Где реформа правоохранительной системы Украины?!

На днях произошли два события (международное и внутригосударственное), которые объединяет одинаково резкая отрицательная оценка правовой системы Украины. В этот день в Брюсселе Еврокомиссар по вопросам расширения и европейской политики Штефан Фюле заявил, что Украина «провалила верховенство права».

Одновременно в Киеве были представлены результаты общенационального опроса, проведенного Фондом «Демократические инициативы» и Центром Разумкова, которые подтвердили преимущественно отрицательное отношение украинских граждан к правоохранительным органам и судам Украины.

Каждая из этих оценок является по-своему важной и «сигнальной» для отечественной власти. Но если первая оценка относительно правовой системы Украины со стороны международных организаций стала уже традиционной (периодически меняются разве что субъекты оценки и ее формулировка) и даже обычной для власти, то вторая в последнее время в форме результатов соцопроса давалась нечасто. Поэтому на ней нужно остановиться отдельно, ведь это своеобразное выражение «голоса народа».

И то, что говорит сегодня народ о своей власти (пусть лишь о ее части), должно серьезно обеспокоить политическое руководство государства. Потому что этот голос — недобрый и тревожный. Он говорит о больших проблемах в деятельности власти и необходимости их срочно решать. Пренебрегать мнением народа неумно и нерационально, не говоря уже — не по-государственному.

Отношение к правоохранительным органам — отрицательное

Бесспорно, отношение граждан к органам правоохранительной сферы — это лишь один из критериев оценки их деятельности. Вместе с тем, с точки зрения общественного назначения этих органов, названный критерий — определяющий, поскольку главной их задачей является само обеспечение безопасности граждан, защита их прав и свобод, утверждение в государстве правопорядка. Общественная оценка деятельности органов правоохранительной сферы очень четко отражает их «ощущение» обществом.

Это ощущение формируется в результате впечатления людей от повседневных контактов с должностными лицами данных органов, их решений в конкретных жизненных делах (а главное — от принципов, по которым принимаются такие решения), поведения и образа жизни работников органов правоохранительной сферы и т.п. Такое ощущение является результатом разностороннего восприятия и нередко его сложно объяснить одной или несколькими причинами. Это как с определением коррупции, которую, по утверждению известного американского исследователя Д.Кауфмана, легче распознать (ощутить), чем определить.

Исследование подтвердило, что граждане крайне отрицательно оценивают деятельность правоохранительной системы в Украине. Деятельность милиции положительно оценивают 26% опрошенных, отрицательно — 64; прокуратуры: положительно — 23, отрицательно — 63; деятельность судов: положительно — 20, отрицательно — 69%.

Выявленное опросом преимущественно отрицательное отношение общества к органам правоохранительной сферы (милиции, прокуратуры, суда) свидетельствует о том, что люди считают их деятельность не отвечающей общественному назначению правоохранительных органов. Более того, можно сказать, что при такой оценке милиция и прокуратура не воспринимаются гражданами как правоохранительные органы, а суд — как орган правосудия.

Здесь уместно напомнить, что проведенный в октябре 2011 г. Центром Разумкова опрос показал, что украинцы все чаще воспринимают милицию как фактор опасности, а не защиты. Так, на вопрос о том, как бы респонденты восприняли встречу ночью на пустой улице с милиционером, почти треть (31,2%) опрошенных ответили, что восприняли бы его как фактор опасности и только 20,7% оценили бы это как гарантию безопасности. Оценка милиции в таком аспекте существенно ухудшилась, по сравнению с 2006 г., когда милиционера в указанной ситуации считали чаще гарантией безопасности (30,5%), чем фактором опасности (19,1%).

Довольно интересен результат регионального среза анализированного социологического опроса. Как видно из его результатов, отрицательные оценки деятельности органов правоохранительной сферы превалируют во всех регионах страны. Однако уровень таких оценок существенно отличается. Так, на западе страны деятельность судов отрицательно оценивают 74% опрошенных, положительно — 18; в центральном — 73 и 16, соответственно; на юге — 82 и 14; на востоке — 55 и 27%, соответственно.

Деятельность милиции на западе отрицательно оценивают 69%, положительно — 25; в центре — соответственно 69 и 22; на юге — 66 и 33; на востоке — 55 и 28%.

Деятельность прокуратуры на западе отрицательно оценивают 68%, положительно — 22; в центре — соответственно 66 и 17; на юге —74 и 21; на востоке — 52 и 28% опрошенных.

Такие результаты вызывают некоторое удивление, учитывая то, что деятельность органов милиции и прокуратуры при их четкой централизации, в принципе, должна быть одинаковой во всем государстве. При наличии единой судебной системы, единого статуса судей, единых принципов организации и деятельности всех судов, что предполагает одинаковое применение закона судами на всей территории государства, суды также должны функционировать одинаково. Так оно на самом деле и есть. Однако отношение граждан к этим органам в разных регионах весьма разное.

Возникает вопрос: чем объяснить такое различие? Более привычным отношением к непрофессионализму и злоупотреблениям правоохранителей со стороны жителей Восточного региона? Или более сильным влиянием европейской демократии и стандартов жизни на жителей Западного региона? Тогда как объяснить наиболее отрицательную оценку деятельности судов и прокуратуры не в Западном, а в довольно территориально отдаленном от европейского Запада Южном регионе? Поиск ответа на этот вопрос нуждается в отдельном глубоком исследовании.

Разочарование в правосудии — путь к правовому нигилизму

Отдельного внимания заслуживают результаты опроса относительно деятельности судов. Прежде всего, учитывая осуществление ими особой государственной функции (правосудия) и особо важного значения в защите прав и свобод человека. Для граждан суд является последней правовой инстанцией в поиске законности, правды и справедливости. Результаты опроса убедительно свидетельствуют: надежд на эту инстанцию у украинских граждан нет.

Именно к этой инстанции среди трех основных органов правоохранительной сферы (суд, прокуратура, милиция) респонденты продемонстрировали наиболее негативное отношение. Это выглядит непонятным, учитывая проведенную в 2010 г. судебную реформу (ведь милиция и прокуратура остаются нереформированными), которая уже должна была бы дать положительные результаты. За два года общество должно было бы ощутить существенное улучшение правосудия. Но — судя по социологическому опросу, оно его не ощутило. Это означает одно из двух: или с обществом у нас что-то не так (до него медленно «доходит»), или реформа делалась не для него (поэтому оно ее и не ощутило).

О крупной проблеме с отечественным правосудием (в широком понимании) свидетельствуют еще два момента. Первый связан с результатами опроса относительно резонансного дела об изнасиловании тремя юнцами молодой девушки Оксаны Макар в Николаеве, что вызвало ее смерть. Эти результаты кажутся очень показательными. На вопрос, можно ли надеяться на справедливое расследование и решение в этом деле, положительно ответили 48,4% опрошенных, отрицательно — 32,8%, еще 18,8% — не смогли определиться с ответом.

На первый взгляд, такие цифры должны были бы радовать, поскольку почти половина граждан верят в справедливость правосудия в этом деле. Но если учесть некоторые обстоятельства, то результаты ответов граждан на этот вопрос должны, наоборот, очень огорчить. Ведь речь идет об откровенно дерзком совершении наиболее тяжких преступлений против личности — изнасилование и лишение жизни. С человеческой точки зрения (а в этом случае юридической позиции и не требовалось), здесь нет никаких проблем с отношением к таким крайне опасным проявлениям. Это же не проявление отношения к, например, тем же резонансным делам Тимошенко и Луценко, на которые влияет политическая симпатия/антипатия респондентов, трудности в понимании юридических моментов обвинения и т.п.

В деле О.Макар не должно возникать никаких сомнений как относительно объективности расследования, так и относительно справедливости ответственности виновных лиц. Тем более что президент поручил генеральному прокурору обеспечить полное и непредубежденное расследования этого преступления и высказал уверенность, что преступники, совершившие против девушки такие нечеловеческие действия, неотвратимо понесут справедливое наказание.

Расследование этого дела взяли на личный контроль генпрокурор и министр внутренних дел. Казалось бы, какие могут быть у людей сомнения по поводу законности и справедливости решения в этом деле? Но они возникли фактически у каждого второго опрошенного, что отражает глубокое недоверие людей к отечественной правоохранительной системе и свидетельствует о хронической проблеме нашего государства — проблеме правосудия.

Вторым моментом, подтверждающим ее наличие и масштабность, являются результаты исследования отношения граждан Украины к самосуду. На сегодняшний день общественное мнение относительно возможности применения самосуда является таковой: 38% граждан считают самосуд недопустимым в любом случае; 35% — уверены, что самосуд вообще недопустим, но в отдельных случаях может быть оправдан. А почти каждый пятый (19%) — убежден, что в наших условиях самосуд — это единственный способ осуществить правосудие. Интересно, что даже среди тех, кто надеется на справедливое расследование и суд над насильниками О.Макар, 14% усматривают в самосуде единственный способ осуществления правосудия.

Если вдуматься, цифры поражают. В государстве, в котором по Конституции действует принцип верховенства права, в которой функционирует могучий правовой механизм, каждый пятый гражданин убежден в том, что самосуд является единственным способом осуществить правосудие. Каждый третий — допускает самосуд как форму правосудия. Вместе — это свыше половины населения страны.

Уместно напомнить, что самосуд, в сущности, является заменой государственного правосудия. Самосудом считается незаконная расправа с преступником (настоящим или гипотетическим) без обращения в соответствующие государственные органы. Самосуд, как правило, совершается с целью обеспечения справедливости.

Он является крайним средством, к которому прибегают тогда, когда на государство нельзя надеяться. Тот, кто совершает самосуд, понимает, что он действует незаконно и понесет за это ответственность. Не исключено — очень суровую. Но это его не сдерживает, он сознательно идет на совершение очевидно незаконного действия. Поскольку иного выхода в государстве, где он живет, — не видит.

В более широком общественном понимании, самосуд — это сопротивление государству, содержащее элемент бунтарства. События, связанные с самосудом, могут послужить детонатором к более глобальным общественным возмущениям. Во всяком случае, самосуд свидетельствует о наличии большой системной общественной проблемы. Задача государства — не допускать появления такой проблемы, а в случае ее возникновения — безотлагательно принять меры к ее решению.

Выход — утверждение настоящей демократии

В нашем случае это означает утверждение в стране настоящей демократии и справедливого правосудия. Имитация этих процессов или движение в противоположном направлении приведет к еще более сложной общественной ситуации и развитию неконтролируемых процессов. Попытка прекратить их репрессивным образом не принесет положительных результатов, поскольку эти процессы (в т.ч. самосуд) является следствием, а не причиной. Причина — в системе и принципах ее функционирования, которые надо менять.

Кстати, на это указывают и результаты опросов граждан, высказавшихся по поводу нынешней ситуации в правоохранительной сфере. В соответствии с ними, полностью удовлетворены тем, как работает демократия в Украине, только 2,7%, преимущественно удовлетворены — 20,4%, в то время как совсем не удовлетворены — 26,4% и преимущественно не удовлетворены 38%.

При этом более половины граждан (50,9%) считают демократию наиболее желательным типом государственного устройства для Украины. Мнение, что при определенных обстоятельствах авторитарный режим может быть лучше, чем демократический, поддержали только 19,6% опрошенных (18,3% подтвердили, что для них вид режима не имеет значения).

Анализ результатов исследования, даже сделанный «по свежим следам», позволяет установить несколько важных выводов. Одним из которых является то, что правоохранительная система Украины находится в критическом состоянии. Она не соответствует своему назначению и надлежащих образом не выполняет своих функций, — так думает подавляющее большинство украинских граждан.

Второй вывод логически вытекает из первого и заключается в том, что ситуацию в этой сфере необходимо безотлагательно кардинально исправлять. И делать это надо «сверху». И не потому, что от отечественной власти этого требует Европа и мир, увидевшие проблему украинского правосудия в связи с уголовными делами известных политиков. А потому что об этом отечественной власти говорит ее народ. Который, не дождавшись изменений «сверху», может начать изменять ситуацию снизу.

Исследование проведено фондом «Демократические инициативы» и социологической службой Центра Разумкова в начале апреля 2012 года. Были опрошены 2009 респондентов в возрасте от 18 лет во всех областях Украины, Киеве и АР Крым по выборке, репрезентующей взрослое население Украины по основными социально-демографическим показателям. Выборка опроса строилась как стратифицированная, многоступенчатая, случайная с квотным отбором респондентов на последнем этапе. Опрос осуществлялся в 132 населенных пунктах (из них 79 городских и 53 сельских поселения). Теоретическая погрешность выборки не превышает 2,3% с вероятностью 0,95.

Отрицательные оценки деятельности правоохранительных органов объединяют все регионы Украины. Причем хуже всего оценивается деятельность судов: в Западном регионе негативно оценивают деятельность судов 74%, положительно — 18%; в Центральном регионе, соответственно,— 73% и 16%; в Южном — 82% и 14%; в Восточном — 55% и 27%. Деятельность милиции в Западном регионе отрицательно оценивают 69%, положительно — 25%; в Центральном регионе, соответственно, — 69% и 22%; в Южном — 66% и 33%; в Восточном — 55% и 28%. Деятельность прокуратуры в Западном регионе отрицательно оценивают 68%, положительно — 22%; в Центральном регионе, соответственно, — 66% и 17%; в Южном — 74% и 21%; в Восточном — 52% и 28%.

Отрицательно оценивают деятельность правоохранительных органов сторонники всех политических сил, оценки избирателей оппозиции более отрицательны. Деятельность судов отрицательно оценивают 80% избирателей «Батьківщини» (положительно — 12%), 77% «Фронту змін» (положительно — 13%), 71% «УДАРа» (положительно — 22%), 64% КПУ (положительно — 25%) и 52% Партии регионов (положительно — 38%).

Деятельность милиции отрицательно оценивают 76% избирателей «Батьківщини» (положительно — 18%), 70% «Фронту змін» (положительно — 20%), 66% «УДАРа» (положительно — 26%), 55% КПУ (положительно — 35%) и 50% Партии регионов (положительно — 40%). Деятельность прокуратуры отрицательно оценивают 74% избирателей «Батьківщини» (положительно — 15%), 73% «Фронту змін» (положительно — 16%), 67% «УДАРа» (положительно — 20%), 57% КПУ (положительно — 28%) и 46% Партии регионов (положительно — 41%).

Отношение к самосудам, как оказалось, не зависит от возраста и пола и прямо зависит от уровня образования и материального статуса. Среди тех, кто имеет неполное среднее образование, поддерживают самосуд как метод реализации правосудия 25%, среди тех, кто имеет общее среднее или среднее специальное образование, — 20%, а среди тех, кто имеет высшее образование, — 15%. Среди респондентов, доход семьи которых не превышает 1000 гривен в месяц, самосуд поддерживают 27%; там, где месячный доход семьи колеблется в пределах 1001—2000 гривен, — 20%, там, где семейные доходы составляют от 2001 до 5000 гривен, сторонников самосудов 16%, а там, где доход превышает 5000 гривен, — 10%.

Среди сторонников разных политических сил больше всего поддерживают методы самосуда избиратели партии «Батьківщина» (27%), меньше сторонников — среди избирателей «УДАРа» (19%), «Фронту змін» (17%), Партии регионов (13%) и КПУ (13%). Но больше всего одобряющих самосуд среди тех, кто вообще не собирается идти на выборы (28%), а среди них — те, кто не пойдет на выборы, потому что не верит, что они будут честными (34%).

Автор: Николай Мельник «Зеркало недели. Украина» №21

Читайте также: