Что происходит на военных складах России? Они то и дело взрываются…

 Советский ВПК продолжает умирать на наших глазах. И — за наши деньги. Год назад снаряды беспорядочно рвались в Ульяновске, в конце мая в Башкирии, теперь пришла очередь 102-го арсенала Удмуртии. Что происходит на военных складах России, почему они то и дело взрываются и во сколько это обходится налогоплательщикам РФ.

 

Почему оружия у нас много, более-менее ясно: СССР готовился к войне чуть ли не со всем миром — с Западом и одновременно с Китаем. «Сходу наладить гигантское производство вооружений для гигантской войны невозможно, поэтому выход был найден простой — производить вооружение заблаговременно и складировать его, — разъяснил The New Times военный аналитик Александр Гольц.

Ровно по этой же логике создавались и гигантские склады боеприпасов. «Я был на одном из таких арсеналов, и начальник в горячке сказал мне: «Знаешь, у меня здесь еще хранятся мины 1938 года», — рассказывает Гольц. По его мнению, на арсенале близ Пугачёво в Удмуртии боеприпасы, скорее всего, хранились с советских времен.

Скупой платит

После распада СССР и вывода советских войск из Восточной Европы спешно эвакуировались в Россию и оружейные арсеналы из стран СНГ. Казалось бы, надо было ликвидировать излишки вооружений. «Дело в том, что наше государство пожадничало и не разработало ни программ, ни технологий такой ликвидации, — разъясняет Александр Гольц. — Все свелось к стародавнему принципу: вывинтить взрыватель, а потом собрать металлолом в кучу и взорвать».

Анализируя причину удмуртской катастрофы, Александр Гольц указывает на человеческий фактор: «Там, на складах, работают пацаны, солдаты срочной службы, которым в голову не приходит, что они могут погибнуть, даже бросив окурок». Но на ум приходят и другие версии, связанные с коррупцией, включая нелегальную торговлю оружием.

Лучший способ замести следы — взорвать все к чертовой матери. «И уж конечно, полезно сделать это сразу после прокурорской проверки, которая, говорят, только что проводилась в Пугачёво из-за выявленных там нарушений… А так получается, что после первой проверки доказательств больше нет — все взорвалось».

10 тысяч условных

Ущерб от пожара на складе под Ижевском для гражданской инфраструктуры будет соизмерим с аналогичными ЧП в Башкирии 26 мая этого года и в Ульяновске в ноябре 2009 года, считает сотрудник лаборатории военной экономики ИЭПП Василий Зацепин. Там, напомним, официальные суммы, обнародованные местными властями, составили соответственно 100 млн руб. и 200 млн руб.

В Удмуртии местному бюджету придется изыскивать примерно 300 млн руб. Эксперты аналитической компании «Инвесткафе» детализируют: восстановление зданий и сооружений на площади 10 тыс. кв. м ориентировочно обойдется в 100 млн руб., эвакуация 28 тыс. человек — еще 140 млн руб., прочие расходы (компенсации пострадавшим, обеспечение временного жилья лишившимся крова, ремонтные работы за пределами склада) — 60 млн рублей.

Но главные статьи расходов не эти, утверждает Василий Зацепин: они связаны с потерями, которые понесло Минобороны, лишившись боеприпасов, взорвавшихся и сгоревших в огне. Согласно уже обнародованнным данным, общий вес снарядов на складе составляет около 150 тыс. тонн, что соответствует примерно 10 тыс. условных вагонов.

По данным Дмитрия Адамидова, руководителя аналитического отдела «Инвесткафе», условный вагон новых снарядов мог бы стоить до 2,5 млн руб. Но поскольку очевидно, что большей частью речь идет о старых боеприпасах, можно приблизительно оценивать условный вагон в 1 млн руб. Таким образом, потери Минобороны от пожара могут составить порядка 10 млрд руб.

Впрочем, об этих потерянных миллиардах мы вряд ли услышим: оборонное ведомство никогда в подобных случаях не обнародует величины своих потерь.

Иосиф Линдер, эксперт в области международной безопасности

«Министерство обороны вначале скрывало, что на 102-м арсенале находятся системы залпового огня «Град», — наверное, чтобы не будоражить население, тем более в предвыборный год. Разъяснения последовали, только когда отпираться уже не было смысла — общественность все узнала сама… Самопроизвольные взрывы на складах такого уровня могут случаться в течение двух-четырех суток. В течение двух-трех суток интенсивность взрывов должна снижаться. Все не взрывается, взрываются определенные резервуары, где один взрыв может повлечь за собой другой.

Отсеки с мощными перекрытиями защищены в большей степени, но исключить ситуацию, что при возникновении массового пожара через какое-то время огонь доберется и до них, тоже нельзя. Заливка очагов возгорания сверху не остановит взрывы, хотя и позволяет снизить температуру и уменьшить возможность последующего детонирования других взрывчатых веществ… Возможно, впоследствии будут управляемые подрывы, потому что ряд зарядов нельзя будет вывезти на полигон и взорвать.

Их надо будет взорвать на месте, потому что если взрыв произойдет при транспортировке, то могут пострадать люди — те же военнослужащие или сотрудники МЧС. Сам 102-й арсенал практически будет ликвидирован. Взрыв на любом арсенале взрывчатых веществ — это, по сути дела, его ликвидация, только внеплановая».

Авторы: Зоя Светова, Дмитрий Докучаев, Борис Юнанов; Россия, The New Times

Арсеналы дали огня

Что за напасть на армейские склады — репортаж из Удмуртии
 
04-1.jpg
 
Советский ВПК продолжает умирать на наших глазах. И — за наши деньги. Год назад снаряды беспорядочно рвались в Ульяновске, в конце мая в Башкирии, теперь пришла очередь 102-го арсенала Удмуртии.
 
Что еще хранит земля одного из самых милитаризированных регионов России, где более 50% населения занято на предприятиях оборонки, остается только гадать. Местные утверждают, что здесь хоронили и химическое оружие, и тактическое ядерное, и боеприпасы «объемного взрыва». Что взорвалось на 102-м, до сих пор неясно. Точно известно, что в 18 наземных складах хранились 122- и 152-миллиметровые артиллерийские снаряды. Минобороны также признало, что в подземных бункерах арсенала находились и заряды для системы «Град».
 
Прифронтовые 100 грамм
 
Деревня Яган находится всего в 2 км от села Пугачёво, рядом с которым расположена военная часть № 86696 и примыкающий к ней 102-й арсенал. Все стекла в домах выбиты, по улицам гуляет самораспустившаяся скотина. Но за пару часов, что корреспонденты The New Times пробыли в Ягане, деревня заметно ожила: сюда, как, кстати, и в Пугачёво, стали возвращаться мужики, хотя официально они числятся в списках эвакуированных. Пьяненький мужичок дядя Миша потребовал за интервью 100 грамм и рассказал, что в деревне из трех магазинов один был разграблен еще ночью, между первым и вторым мощными взрывами. Мародеров мужики боятся, кажется, значительно больше снарядов, которые на момент передачи этого материала в редакцию (3 часа утра субботы, 4 июня) по-прежнему рвались вполне активно: взрывы слышались каждую минуту. Еще мужики боятся огня: опушка леса, прилегающая к Ягану, горит, ее пытаются тушить вертолеты. Отсюда видно, как большой самолет МЧС сбрасывает воду на здания арсенала.
 
Хроника горячей ночи
 
Первым о ЧП на форуме сайта izevsk.ru сообщили местные блогеры. На пульт МВД информация о возгорании складов хранения боеприпасов на территории в/ч 86696 поступила в 23.30 2 июня.
 
Спустя 20 минут раздался первый по-настоящему мощный взрыв. По тревоге поднимаются все специальные службы: полиция, МЧС, скорая помощь. Большие огненные шары хорошо видны даже в Ижевске, расположенном в 20 км от Пугачёва. Елена Косырева в это время была в деревне Малая Пурга, она рассказывает: «Шарахнуло так, что местное население срочно решило валить подальше от военных складов. Народ побежал в лес, у кого был личный транспорт, подбирая по пути соседей, уехали в город».
 
В 2.00 из Пугачёва в Ижевск прибыли первые «скорые» с пострадавшими. На дороге к этому времени уже выставили посты, которые пропускают людей только оттуда. «Оттуда» идут и гражданские, и солдаты срочной службы. Оказывается, в Пугачёво в эти дни как назло проходили сборы детей-кадетов. После первого взрыва они разбежались в разные стороны, началась паника. В 2.30 паника достигла своего апогея: заговорили о том, что здесь где-то складировано и химическое, и даже ядерное оружие. Появилась и версия, что огненные грибы, которые так хорошо видны в радиусе пары десятков километров, — не что иное, как взрывы объемных сверхмощных боеприпасов, то есть современного оружия, близкого по своей мощности к ядерным боеприпасам.
 
В 2.38 снова раздался мощнейший взрыв. По свидетельствам очевидцев, разлёт снарядов составлял от 6 до 15 км.
 
В 4.08 взрывы вроде пошли на убыль. В населенные пункты Пугачёво, Яган, Юськи, Малая Пурга, прилегающие к опасной территории, подошли первые автобусы, сначала школьные — за детьми, ближе к рассвету — организованные колонны из Ижевска. Главная проблема — собрать людей, разбежавшихся по лесам. На рассвете, в районе пяти утра, появилась и авиационная техника: вертолёты и пожарный самолёт МЧС из Москвы.
 
К 6.00 начали поступать и хорошие новости: сведения о полном уничтожении поселков Малая Пурга и Пугачёво не подтвердились.
 
8.09 — вторая волна взрывов. Люди в интернете начинают реально самоорганизовываться: кто-то сообщает, где работают эвакопункты, кто-то предупреждает об отмене ж.д. сообщения, кто-то дублирует телефоны экстренной связи для получения информации об эвакуированных жителях, кто-то советует, как можно пробраться в Пугачёво, Малую Пургу и другие прилегающие к зоне бедствия населенные пункты, минуя выставленные кордоны.
 
10.00. Корреспонденты The New Times пытаются прорваться поближе к арсеналу. На выезде из Ижевска по Можгинскому тракту стоят посты. Из города никого не выпускают. Развернувшись, ребята покидают город по Сарапульскому тракту. Получается. По пригородным дорогам добираются до постов, расположенных километрах в 10 от арсенала. Снова раздается несколько мощных взрывов. В воздухе барражируют вертолеты. Чуть позже появляются тяжелые самолеты МЧС. В толпе людей, остановленных полицией, царит нерешительность. Ближе подходить действительно опасно. Из уст в уста передаются истории про молодых ребят, которых чуть не убило упавшим с неба снарядом. Обезумев от ужаса, те сначала убежали, но, придя в себя, вернулись к месту падения снаряда и, загрузив трофей в багажник личного авто, укатили обратно в город. Договариваться с полицией насчет проезда невозможно: у самых настойчивых просто отбирают ключи от машины.
 
10.44 Со стороны леса к оцеплению подходит группа напуганных солдатиков — человек семь. Их сажают на попутку и просят довести до горвоенкомата — там собирают эвакуированных из в/ч 86696 бойцов. Правда, эвакуацией то, что происходит, назвать сложно — больше похоже на неорганизованное отступление. По дороге ребята перевозбужденно матерятся и с нервном смехом рассказывают, как их несколько раз подкидывало взрывной волной и засыпало землей. Некоторые из них, похоже, контужены. Между тем на территории части бойцы тоже остались: одному из авторов удалось дозвониться до рядового Руслана Шакирова — он, слава богу, жив, хотя и слегка контужен, но приказа покинуть расположение части не получил.
 
Шок
 
Днем объезжаем эвакуационные пункты, расположенные в санаториях «Сосновый», «Металлург», «Голубой вагон», «Нефтяник» и других. Туда пускают только родственников и только по паспорту и заявлению. Помощник главного врача, она же начальник эвакопункта Светлана Буртанова рассказала, что у них размещены 54 человека, из них 10 детей. Все из Пугачёва. Находятся в состоянии шока, с ними работают психологи. Алексей Кельмачев, фельдшер бригады скорой помощи, рассказывает, что в деревню Бобья-Уча эвакуированы пациенты из больницы Малопургинского района. В больницу попал снаряд, разворотило крышу, выбило все окна, но никто из пациентов и медперсонала не пострадал. В городе активно заработали добровольцы. Люди начали подвозить беженцам вещи, молодежь устанавливает интернет и скайп, чтобы люди могли общаться с родными и близкими. Коммерческая фирма «Городская налоговая консультация» (не путать с налоговой инспекцией) разослала эсэмэски по своей клиентской базе с просьбой помочь людям, и очень многие откликнулись.
 
То, что люди действительно в тяжелом состоянии, подтвердил и офицер МЧС, сопровождавший один из автобусов. По его словам, люди выпрыгивали из домов практически из постелей, он лично подобрал двух сильно контуженных бабушек в ночных рубашках, безучастно слонявшихся по проселочной дороге.
 
Разборки
 
Между военными и Минздравом вспыхивает скандал: врачи заявили, что от стресса скончались два пожилых человека, на что военные немедленно отреагировали заявлением, что никакой причинно-следственной связи между взрывами на военном арсенале и смертью стариков экспертиза не выявила. Виталий, мужчина лет сорока, всю ночь убегавший из Пугачёва с двумя дочерьми семи и одиннадцати лет, так прокомментировал это заявление военных: «Могли бы помолчать хотя бы дня два. Какая тут причинно-следственная связь, если тебе весь двор расхреначила ракета и ты умер!»
 
Вечер 3 июня. Военные утверждают: ситуация стабилизировалась. Первыми в это верят мародеры. Слухи о них будоражат покинувших свои дома людей. И они правдами и неправдами, в обход постов, потянулись в свои деревни. Перед въездом в Пугачёво — такси, в котором ехал один из источников The New Times (Михаил Куклин прилетел из Петербурга за стариком отцом, который так и остался в деревне), останавливает сотрудник ДПС: он объясняет, что на территории Пугачёва введен комендантский час. Ага, введен! Только не на тропинки, по которым Михаил беспрепятственно пробирается в деревню. Взрывы между тем продолжают греметь. Хотя и не часто, сообщает Михаил. По телефону связываемся с пресс-секретарем Управления пресс-службы и информации МО РФ по тылу Владимиром Дробышевским: «Взрывы еще будут, но ничего, кроме артиллерийских боеприпасов, там действительно не взрывается», — успокаивает он.
 
***
 
На момент подписания номера в печать стало известно: на территории 102-го арсенала разрушены 106 из 152 строений. Разрушен и военный городок. Каков реальный ущерб, станет понятно, только когда прекратятся взрывы. Но людям в Удмуртии спокойнее вряд ли станет: на территории республики расположены еще три арсенала. Два из них, как и взорвавшийся 102-й, находятся в подчинении Главного ракетно-артиллерийского управления, третий — арсенал № 29 — в ведении Ракетных войск стратегического назначения. Что находится на территории этих объектов — тайна. И как долго Ижевск, столица военного края, будет спать спокойно — тоже.

Автор:  Ермолин Анатолий, в подготовке материала принимали участие: Евгения Косырева, Александр Михайлов, Алексей Родионов,  The New Times

Читайте также: