Украина вне права

Беда в том, что в Украине после провозглашения независимости не была внедрена люстрация представителей коммунистического режима. Зато за двадцать лет независимости Украина сподобилась лишь создать неповоротливый, неэффективный и очень обременительный для общества государственный аппарат, нуждающийся в огромных материальных затратах на его содержание. Результат: наша страна так и не стала демократическим государством, поскольку не утвердила принцип верховенства права.

В Украине, одном из крупнейших государств Европы, со времени получения ею независимости, а именно в течение 20 лет, не создана эффективная судебная система для защиты прав и законных интересов юридических и физических лиц.

Подав заявление на вступление в Совет Европы и ратифицировав Европейс­кую конвенцию по правам человека,Украина взяла на себя обязательство признавать верховенство права, обеспечить права и свободы человека, демократические устои в государстве и привести внутреннее национальное законодательство в соответствие с европейским. Но этого не произошло, поскольку органы законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти не пытались в своей деятельности имплементировать европейское законодательство в национальное.

Эти обстоятельства обусловлены, в частности, тем, что в Украине после провозглашения независимости не была внедрена люстрация представителей коммунистического режима. Зато за двадцать лет независимости Украина сподобилась лишь создать неповоротливый, неэффективный и очень обременительный для общества государственный аппарат, в свою очередь нуждающийся в огромных материальных затратах на его содержание.

Фото Андрей Товстыженко, ZN.UA
Фото Андрей Товстыженко, ZN.UA 

Правоохранительные органы

Государственные мужи думают не о материальном благосостоянии народа, а только о том, как по возможности дольше продержаться у власти, больше приватизировать общенародной собственности себе и членам своих семей. А для этого им нужно усилить и раздуть государственный аппарат принуждения, с помощью которого господствующий класс Украины сможет держать народ в покорности.

За двадцать лет независимости Украина своими несовершенными и непродуманными законами пополнила аппарат принуждения в государстве, создав новые органы и службы. Кроме того, согласно Закону Украины «Об оперативно-разыскной деятельности», в Украи­не на сегодня насчитывается восемь органов и служб, наделенных правом осуществлять оперативно-разыскную деятельность. Не многовато ли?

И не рискует ли государство, разбрасываясь налево и направо таким грозным оружием, которым является оперативно-разыскная деятельность? Риск вот в чем: во время ее проведения оперативные подразделения соответствующих органов и служб для осуществления своих функций имеют право привлекать к своей работе граждан Украины. Нетрудно представить, что человек, вовлеченный в негласную работу, живет с двойной моралью. Это ненормальное явление, и оно не должно поощряться государством.

Меня могут спросить: а как же бороться с преступностью? Отве­чаю: необходимо принять соответствующие законы, которые бы регулировали на конкурсной основе отбор, обучение, надлежащее воспитание и правильную расстановку кадров, прежде всего в органах милиции, на которые ложится основное бремя борьбы с преступностью в государстве. Служба безопасности должна заниматься только разведывательной и контрразведывательной деятельностью.

Для этого необходимы полномочия и специальные средства борьбы. Для раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений привлекать не простых необученных граждан, а специально подготовленных офицеров милиции и службы безопасности. Такой человек лучше подготовлен, юридичес­ки, социально защищен и дейст­вует только с целью раскрытия преступления. Его задача отыскать и зафиксировать техническими средствами доказательства и легализировать их, а в случае необходимости выступить в суде как свидетель с изобличением преступной деятельности конкретных лиц.

Тогда милиция и служба безопасности как государственные органы борьбы с преступностью будут стараться лучше и безопаснее задокументировать преступную деятельность конкретных лиц, и, в случае успешной операции, их авторитет в глазах граждан Украины только будет повышаться, а уровень преступности из года в год существенным образом станет снижаться.

В Украине на сегодня самый многочисленный корпус милиции среди всех государств Ев­ропы — около трехсот тысяч человек. Из них десятая часть, а это тридцать тысяч, — работники гос­автоинспекции, которые большей частью не помогают участникам дорожного движения, а занимаются вымогательством, вызывая возмущение граждан.

Работники патрульно-постовой службы милиции часто малограмотны и абсолютно неподготовлены к выполнению своих профессиональных обязанностей. Недаром о них говорят, что никакой терминологией, кроме слов «нельзя» и «пройдемте», они не владеют. Может ли такое лицо, наделенное властными полномочиями, распорядиться ими правильно в интересах общества?

Работник патрульно-постовой службы должен быть по меньшей мере человеком со средним юридическим образованием. Не меньше двух лет он должен учиться в милицейской специальной школе, где может получить соответствующие юридические знания, специальную и физическую подготовку, такие нужные работнику милиции во время защиты им общественной безопасности, установленного порядка, прав и свобод человека.

Численность милиции нужно сократить до европейского и мирового стандартов из расчета один милиционер на одну тысячу населения в государстве. Поскольку численность населения в Украине сорок шесть миллионов, корпус милиции в Украи­не должен составлять не более сорока шести тысяч человек.

Такие же сокращения должны произойти в Службе безопасности Украины, налоговой, таможенной, пограничной службах и в органах исполнительной власти.

Оперативные службы органов внутренних дел, Службы безопасности Украины и налоговой администрации нередко дублируют друг друга во время предотвращения, раскрытия и расследования преступлений. Так, управление по борьбе с организованной преступностью есть как в Министерстве внутренних дел, так и в Службе безопасности Украины. Управление государственной службы по борьбе с экономическими преступлениями Министерства внутренних дел переплетается своими задачами и полномочиями с налоговой милицией Государственной налоговой администрации Украины.

Служба безопасности Ук­раи­ны вместо того, чтобы быть контр­разведывательным органом, превратилась в еще одну полицейскую структуру наряду с МВД. Из этого можно сделать вывод, что Украина превратилась в полицейское государство.

В рамках направления этого вида деятельности могут быть осуществлены такие операции, как сопровождение сделок с куплей-продажей недвижимости либо управлением имуществом и иными активами. Потому сведения, полученные в ходе осуществления подобных мероприятий, могут составлять адвокатскую тайну. Но! Договор на юридическое обслуживание (подробнее здесь) должен быть заключен именно с адвокатом, имеющим свидетельство на занятие адвокатской деятельностью, а не просто с юристом либо юридической компанией. 

ООО «Айфри Украина» массово обворовывает клиентов компании МТС. При соучастии самой МТС?

Судебная система

Так, в Украине судей не избирает народ, что не придает им легитимности как судебной ветви власти, а назначают чиновники разных ветвей власти, в том числе и пожизненно, что приводит к коррупции во время назначения на должность и отправления судьей правосудия.

Судья в Украине фактически остается безнаказанным, даже если вынес заведомо неправосудное решение, поскольку имеет иммунитет на фоне слишком сложной, неэффективной процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности.
Квалификационные комиссии судей практически состоят из самих судей. Это делает невозможным привлечь судью к дисциплинарной ответственности, поскольку срабатывает корпоративный интерес.

Не принят в Украине закон о суде присяжных, хотя в 2001 году, согласно переходным положениям Конституции Украины, он уже должен бы действовать. Это позволило бы народу Украины принимать прямое участие в отправлении правосудия.
В Украине правосудие в первой инстанции отправляется одним судьей, даже в делах, где лицо не признает себя виновным, а такие дела должны слушаться с участием суда присяжных, с доступом печати и вольнослушателей.

Большинство судей в Украи­не панически боятся печати и вольнослушателей в зале судебных заседаний. Ведь судья, имея фактически диктаторские полномочия, не привык работать открыто, с соблюдением норм материального и процессуального права, поскольку это, в свою очередь, помешает ему вынести заказное решение.

Подавляющее большинство судей в Украине во время рассмотрения дел совершенно не соблюдают трех основных принципов правосудия, а именно: полноты, всесторонности и объективности, а также норм Конституции Ук­раи­ны и норм Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а ссылку сторон в процессе на упомянутые выше нормы воспринимают очень нервно и с нескрываемой обидой.

Большинство судей отправляют правосудие не по принципу «я не могу иначе», а по принципу «я так хочу», что, в свою очередь, приводит к неэффективному функционированию судебной системы в Украине.

Необходимо создать в Украи­не такие условия, чтобы судья слушал дело, а не только формально присутствовал в процессе, и во время отправления правосудия действовал по английскому юридическому принципу «если процедура правильная, то и вывод будет правильный».

Наступило время принять демократичный закон о судоустройстве и судопроизводстве в Украи­не, которым право избирать судей всех уровней, их руководителей, а также судей присяжных и народных заседателей предоставить только народу Украины с правом отзывать их по простой процедуре теми же избирателями, которые и выбрали их.

Избранные народные судьи не реже одного раза в шесть месяцев должны отчитываться перед общественностью, которая их избрала. Такая процедура сформирует в сознании судьи психологическое состояние, которое будет склонять его к мысли, что он — народный судья и действительно не зависимый от влияния на него должностных и служебных лиц, что он служит только народу и должен его защищать. Это будет шагом к эффективному судопроизводству в государстве.

Для предотвращения коррупционных действий со стороны народных судей нужно внести изменения в закон о квалификационных комиссиях судей, прописав ими формирование квалификационных комиссий судей по принципу: одна треть состава — из судей, а две трети состава комиссии — из представителей общественных организаций и известных в Украине юристов. Это сработает на качественный отбор людей на должности судей, их квалифицированное обучение в процессе работы и объективное и независимое расследование их дисциплинарных дел.

Странно, но, согласно закону, в судах апелляционной инстанции по рассмотрению уголовных дел ведение звукозаписи и протокола судебного заседания не предусмотрены. Это существенный недостаток процессуального закона, поскольку позволяет судьям злоупотреблять и искажать информацию, полученную судом от сторон во время слушания апелляции.

Обескураживает юристов и то обстоятельство, что до сих пор большинство судов выносят решение, добиваясь личного признания вины подсудимого. И если подсудный во время судебного следствия отказался от своих показаний, данных им на досудебном следствии, аргументируя тем, что дал их под физическим или психологическим влиянием с применением пытки со стороны работников милиции или следователя, и об этом заявляет в суде, то суд толкует такое действие как попытку подсудимого избежать ответственности. И за основу обвинения берет показания, данные на досудебном следствии. Это чудовищно, потому что судья становится на сторону государственного обвинителя и, как правило, не хочет проверять факты, изложенные подсудимым в заявлении. Судья поручает это прокурору, который явно заинтересован в результате дела и не желает отказаться от поддержки государственного обвинения в процессе, следовательно выносит по заявлению подсудимого формальное постановление об отказе в нарушении уголовного дела. Таким образом, факты применения пытки к заключенному надлежащим образом не проверяются, и суд фактически лишает защиту и его подзащитного одного из средств доказывания, нарушая принцип состязательности сторон в процессе, что противоречит нормам ст. 129 Конституции Украины «Основные принципы судопроизводства».

Аморально и то, что в гражданских судах по заявлению об отводе судьи принимает решение сам судья, который по обыкновению никогда не находит оснований для удовлетворения таких заявлений. Это право ему предоставила Вер­хов­ная Рада Украины, приняв соответствующий процессуальный закон.

Не созданы государством надлежащие условия для всех участников судебного процесса, где отправляется правосудие.
Суды большей частью размещаются в помещениях, в которых человек не может чувствовать себя безопасно. В судах постоянно проводятсякакие-то ремонты, пол поврежден, ключи от туалетных комнат есть только у работников суда, питьевой воды вообще не найдешь. Мебель, в частности, стулья, повреждены, в некоторых помещениях их нет. Людям, в том числе беременным, больным и пожилым, часами приходится выстаивать в вонючих коридорах, ожидая вызова к судье в кабинет или в зал судебных заседаний. Иногда складывается впечатление, что в коридорах и залах никто никогда не убирает.

Не реорганизованы органы прокуратуры, созданные еще в советское время, с их драконовскими полномочиями, прописанными в ст. 227 и 228 Уголовно-процессуального кодекса Украи­ны, которые берут на себя часть судебных функций, что недопустимо в демократическом государстве. Это приводит к коррупции и злоупотреблению служебными полномочиями при осуществлении ими надзора за органами дознания и досудебного следствия.

Надзор прокурора за соблюдением законов в органах дознания и досудебного следствия большей частью формальный. Большинство дел не проверяются, тщательно не изучаются, не выясняется законность и достаточность доказательств для привлечения лица к уголовной ответственности, и не проверяется, совершило ли это лицо преступление и виновно ли оно в этом, а также есть ли основания для закрытия дела.

Боль­шинство прокуроров, когда поступают дела из органов досудебного следствия, формально выдерживают пять дней, не изучают их, как этого требует закон, а утверждают обвинительные выводы, составленные следователем, и направляют дела для рассмотрения в суд. Большинство помощников прокуроров, представляющих государственное обвинение в судах, слабо знают обстоятельства дела, поскольку не ознакомляются с ними, и в основном ссылаются только на постановление о привлечении как обвиненного и обвинительный вывод, которые также составляют следователи.

Процессуальные документы не всегда отвечают реальным обстоятельствам дела, как правило, они получены незаконным и обманным путем или с применением незаконных методов — запугивания, пыток, лишения пищи, воды, медпомощи и сна. В процессе прокуроры почти никогда не заявляют ходатайство перед судом для установления истины в деле, а на вопрос суда о доказательности предъявленного обвинения отвечают заученными словами: там все правильно, там все по закону. Такую же позицию поддерживают прокуроры в апелляционной и кассационной инстанциях, и судья, идя на поводу у прокурора, выносит обвинительный приговор, хотя в таких случаях должны выносить оправдательный приговор, которых в Украине очень и очень мало.

Досудебное следствие в Украи­не проводят четыре органа — следственные органы прокуратуры, следственные органы Министер­ства внутренних дел, следственные органы Службы безопасности Украины и следователи Государст­венной налоговой администрации. Поскольку корпоративные интересы упомянутых органов и служб более сильные, чем государственные, это по большей части не способствует эффективному расследованию дел.

Новый Уголовно-процес­суаль­ный кодекс еще не вступил в законную силу. Однако не исключено, что когда-то он может быть признан неотвечающим Основ­но­му Закону Украины. Ведь его приняли с нарушением процедуры, а именно: в зале Верховной Рады Украины голосовали около 55 народных депутатов Украины, которых нужно привлечь к уголовной ответственности за превышение власти (голосование за других депутатов) по ст. 365 УК Украины и за небрежность (невыполнение или ненадлежащее выполнение своих служебных обязанностей из-за недобросовестного отношения к ним) по ст. 367 УК Украины, — только так можно навести порядок в этом законодательном органе.

Вместе с тем позарез необходим демократичный, гуманный, хорошо продуманный Уголовно-процессуальный кодекс, который бы ввел в Украине только судебное следствие. А четыре досудебных следственных органа нужно ликвидировать, учитывая их фактически закрытую деятельность, которая приводила к расправе над политическими оппонентами, инакомыслящими, к искусственному созданию доказательств, а также применению незаконных методов получения доказательств в деле.

Функцией надзора в государстве по соблюдению законов должен быть наделен только народный суд, тогда это будет реальный механизм для сдерживания законодательной и исполнительной ветвей власти от возможных нарушений международных норм, Конституции и законов Украины.

Надзор за соблюдением законов в органах дознания (милиции, СБУ, таможенной службе, командирами военных частей) должны осуществлять суды по заявлениям или жалобам физических или юридических лиц согласно установленной процедуре, с вызовом нарушителей закона в суд. Это позволит открыто бороться с коррупцией и другими нарушениями прав и свобод человека. А такой процедуры более всего боятся прокуроры, работники милиции, службы безопасности, таможенники и сборщики налогов и другие контрольные органы государства.

За двадцать лет независимости Украина так и не стала демократическим государством, поскольку не утвердила принцип верховенства права.

Автор: Дмитрий Поезд,  «Зеркало недели. Украина» №18 

Читайте также: