Убийство убитых енотов

Один из важнейших символов переходной экономики отправила в отставку на минувшей неделе Верховная Рада, принявшая поправки в Закон «О рекламе». Вскоре в рекламных целях уже нельзя будет указывать цены товаров, работ и услуг, номинированные в иностранной валюте. Только в гривне. Странноватое сокращение «у. е.» постепенно отходит в историю.

 За последние двадцать лет термин «условные единицы» полюбился всем слоям населения. Вначале им начали щеголять юристы и бухгалтера, обходя суровое конституционное требование, что национальной денежной единицей страны является гривня. Впрочем, понятие «у. е.» как-то вмиг завоевало всё постсоветское пространство, сраженное в первой половине 1990-х гиперинфляцией, политическим и общехозяйственным бардаком.

Видимо, чтобы жизнь не казалась скучной, люди увлеклись разнообразной расшифровкой этого новояза. И в итоге на свет родились не только «убитые еноты» и «уголовные единицы», но еще и «униженные евнухи», «узбекские ёжики», «упокоенные еретики», «унавоженные ёлочки», «упитые егери», «уругвайские эскудо» и даже «удмуртские йены». При желании в этот список можно включить и «украинские йолки».

В первые месяцы строительства рыночной экономики торговцы, не мудрствуя лукаво, просто говорили, сколько стоит вагон алюминия или контейнер яблок. В долларах США. А потом правительство специально выдало декрет, запрещающий торговать за инвалюту, да и ставить ценники в долларах запретило. Ежедневно пересматривать рублевые и гривневые цены было сложно, так что условная единица быстро нашла себя в новой экономике.

Говоря экономическим языком, «у. е.» долгое время исполняло функцию мерила стоимости, с которой не справлялась национальная валюта. Впрочем, уже далеко не первый год инфляция у нас не исчисляется сотнями процентов, а новая купюра появляется нечасто (500-гривневая купюра дебютировала еще в 2006-м). Так что цены на хлеб, молоко и кефир мы давно, осуществляя ежедневные покупки, в доллары не переводим. То же касается импортного бензина или экзотических фруктов.

Однако когда дело доходит до более крупных сумм, тут вовсю работает сила «у. е.». Скажем, свою зарплату многие до сих пор пересчитывают в доллары, даже если не собираются ехать куда-нибудь за рубеж. А цены на недвижимость, автомобили, другие дорогие товары общество прикидывает исключительно в долларах. Или евро.

С этой привычкой придется расставаться, причем разлука произойдет без серьезного умственного напряжения или угрызений совести. Когда массовая реклама начнет продвигать цены в гривнях, люди тут же переключатся на «новую» для них шкалу.

В России это уже отчасти произошло. Так, одна из самых популярных рубрик на автомобильных сайтах гласит: «Рейтинг машин ценой до миллиона рублей». А на другом форуме оживленно обсуждается вопрос, можно ли купить в Москве приличную квартиру за пять миллионов. Вполне вероятно, что и в нашей стране скоро появится реклама о квартирах за миллион гривен, машинах — за двести тысяч и бог весть чего еще. Дорогого. И за гривни.

Недавно в Германии, уточняя цену на сложный агрегат, я переспросил: «Это в евро?» Мой собеседник, немец, замялся и долго не мог понять, почему задан такой странный вопрос — мол, а в чём же еще, тут другая валюта не ходит.

Или вот еще пример. Шведский посол, давая интервью «Эксперту», старательно переводил некоторые показатели в гривни — чтобы было удобнее украинскому читателю. И работники посольства удивлялись, когда зарплаты шведов мы просили указывать всё-таки в евро — почему так нашему читателю понятнее?!

Между тем решение отказаться от указания «у. е.» в рекламных роликах вряд ли заставит украинцев больше любить свою валюту. Тут действуют другие факторы, среди которых выделяется способность национальной денежной единицы выполнять функцию накопления. Нет высокой инфляции или обвальной девальвации — валюта сильная, копить в ней есть смысл. Ну а если нет — так нет.

Решение Верховной Рады в отношении поправок в рекламный закон стало одним из последних для депутатов VI созыва. Нынешний парламент, вероятно, соберется еще раз для обсуждения проекта бюджета, сфотографируется на память и уступит свое место новому созыву.

А тем временем подсчет итогов голосования 28 октября вторую неделю остается главной политической новостью в стране. Уже известен каждый голос, отданный за выборщиков в США 6 ноября, а в Украине еще не во всех мажоритарных округах завершен подсчет. При этом оказалась дискредитированной смешанная избирательная система, которая виделась инструментом «закрепления» депутата за определенной территорией, наличием у территориальной общины «своего» народного избранника.

Громкие скандалы и чехарда на сайте Центризбиркома, где за одну ночь уже после подсчета ста процентов бюллетеней в том или ином округе может смениться победитель, а бывший лидер по непонятной причине потерять пять тысяч голосов, позволяют почти каждому украинцу думать, что его голосом окружные комиссии распорядились по собственному усмотрению. «Совершенно неважно, кто и как будет в партии голосовать; но вот что чрезвычайно важно, это кто и как будет считать голоса», — эта легендарная фраза Сталина вновь обрела сакральный смысл.

В любом случае сомневающихся в легитимности правящей Партии регионов по итогам 2012-го будет значительно больше, нежели было по итогам президентских выборов-2010. А вот оппозиция, о чём мы пишем в этом номере, молча согласившись с предложением Центризбиркома переголосовать пять округов, лишилась шансов стать обладателем «золотой акции» в Верховной Раде VII созыва. Ключевые голоса большинству всё-таки дадут коммунисты. И никакого обнуления оппозиционных списков не будет — восстанут, прежде всего, мажоритарщики от оппозиции, которые провели изнурительную и дорогую кампанию. На новую нет ни сил, ни денег, ни политической воли.

Автор: Андрей Блинов, журнал ЭКСПЕРТ 

Читайте также: