Бизнес занимает круговую оборону. Чем ответить на «маски-шоу»

Шокирующие сентябрьские захваты предприятий силовыми спецподразделениями заставили каждого предпринимателя задуматься: как он сможет защитить бизнес, если «маски-шоу» нагрянут к нему? Некоторые уже создают собственные отряды самообороны. Другие присматриваются к растущему рынку услуг по защите компаний на случай проверок и захватов.

Чем крупнее бизнес, тем старательнее собственники не замечают его проблем на публике. Когда в Киеве с разницей в сутки развернулся штурм двух компаний, владельцы одной из них предпочли сделать вид, что ничего не происходит. «Плановая проверка», — отмахнулась секретарь Киевсовета Галина Герега, семье которой приписывают контроль над сетью строительных магазинов «Эпицентр» и состояние свыше $500 млн.

Хотя очевидцы событий в офисе гипермаркета заверили «ВД», что на здешних охранников представители спецподразделения «Альфа» зачем-то надели наручники. От самих охранников на следующий день после «плановой проверки» поступала совсем удивительная информация. «Никакого захвата не было, это просто приехали проверять охрану. Им же нужно где-то тренироваться, — улыбаясь, произнес представитель секьюрити и подозвал проходившую мимо сотрудницу гипермаркета.

— Вы у нее поспрашивайте. Ну-ка расскажи, что вчера было». Женщина, косясь в сто­рону, произнесла: «Да что, приехали два автобуса, все в масках, всех арестовали. Правда, я тогда в Чернигове была». Как бы невзначай охранник напомнил ей то, что до этого сообщил нам. Из-за чего впечатление о наличии легенды, которую, видимо, следовало озвучивать журналистам, у «ВД» только усилилось. «Ах, ну да! Это была проверка, у нас охрану так часто проверяют», — исправилась дама, поспешив скорее уйти.

Пока владельцы «Эпицентра» пытались минимизировать утечку информации, директор компании ProstoPrint, выпускавшей футболки с надписью «Спасибо жителям Донбасса», вел «хроники захвата» на личной странице в соцсети, активно комментировал ситуацию СМИ и писал письмо президенту.

На следующий день после того, как его офис опустошили люди из УБОП, Денис Олейников оставил в Facebook такое сообщение: «Прождал полчаса в холле УБОП. Потом вышел оперативник и сказал, что меня хочет допросить лично следователь, но ее вызвали в прокуратуру, потому что (внимание, цитата) «там все в кипеше от вашего интернета!». Пока он воюет при помощи юристов и интернета, в предпринимательских кругах активизировались радикальные настроения, объединяющие малый и средний бизнес в группы самообороны.

С улиц — на баррикады

Флешмобы и протестные акции — такие предложения от сочувствующих чаще всего звучат в адрес компаний, столкнувшихся с неадекватными действиями со стороны чиновников. Но когда на фирме орудуют силовики, увозя технику и документы без описи, одними акциями протеста уже не обойтись. Что говорить, если митинги воспринимают лишь как вспомогательный инструмент отпора даже революционеры, сделавшие бунты своей профессией.

«Какой смысл протестовать против того, что людоеды не пользуются вил­ками и но­­жами? — огорошил «ВД» вопросом Александр Данилюк, координатор общественного движения «Спильна справа» и руководитель Всеукраинского центра содействия предпринимательской деятельности, выступивший соорганизатором столи­чного налогового Майдана и «заводилой» на его сцене, а в ситуации вокруг ProstoPrint взявший на себя функции адвоката. — Это — война. Или мы их, или они нас. Мы не можем мирно сосуществовать».

В предпринимательских кругах горячо обсуждается идея объединения в мобильные бригады, моментально выезжающие на помощь тем, к кому прибыли люди в масках. «Оптимальный вариант — создание отрядов самообороны из коллег, знакомых и близких, которые незамедлительно большими группами людей выезжают на место «наезда», — говорит г-н Данилюк.

— Там должен быть адвокат, медийщик, специалист по акциям прямого действия. Они должны быть готовы к проти­востоянию со служащими, которые совершают противоправные действия. Адвокат должен давать оценку действиям незваных визитеров. Следует сразу обращаться к СМИ, аргументируя противоправность их действий. Важно, чтобы люди входили в такие объединения по идейным соображениям и из солидарности. Иначе это не будет работать».

Под завуалированным выражением «специалисты по акциям прямого действия» скрываются представители силового блока. Проще говоря — бойцы, чьи услуги «на выезд» представляет большинство охранных фирм. Потребность в них пришла к малому и среднему бизнесу с усилением тенденции, согласно которой правоохранители применяют силу еще до того, как использованы все мирные аргументы. Владелец бизнеса по торговле лампами и люстрами Игорь Запруцкий пережил милицейский штурм своего магазина после того, как создал в Луганске профсоюз предпринимателей. Не так давно он участвовал в организации налогового Майдана в Луганской области, но не почувствовал эффективности уличных протестов.

«Люди выходят с плакатами и флажками, а против них выводят силовиков с автоматами. Бросать людей под танки — глупо, — констатирует он. — Нужно быть морально готовым к тому, что с властью договариваться бесполезно. Мы организовываем самозащиту — движение «Вильный простир», создали Ассамблею малого и среднего бизнеса. Наша самооборона будет не на уровне митингов, мы будем консолидировать общество, создавать отряды самозащиты. Другого выхода нет».

Sms со словом SOS

Предпринимательские сети самозащиты уже появились в рамках общественных объединений малого и среднего бизнеса. Экс-глава Госкомпредпринимательства Оксана Продан поделилась подробностями о том, как работают «группы быстрого реагирования» в ее объединении «Фортеця»: «В ряде региональных организаций, которые входят в «Фортецю», существуют такие группы самообороны. Юристы вместе с другими предпринимателями — членами организации по звон­ку или sms своего коллеги выезжают на место.

В Черновицкой области мы таким образом отбивались и от милиции, и от пожарных, и от санэпидемслужбы. Sms отправляется сразу всем. Предприниматели, которые готовы и хотят друг другу помогать в рамках одного объединения, съезжаются на место событий, туда же приезжает юрист.

В такой ситуации намного легче объясняться, отстаивать свои права и заставлять контролирующие органы, в т. ч. и милицию, вести себя в соответствии с за­­коном».

Некоторые структуры, где действуют подобные группы, осуществляют выездное обслуживание, приезжая не только к членам объединения. «Цена за­­висит от сложности ситуации. Выезд мобильной группы будет стоить от трехсот до не­­сколь­ких тысяч долларов, — рассказывает Александр Данилюк. — У нас внешними заказами зани­­ма­ется Всеукраинский центр со­­дей­ствия предпринимате­льской деятельности. Для акти­­вистов и сочувствующих общественному движению «Спиль­­на справа» выезд мо­­биль­­ной группы ничего не стоит (но само членство в общественных ор­­га­низациях предполагает еже­месячные взносы — прим. «ВД»)».

Подключать коллег-предпринимателей, друзей и со­­трудников выгодно не только к участию в «массовке» на месте событий. Если они еще и примутся сообщать о развитии ситуации в онлайн-режиме че­­рез социальные сети, это станет дополнительным приемом самозащиты. Когда информация о том, что в компанию ProstoPrint прибыли люди в масках появилась в интернете, два оппозиционных народных депутата — бютовец Андрей Шевченко и нунсовец Владимир Арьев — сами вызвались помочь ее руководителю.

«Я по­­просил своих помощников — юриста и адвоката — подьехать к компании, выяснить все об­­сто­­ятельства, жду их отчета, — сообщил «ВД» Владимир Арьев на следующий день после захвата. — Мы сделаем соответствующие обращения в прокуратуру по поводу действий правоохранителей. Я уже лично говорил с руководством УБОПа. Предупредил их о недопустимости политически мотивированных действий».

Вообще-то привлечение народных избранников для защиты в ходе силовых захватов — прерогатива крупного бизнеса. Немногие обратили внимание на пикантную де­­таль, проскользнувшую в новостях о визите в «Эпицентр» сотрудников СБУ. На месте событий в офисе «Эпицентра» видели народного депутата Оксану Билозир, которую СМИ называют «подругой со школьной скамьи» совладелицы гипермаркета Галины Гереги.

В беседе с «ВД» Оксана Билозир пояснила, что в «Эпицентре» находится ее общественная приемная. «Узнав о захвате, я подошла к сотрудникам СБУ и поинтересовалась, останется ли она неприкосновенной. Они ответили, что приемную никто трогать не будет. Услышав это, я ушла. Общественная приемная здесь у меня давно. Учитывая, что восемь из десяти лет моей политической деятельности со­­трудничаем с «Эпицентром», то все эти восемь лет она там находится».

Вопрос о том, пыталась ли нардеп помочь гипермаркету отбиться от СБУ, наша собеседница дважды проигнорировала. Но на уточнение о том, отправляла ли политик от своего имени запросы в правоохранительные органы относительно обыска в «Эпицентре», г-жа Билозир ответила ут­­вердительно: «Все, что нужно бы­­ло сделать, мы сделали!».

Как бы там ни было, оказывается, народные депутаты способны прийти на помощь не только по дружбе или знаком­ству. Но все равно предпочи­тают, чтобы к ним за этой по­мощью обратились. «Люди счи­­тают, что депутат сам должен отреагировать, а народные избран­ники считают, что люди дол­жны обратиться. Нарушена ком­­муникация: якобы «лучше не лезть, а то еще хуже сделаешь». Я считаю, что предпринимателям, которые попадают под политический пресс, необходимо сразу обращаться к депутатам, — советует Владимир Арьев. — Тогда коммуникация будет налаживаться».

Закрыто, но стучите

Аналогичной позиции придерживаются и в крупных объединениях, защищающих интересы малого и среднего бизнеса. «Чтобы тебе помогли, нужно сказать, что эта помощь необходима», — поясняет Оксана Продан. Недавно она стала ко­­ординатором новой Коалиции малого и среднего бизнеса, куда вошла 21 организация, заявляющая о защите предпринимателей.

В рамках этого объединения общественные структуры договорились координировать свои действия во взаимоот­ношениях с властью. Так что движение по защите предпри­нимателей укрупняется и ста­­новится все более влиятельным. Но и менее поворотливым. Чем заметнее общественное объединение, тем выше вероятность того, что по соб­ственной инициативе оно бу­­дет защищать только своих членов.

Но по-настоящему безучастной выглядит позиция интегрированных во власть защитников предпринимательства. Михаил Бродский, правительственный уполномоченный по вопросам дерегуляции хозяй­ственной деятельности и глава Госкомпредпринимательства, находящегося в процессе ре­­ор­га­ни­зации, на вопрос «ВД» «почему вы никак не реаги­руете на происходящее в компании Pros­­to­Print?» ответил лаконично: «Ду­­маю, что он (руководитель компании) не прав. Будут серьезно обижать — сообщите». Когда же мы поинтересовались мнением собеседника о том, как следует поступать предпринимателям в такого рода экстренных ситуациях, ответ чиновника оказа­лся еще красноречивее: «Жить честно».

В условиях, когда даже дружественные малому и сред­нему бизнесу представители государства не замечают де­­монстрации силы правоох­ранительными органами, предприниматели нашли прогнозируемое решение. Пока что да­­леко не все объединения малого и среднего бизнеса говорят о готовности организовывать силовые баррикады.

Некоторые ограничиваются юридической защитой и волонтерской помощью из среды дружественных предприни­мателей. Но, похоже, чем настойчивее правоохранители будут играть мускулами, от­­ступая от норм закона, тем радикальнее окажется ответ бизнеса. В конце концов, на защите предпринимателей от правоохранителей тоже можно делать бизнес.

Авторы: Алиса Юрченко, Анна Кибенок, Станислав Мирошниченко, Константин Ткаченко, ВЛАСТЬ ДЕНЕГ

Читайте также: