отходим от критериев экологичности».

О том, что дешевизна электроэнергии, производимой на АЭС, весьма условна, говорит и тот факт, что крупный бизнес не занимается проектами в атомной энергетике — слишком высоки риски. «Россия несколько лет назад объявила, что ищет иностранных инвесторов для строительства атомной станции в Калининградской области. Инвесторов нет, потому что ни один серьезный бизнес не решится вкладывать в такое рискованное мероприятие средства», — рассказывает Андрей Ожаровский, эксперт международного объединения «Беллона».

Альтернатива есть?

Практически сразу после японской аварии во всем мире начали расти цены на традиционные энергоносители. Так, на прошлой неделе компании Exxon Mobil Corp. и Chesapeake Energy Corp. в своих прогнозах предположили значительный рост спроса на природный газ в ближайшем будущем. После появления новостей об аварии на японской АЭС фьючерсы на природный газ подскочили на 11%. В дальнейшем цены на углеводороды будут только расти.

В отличие от электроэнергии, производимой с помощью традиционных энергоносителей, стоимость энергии, получаемой из возобновляемых источников, в последнее время, напротив, снижается.К примеру, стоимость солнечных модулей с 2008 по 2010 годы упала практически на 25% и, по прогнозам отраслевых ассоциаций, в ближайшее время будет и дальше снижаться. К тому же грандиозный потенциал есть и у самой технологии.

«К примеру, главная перспектива солнечной энергетики заключается в повышении эффективности преобразования солнечного излучения. В настоящее время средний КПД солнечной батареи составляет 14-17%. Даже для традиционной кремниевой технологии вполне реально достичь КПД около 20%, а значит, есть куда расти. И очень важно, что этот рост может быть стремительным», — считает Дмитрий Лукомский, директор по развитию бизнеса компании «Рентехно» (см. спецпроект «Альтер Энерго» «ВД» №11).

В свое время Крымская АЭС должна была избавить полуост­ров от дефицита электроэнергии. С момента Чернобыльской аварии, которая поставила крест на одном из самых амбициозных проектов бывшего Советского Союза, прошло 25 лет. Крымский полуостров до сих пор только на 10% удовлетворяет собственные потребности в электроэнергии. При этом именно автономию называют самой перспективной площадкой для развития альтернативной энергетики уже последние пять лет. Но реализованных проектов в этой отрасли очень мало.

Украинское правительство оценило стоимость строительства двух энергоблоков на Хмельницкой АЭС в 33 млрд грн. Эти деньги c таким же успехом можно было бы потратить на реализацию программ в альтернативной энергетике. К примеру, Германия с помощью госпрограммы «100 тысяч солнечных крыш» смогла в течение нескольких лет довести долю возобновляемой энергетики в энергобалансе до 10%.

«Альтернативная энергетика уже является приоритетом для Украины. Поэтому сказать, что после произошедшего в Японии на нее будет сделана еще большая ставка, нельзя. У нас уже есть цели — 30% возобновляемых источников в общем энергобалансе до 2030 года, но у нас не менее амбициозными были планы и ранее. Все зависит от политического решения и непосредственно от реализации заявленных планов», — считает Елена Рыбак, директор Европейско-украинского энергетического агентства.

По данным Всемирной ядерной ассоциации (World Nuclear Association, WNA), на сегодняшний день АЭС обеспечивают около 14% мировой генерации. Некоторые страны, среди которых Япония, Финляндия и Германия, зависят от атомной энергетики практически на 25%. Доля атомной энергетики в украинском энергобалансе на сегодняшний день составляет около 44%, а это означает, что Украина вряд ли в ближайшее время сможет отказаться от ее использования полностью. Но если захочет, сможет в ближайшие несколько лет стать менее зависимой от «мирного атома». Самые большие шансы пережить энергетический кризис имеют те страны, которые располагают неплохими запасами нефти и газа, либо сделали ставку на развитие альтернативной энергетики.

33 млрд грн.

Во столько украинское правительство оценило стоимость достройки двух энерго­блоков на Хмельницкой АЭС. Эти деньги с таким же успехом можно было бы потратить на реализацию программ в альтернативной энергетике.

20 лет

понадобилось атомным лоббистам после аварии на Чернобыльской АЭС для того, чтобы убедить мир в безопасности атомной энергетики. Главными аргументами в пользу ее развития служат отсутствие альтернативы и безопасность так называемых блоков третьего поколения. Эти утверждения до сих пор вызывают ожесточенные споры среди экспертов. Авария на АЭС «Фукусима-1» в Японии уже вносит коррективы в «атомные» планы большинства стран.

Автр: Севгиль Мусаева, ВЛАСТЬ ДЕНЕГ

Читайте также: