Слепая Украина. Террористы и политики

Через три месяца нам предстоит выбрать людей, от решений которых пять лет будет зависеть судьба государства. К сожалению качественного обновления состава кандидатов в народные депутаты по-прежнему не происходит. К власти рвутся лишенные совести и дискредитировавшие себя политики. Такие, как Виктор Ющенко… Так что же нас ожидает этой осенью? Гражданам Украины стоит вспомнить некоторые криминальные факты и уголовно-наказуемые методы, которыми без зазрения совести пользовался Ющенко и его компания для прихода во власть в 2004 году. И задуматься, что может ожидать нас завтра…

Всем известна грамотно срежессированная оранжевой командой история с его «отравлением», которая добавила В. Ющенко немало голосов на президентских выборах. Но мало кто знает, какие еще преступления планировали сделать эти рвущиеся к власти политики.

Осенью 2004 года украинские, а затем и зарубежные информагентства облетела сенсационная новость. 21 ноября, в день второго тура президентских выборов в Украине, в г. Киеве по ул. Владимирской, 80 работниками милиции были задержаны гражданин РФ Чепурной О.В. и гражданин Украины Андронов М.И. Планировавшие проведение террористического акта у здания штаба оппозиционного кандидата в Президенты Украины В. Ющенко по ул. Боричев Ток,22-А.

О серьезности намерений задержанных террористов убедительно свидетельствовало обнаруженное в их автомобиле ВАЗ-2109 готовое к действию радиоуправляемое самодельное взрывное устройство. Снаряженное 2 кг 990 гр пластида и пультом дистанционного управления.

На следующий день, в доме по месту временного проживания задержанных террористов в селе Дударкив Бориспольского района Киевской области были изъяты два стандартно изготовленных боевых средства подрыва — электродетонаторы «ЕДП-р», пистолеты ИЖ-79-8 и ИЖ-78-8 с глушителями и спиленными заводскими номерами, 49 патронов 7,65 мм, 20 патронов 5,45 мм.

В тот же день, в еще одном укрытии киллеров в Киеве, в номере гостиницы «Зенит» сотрудники милиции обнаружили и изъяли три мощных портативных радиостанции, устройства «наушник — микрофон», бинокль и перчатки.

Кроме того выяснилось, что задержанные террористы использовали при пересечении государственной границы, предъявляли работникам милиции и при аренде жилья поддельные паспорта. Так оказалось, что гражданин РФ Чепурной Олег Владимирович, 16.12.1969 года рождения- на самом деле — Шугай Михаил Михайлович, 31.12.1969 г. р., гражданин РФ, не работающий, ранее судимый в 1993 г. по ч.1 ст.218 УК РФ, по ч.2 ст.126 УК РФ.

А гражданин Украины Андронов Михаил Иванович,28.11.1969 г. р. — на самом деле — Московитин Марат Борисович, 28.11.1969 г. р., гражданин РФ, не работающий и ранее не судимый.

И вот, после такого удачного начала, с киевскими правоохранителями стали происходить необъяснимые вещи…

Оба российских киллера были арестованы. Следственным отделом Голосеевского райуправления ГУ МВД в г. Киеве по признакам преступления, предусмотренного ст.263 ч.1 УК Украины ( ношение, хранение, приобретение, изготовление, ремонт, передача или сбыт огнестрельного оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ или взрывчатых устройств без предусмотренного законом разрешения) 21 ноября 2004 года возбуждается уголовное дело № 242. Стоит отметить — как для начала расследования — вполне логичное решение.

В конце ноября за террористов Шугая и Московитина берется следственный отдел по расследованию особо важных дел и преступлений, совершенных организованными группами Следственного управления ГУ МВД Украины в г. Киеве ( номер дела 01-5196). Вполне очевидно, что затребовав дело " наверх«, милицейское следствие вполне отдавало себе отчет в серьезности планируемого преступниками теракта и возможных трагических последствиях. Не только для людей, оказавшихся в зоне действия взрывного устройства, но и с учетом политической ситуации — для Государства в целом.

Следователи берутся за дело, допрашивают арестованных, проводят необходимые следственные действия по установлению других соучастников преступления и сбору доказательной базы, но тут… материалы дела для «изучения» истребует Киевская городская прокуратура. Три недели материалы резонансного уголовного дела блуждали по прокурорским кабинетам, а следственные действия вообще не проводились. Умышленно ли затягивалось расследование? На наш взгляд — да!

Почему и откуда такая уверенность?

Во-первых, за окнами прокурорских кабинетов шумел майдан и все шло к победе оранжевой революции. А показания пойманных с нешуточным арсеналом террористов изобиловали весьма интересными фактами о организаторах и заказчиках подготовленного теракта. Задержанные отдавали себе отчет в степени уголовной ответственности за подготовленный теракт. И стремясь избежать максимального наказания буквально сразу стали давать признательные показания.

Так, на следующий день после задержания, 22 ноября 2004 года, Михаил Шугай на допросе пишет явку с повинной, где подробно излагает обстоятельства дела: «… я приехал в Украину в связи с тем, что должен был преступными методами повысить рейтинг оппозиционного кандидата В. Ющенко. Для этого я должен был осуществить ряд подготовительных мероприятий, а именно: закупку взрывчатого вещества, дистанционного средства управления для приведения в действие взрывчатого вещества…».

Далее Шугай сообщил следствию, что предложение организовать в Киеве взрыв ему сделал его знакомый по имени Дмитрий, которого он «за глаза» называл «антикваром» за увлечение последнего сбором редких и дорогих предметов старины. Со слов Шугая, «антиквар» Дмитрий не брезговал приобретением раритетных вещей явно криминального происхождения. И зная о судимостях Шугая, вел с ним откровенные разговоры на эту тему, приобретал через него антиквариат, не интересуясь его «происхождением».

С «антикваром» Дмитрием Михаил Шугай познакомился в 2003 году, через своего давнего знакомого — Георгия Шуппе — зятя Бориса Березовского. Шугай в то время снимал дачу в пос. Николина гора и часто по-соседски бывал у Шуппе в гостях, в загородном доме последнего, в поселке Петрово — Дальнее. Где к слову, не один раз видел и самого Бориса Абрамовича, приезжавшего поиграть в биллиард.

В протоколе допроса Михаил Шугай описывает внешность «антиквара» Дмитрия : «… на вид примерно 36 лет, рост около 170-175 см, обычного телосложения, волосы светлые, коротко стриженные. Имеет жилье в Москве и огромный загородный дом на Рублевке, в Ново-Огарево.

Именно «таинственный», так и не установленный следствием «антиквар» Дмитрий в начале сентября 2004 года, в номерах Сандуновских бань в Москве, предложил Михаилу Шугаю за вознаграждение в 250 тысяч долларов США осуществить на территории Украины в г. Киеве акцию криминально — силового воздействия. При этом Дмитрий пояснил, что у Бориса Березовского имеются «интересы» в Украине и он видит смысл вкладывать деньги и силы в продвижение и избрание Президентом Украины Виктора Ющенко. Цель акции- повышение предвыборного рейтинга оппозиционного кандидата.

Шугаем и «антикваром» Дмитрием был разработан план преступления. В качестве объекта террористической атаки был определен штаб оппозиционных сил в г. Киеве, метод — взрыв радиоуправляемого СВУ фугасного действия, заложенного в припаркованный у объекта автомобиль.

Получив от «антиквара» задаток в 25 тысяч долларов США, М. Шугай привлек к выполнению намеченного плана своего проверенного знакомого — Марата Московитина, в прошлом спортсмена — боксера.

Через него в 2003 году Шугай вышел на (опять же) не установленного следствием некоего Сергучева Дмитрия (республика Беларусь, г. Минск) и далее — на организованную жителями Литвы преступную группировку, занимающуюся торговлей оружием.

Естественно, устанавливать граждан Литвы — Римуса и Нериса, продавших в г. Вильнюсе боевой группе М. Шугая в разный период времени три килограмма пластида, четыре детонатора, устройства для замедления взрыва, снайперскую винтовку Драгунова и 200 патронов к ней, два пистолета марки ИЖ и 69 патронов к ним, пистолет ПСМ с 20 патронами и три глушителя — украинское следствие не стало.

Абсолютно не заинтересовали следователей и граждане Литвы, организовавшие и осуществившие «международную доставку» купленного оружия сначала в г. Минск (Белоруссия), а затем и в г. Москву ( РФ).

Упустили следователи и явную нестыковку показаний М. Шугая относительно оружия. На допросах Шугай заявил, что один из купленных пистолетов — ИЖ с глушителем и патронами он в сентябре 2004 г. в Москве подарил своему «работодателю» — «антиквару» Дмитрию. В Киеве на съемной квартире у Шугая были изъяты 2 пистолета ИЖ, но отсутствовал пистолет ПСМ. Хотя патроны к нему имелись.

Следствие не удосужилось уточнить у задержанных преступников — кому предназначался третий пистолет — ПСМ? Где делся он и снайперская винтовка с боеприпасами? Как планировалось использовать снайперское оружие, и кто был мишенью?
И, наконец, как подаренный «антиквару» пистолет ИЖ оказался в г. Киеве?

Вывод может быть один — этот пистолет перевез через российско — украинскую границу, и намеревался использовать на территории Украины и г. Киева его новый владелец — «антиквар» Дмитрий. Который вместе с террористами оказался в столице Украины и, судя по имеющимся фактам, лично руководил организацией террористического акта.

Следствие не заинтересовалось показаниями Михаила Шугая о «полевых» испытаниях купленного им в Литве пластида, прямо свидетельствующими о том, что в столице Украины должен был произойти полномасштабный теракт, а не его инсценировка.
Шугай прямо указывает в своих показаниях, что потребовал от Римаса, доставившего взрывчатку из Литвы в Москву, проверить ее в действии. Они отделили от основного куска 10 грамм пластида, вставили детонатор, присоединили замедлитель и в Подмосковье на берегу Москвы-реки произвели пробный подрыв. Следствие снова «закрыло глаза» на вопрос — для чего не планирующему масштабный взрыв террористу потребовалось убедиться в убойном и разрушительном качестве купленных 3 килограммов взрывчатого вещества?

Обошло вниманием следствие факт наличия и использования Михаилом Шугаем двух поддельных российских паспортов. А его подельником Маратом Московитиным — поддельного украинского паспорта. Поддельный паспорт на фамилию Сергучев был изготовлен и третьему члену ОПГ- гражданину республики Беларусь некоему Дмитрию, который активно участвовал в организации приобретения и доставке оружия и боеприпасов из Литвы через Минск в Москву. Так и остался открытым вопрос — кто и по чьей команде изготавливал и выдавал эти документы прикрытия на территории России и Украины? Заметьте — по предьявлению которых члены террористической группы свободно пересекали государственные границы автомобильным, железнодорожным и авиатранспортом и не вызывали подозрений у таможенной и пограничной служб?

Не смотря на активно сотрудничавшего со следствием М. Шугая, следствие не пожелало установить личность организатора теракта — «антиквара» Дмитрия.

Хотя с сентября по ноябрь 2004 года тот умело и активно, применяя методы конспирации, координировал и направлял деятельность Шугая и его банды.

Кроме многократных встреч в Москве, в Сандуновских банях и клубе «Фест», антиквар вслед за исполнителями перебрался в Киев и встречался с Шугаем на Крещатике.

Именно «антиквар» сообщил бандитам, что их «услуги» потребуются ко второму туру президентских выборов, когда в Украине развернется настоящая политическая война. А до того времени предложил тихо сидеть в Киеве.

В показаниях М. Шульга сообщает следствию: «… в ходе наших встреч Дмитрий неоднократно говорил, что политическая борьба в Украине проходит не на равных условиях, а деньги вложены очень серьезных людей, в том числе Бориса Березовского. В связи с чем нашей группе необходимо „подстраховать“ положение. Весь период времени я находился на связи с » антикваром«.
Со слов Шугая, 18 ноября, за четыре дня до своего ареста, он встречался в районе Бессарабского рынка в Киеве с организатором теракта — «антикваром» и тот указал согласованное с кем то из руководства украинской оппозиции место, где надо расположить автомобиль со взрывчаткой: ул. Боричев Ток,22. В ходе разговора Шугай якобы обсуждал возможность осуществления теракта в ночное время, чтобы жертв было меньше.

20 ноября 2004 года, профессионально и тщательно готовясь к исполнению террористического акта, Шугай вместе с Московитиным еще раз испытали готовность взрывного устройства к действию. Для чего вместо детонатора присоединили к СВУ лампочку и удаляясь на разное расстояние от автомобиля с фугасом, включали пульт дистанционного управления, наблюдая, загорится лампочка или нет.

Расследование несостоявшегося благодаря бдительности киевских милиционеров 21 ноября 2004 года террористического акта, после победы на выборах В. Ющенко и его окружения, было плавно спущено на тормозах.

До сих пор не дан ответ на основной вопрос — кто заказчик планируемого терракта, выделивший немалые средства на оранжевую революцию и имевший виды на Украину после победы. Не установлен и избежал уголовного преследования имевший давние связи с Борисом Березовским и «пламенными украинскими революционерками» организатор преступления — владелец загородного дома на Рублевке «антиквар» Дмитрий.

Не установлены лица из международной преступной группировки торговцев оружием — то есть до сих пор не перекрыты каналы его нелегального поступления в Украину, Россию, Беларусь и страны Евросоюза. А значит, в любой момент и в любой стране может прогреметь взрыв…

В результате профессионально» проведенного следствия и усилий пришедших к высшей государственной власти оранжевых политиков, дело российских террористов Михаила Шугая и Марата Московитина едва не развалили. Слово «терроризм» в гуманном украинском суде так и не прозвучало.

Шугай решением Апелляционного суда г. Киева был осужден к 6 годам лишения свободы по ст. 201 ч.1 ( контрабанда без отягчающих обстоятельств), ст.358 ч.3 ( использование заведомо поддельного документа), ст.263 ч.1 ( перемещение, приобретение, хранение огнестрельного оружия и взрывчатых веществ). За примерное поведение, отсидев 3 года из 6, освобожден условно-досрочно и убыл в Россию.

В отношении Марата Московитина суд ограничился 4 годами лишения свободы и через два года он также был освобожден условно- досрочно.

Третий член орудовавшей в Киеве террористической группы, использовавший поддельный паспорт на имя Дмитрия Сергучева пойман не был и благополучно избежал наказания.

Какая судьба ожидает преступников, задержанных с взрывным устройством и оружием в Израиле, Англии, США или другой стране мира? Однозначно-долгие годы строгой тюремной изоляции. А до этого — тщательная работа правоохранительной и судебной систем по выявлению пособников, организаторов, заказчиков терракта. В Украине все не так. Здесь взрывы и убийства планируют политики, а затем прикрывают организаторов и помогают исполнителям избежать наказания.

Несомненно одно — за действиями следствия, прокуратуры и решениями украинского суда, подменившими для преступников «терроризм» на легкие " контрабанду и подделку документов«, не заметившими международной организованной преступной группировки — стояли те же люди, что и готовили кровавую провокацию.

Наше дело — вывести негодяев на чистую воду.

Продолжение и фамилии последуют…

«УК»

Читайте также: