Дело врачей. Почему украинские медики массово эмигрируют из страны

Украинские медики всё чаще рассматривают возможность трудовой эмиграции и видят всё меньше причин оставаться на родине. Граждане «ногами голосуют» против политики властей.

«Я никогда не писал стихов, но после двух месяцев жизни в Ливии строки складывались сами», — начинает рассказ стоматолог из Львовской области Ростислав Новосильский и цитирует одно из своих сочинений: «Мы летели сюда не кормить комаров своей европейской кровью. Мы летели сюда, чтобы денег кусок положить к своему изголовью». В нефтяную страну он попал с первой волной украинских медиков, в 2002 году. Уехать в Ливию тогда мог практически каждый — во врачах там очень нуждались. У медиков, желающих попасть на заработки, компании-посредники просили больше тысячи долларов.

Сегодня украинских врачей можно встретить в любой стране — в больницах Чехии, Словакии, Польши, Германии и России. В общем потоке трудовых мигрантов из Украины медики в меньшинстве. Правда, для страны их отъезд — болезненная потеря.

Эмигранты не в счёт

У Ольги Денисенко на столе лежит «Английский для стоматологов». Общественная организация Украинский медицинский совет, которой она руководит, готовит врачей к отъезду за рубеж. «Я работала акушером-гинекологом в конце 90-х — как раз во время пика невыплат врачам зарплат», — вспоминает она. На то время пришлась первая волна эмиграции. Вторая совпала с докризисными годами — врачи выезжали, словно в предчувствии экономических неурядиц.

Сейчас эмигрировать стало сложнее —многие программы набора врачей закрылись, посольства строже подходят к выдаче рабочих виз. Впрочем, это пока не коснулось Польши, Словакии и Германии, где украинских докторов по-прежнему охотно берут на работу. Уезжают чаще всего специалисты в возрасте от 25 до 40 лет, владеющие иностранным языком.

По данным профсоюза медработников Украины, ежегодно страну покидают 6 тысяч врачей. Так ли это, в Минздраве Фокусу сказать не смогли — статистики нет. Это подтверждает и Алексей Позняк, кандидат экономических наук и специалист по миграции Института демографии и социальных исследований НАН Украины.

По его словам, украинской науке достоверно не известно, сколько медицинских кадров теряет страна. Выезжающие врачи и программисты в исследованиях проходят в графе «прочие». Таких — 4,2% всех трудовых мигрантов за полтора года (2007–2008 гг.), когда проводилось последнее полноценное исследование, а это примерно 50,5 тысяч «прочих» специалистов.

Для большинства наших врачей, покинувших страну, — это дорога в один конец. И раз уж столько специалистов эмигрирует, Украина могла бы на этом зарабатывать. Как это, например, уже делают в Египте или на Филиппинах, где организовали конвейерный выпуск врачей для покрытия дефицита в других странах. Схема проста. Государства, нуждающиеся во врачах или медсёстрах, спонсируют открытие в странах третьего мира медицинских факультетов. Лучшие их выпускники сразу отправляются на работу за рубеж.

Трудности переезда

Стоматолог Ростислав Новосильский отработал за границей семь с половиной лет — деньги нужны были позарез: вместо 100 долларов в месяц в Украине, в Ливии ему предложили 11 тыс. долларов в год, надбавки и тринадцатую зарплату. Ливийцы очень ценят приезжих врачей, поскольку сами неохотно идут в медицину. «У меня проходил интернатуру ливийский студент-стоматолог, который в профессии по молодости лет — что называется, ни в зуб ногой, а ещё умудрялся преподавать где-то», — говорит Ростислав.

В других африканских странах — своя специфика: здесь можно устроиться на работу без достаточного знания английского, рассказывает Ольга Денисенко, не один год проработавшая в Замбии. Зато без знания тропических болезней в Африке никуда. Как в Германии — без знания протокольной системы, то есть стандартных схем лечения, описанных для каждой болезни. «Марьиванна, что девочке от боли в коленке дадим?» — «Ой, Ольниколаевна, а давайте попробуем…» — часто доводится слышать от украинских врачей, сокрушается Ольга. Этот талант угадывания лечения, который в Украине часто принимают за профессиональную интуицию врача, в цивилизованном мире со страховой медициной и протокольной системой лечения — недопустимо.

Американская мечта. Адидья Шарма, украинец индусского происхождения и будущий травматолог, мечтает навсегда уехать работать в прогрессивную и богатую Америку

Американская мечта. Адидья Шарма, украинец индусского происхождения и будущий травматолог, мечтает навсегда уехать работать в прогрессивную и богатую Америку

Будущий хирург-травматолог 22-летний индус Адидья Шарма в прошлом году окончил Киевский медуниверситет. В Украине живёт практически с рождения и считает её своей второй родиной. Его родители уехали из Индии из-за климата, который не подходил ребёнку. И в первый класс Адидья, гражданин Украины, пошёл уже здесь. «Только поступив в институт, все мы, будущие медики, были патриотами — клялись лечить украинцев. А потом столкнулись с реальностью — оснащённостью больниц, зарплатами, и патриотизм как рукой сняло», — вздыхает Адидья.

Возвращаться в Украину он не собирается, хотя ещё даже не уехал. Мечтает о билете в один конец, желательно до Америки. Правда, для этого ещё следует пройти три этапа — собрать документы, сдать теорию и практику. На каждый этап уходит 8–12 месяцев. Адидья убеждён, что дело того стоит. Там можно стать высококлассным профессионалом, да и зарплата в 200 тысяч долларов в год привлекает. «В Украине сломал человек шейку бедра, ты ему спицу вставляешь, а как пошла — не видишь, рассказывает он. — Надо его на старый рентген тащить. Лишь в считанных украинских больницах есть ЭОП (электронно-оптический преобразователь. — Фокус) — прибор, который может показывать продвижение инструмента внутри».

Врач — дело прибыльное

«Рабочая сила не имеет национальности, люди трудятся там, где их труд ценится», — рассуждает Лилия Терещенко, директор рекрутингового агентства Edelweiss Management Consulting GmbH. Компания Лилии сотрудничает с крупнейшим оператором Словакии, который заказывает врачей для местных клиник со всего мира и из Украины в частности.

Если раньше приглашали на работу только врачей «скорой», то теперь хотят офтальмологов, реабилитологов и анестезиологов. Средняя зарплата — 1–1,5 тыс. евро. Но чтобы её получить, соискателю в Украине нередко приходится заплатить агентству по трудоустройству от 2 до 4 тыс. долларов. В эту сумму почти «всё включено» — изучение языка, перевод всех документов, дополнительное обучение в стране, куда едет врач. Почти, потому что гарантия трудоустройства сюда не входит.

Компания Лилии с соискателя из Украины денег не берёт — всё оплачивает больница и партнёр из Словакии. Вербовка одного врача обходится им примерно в 2 тысячи евро — немало, но это дешевле, чем выучить своего специалиста.

Не берёт комиссионных с украинских врачей и Юрий Когановский, живущий в Германии уже 20 лет. Два года назад он решил, что частые контакты с родиной и знание русского могут приносить дополнительный заработок. И организовал с товарищем doctor.de — агентство по трудоустройству врачей в Германии. «Мы приехали в Киев проводить презентацию, собралось с десяток врачей. Все они через год были в Германии», — вспоминает Юрий.

Конечно, ни украинцев, ни соседей по СНГ сразу на топовые позиции в немецких клиниках не берут. Да и светила медицины за границу редко переезжают — Юрию лишь однажды случилось привезти специалиста высокого класса в немецкую клинику — нейрохирурга, чтобы тот доказал, что умеет держать в руках скальпель.

Зарплаты в Германии — одни из самых привлекательных в ЕС. Без уплаты налогов врач-ассистент получает здесь от 3 до 4,5 тыс. евро. Первое время ради экономии доктора могут жить прямо в больнице — немцы оборудуют для мигрантов отдельные комнаты-палаты с санузлом. «Больше всего сейчас в Германии нужны хирурги, ортопеды, терапевты и детские врачи», — говорит Юрий.

Лилия Терещенко вспоминает, как со вступлением Польши в Евросоюз польские врачи разъехались кто куда: «Они так нуждаются в кадрах, что недавно отменили обязательное подтверждение диплома для врача-иностранца. Страдает и Чехия — с тех пор как тамошние врачи поняли, что получают меньше немецких или австрийских. Ясно, чем дело кончилось».

Дело, впрочем, не кончилось, а только начинается. Скоро в Германию и Австрию хлынут сотни трудовых мигрантов из соседних стран — Польши, Чехии, Словакии. Дело в том, что 1 мая истёк срок квотирования трудовой миграции из государств, присоединившихся к Евросоюзу в 2004 году. Учитывая огромный дефицит рабочих рук, немцам ничего не останется, как пустить в страну иностранных специалистов. А освободившиеся места в соседних странах смогут занять украинцы, в том числе врачи. В Польше уже боятся возможного оттока профессионалов. В Украине же перспектива новой волны эмиграции врачей опасений не вызывает — не в первый раз.

Авторы: Евгения Даниленко, Анна Устенко, Фокус

Читайте также: