Беспредел на дорогах остановят «космические» штрафы и неотвратимость наказания. Уже очень скоро

Ходят слухи, что ГАИ опять начнет рассылку «писем счастья»: новая система автофиксации нарушений уже работает в тестовом режиме и дает просто-таки фантастические результаты, а МВД разработало законопроект, который скоро запустят в парламент… Насколько реальны угрозы и как будут развиваться события?

В издании «ЗиБ» решили детально изучить этот вопрос.

Мартовские тезисы

Слухи, к сожалению автолюбителей, небезосновательны. Дело в том, что развивать транспортную инфраструктуру в рамках небезызвестной Программы экономических реформ «Обеспеченное общество, конкурентоспособная экономика, эффективное государство» планируется, в том числе повышая безопасность движения на автодорогах путем фотофиксации нарушений Правил дорожного движения.

Данная задача согласно п.196 Национального плана действий на 2013 год по внедрению этой программы (указ Президента от 12.03.2013 №128) должна быть выполнена до декабря текущего года. МВД поручено разработать, а Кабмину — согласовать и зарегистрировать в парламенте проект закона о внесении соответствующих изменений в Кодекс об админправонарушениях.

Основные положения тезисно прописаны в самом плане и в принципе дают общее представление об организации механизма рассылки «писем счастья», а значит, и пищу для размышлений. Учитывая исполнительность органов исполнительной власти (простите за каламбур), вероятность того, что все предусмотренные Президентом новеллы мы увидим в правительственном проекте, довольно высока.

Итак, в конце года депутатам наверняка предложат подумать над тем, чтобы законодательно закрепить:

1) фотофиксацию нарушений Правил дорожного движения в режиме «без вмешательства уполномоченного лица», которая базируется на принципах автоматической обработки информации о нарушениях ПДД;

2) вручение постановления об административном правонарушении лично собственнику транспортного средства с установлением срока судебного обжалования такого постановления в течение 30 дней со дня вручения;

3) освобождение собственника транспортного средства от ответственности в случае соблюдения двух условий в совокупности: а) если есть достоверная информация о лице, совершившем правонарушение на его транспортном средстве; б) если настоящий нарушитель будет привлечен к ответственности.

Очевидно, что именно в рамках выполнения президентского поручения и начали появляться в Киеве на обочинах дорог серые ящики с электронной начинкой. Их сейчас тестируют на предмет эффективности. По имеющейся информации, такие боксы уже стоят на просп. Победы, ул. Елены Телиги и на въездах в Киев.

О технических возможностях гаджетов недавно рассказал руководитель цент­ра безопасности движения ГАИ Сергей Будник. Он сообщил, что устройства будут фиксировать превышение скорости, нарушение правил проезда перекрестка, выезд на встречную полосу, парковку в запрещенном месте. Также С.Будник похвастался результатами испытаний прибора на одном из выездов из столицы.

По его словам, компьютер, фиксировавший только превышение скорости, за 6 часов работы задокументировал более 2 тыс. фактов нарушений. Даже по самым минимальным «тарифам» КоАП (ст.122 устанавливает штраф от 15 не облагаемых налогом минимумов) это более полумиллиона гривен. Так что окупиться такие приборы должны довольно быстро, поэтому авторам идеи готовить экономическое обоснование для пояснительной записки к будущему законопроекту будет довольно легко и приятно.

Правомерна ли система взимания штрафов, основанная на таких принципах, и сколько она проработает? Сложные вопросы. И вот почему.

Фиаско «Визира»

Среди реальных и потенциальных объектов системы автоматической фиксации и обработки информации о нарушениях ПДД найдется немало тех, кто обязательно попробует ее «сломать» в юридической плоскости. И тому есть пример.

Ровно 5 лет назад, 24 сентября 2008 года, Верховная Рада приняла закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно совершенствования регулирования отношений в сфере обеспечения безопасности дорожного движения» №586-VI.

Тогда в КоАП появилась ст.141, в которой говорилось об ответственности собственников (сособственников) транспортных средств за правонарушения в сфере безопасности дорожного движения в случае фиксации таких нарушений специальными техническими средствами, работающими в автоматическом режиме.

Кроме того, законодатель дополнил «процессуальную» ст.258 кодекса ч.6, которой разрешил ГАИ в случае выявления нарушений ПДД техническими средствами налагать штраф по упрощенному алгоритму:

1) протокол об админправонарушении не составлять;

2) постановление по делу выносить без участия привлекаемого к ответственности лица;

3) копии постановления и материалов, полученных в результате применения технических средств фиксации, направлять лицу, которое привлекается к админответственности.

После вступления этих норм в силу началась неприятная для водителей практика конвейерного наказания. Инспекторы на дорогах снимали с помощью «Визиров» машины-нарушители и даже не останавливали их, по госномеру транспортного средства определяли собственника, которому и высылалось постановление о привлечении к ответственности с предложением уплатить штраф.

В Интернете поднялась шумиха, журналисты писали разгромные статьи о несправедливом подходе к наказанию водителей, а наиболее сознательные юристы, с обостренным чувством справедливости, инициировали судебные разбирательства.

Основные аргументы сводились к тому, что фиксацию нарушений «Визиром» нельзя считать автоматической, как это предусматривала ст.141 КоАП, ведь прибор находился в руках человека. Также указывали на то, что, не останавливая транспортное средство, милиция нарушала закон — не выполняла задачу предупреждения правонарушений. Тогда некоторым «джигитам» за одну поездку из Киева в Одессу ГАИ отправляла по 5-6 «писем счастья».

Предъявлялись претензии и к самому прибору из-за возможности манипулировать данными. На Youtube и сейчас можно найти видеоролики, где, судя по показаниям «Визира», автобус на скорости 80 км/ч высаживает на остановке пассажиров или троллейбус едет по городу со скоростью 110 км/ч. Также были вопросы к сертификации прибора и защите информации.

Одним адвокатам на этих основаниях удавалось выигрывать дела в судах, другим — нет. Точку в спорах поставил в 2010 году Конституционный Суд. Гражданин Артем Багинский, сославшись на неодинаковое применение судами ст.141 КоАП, попросил единственный орган конституционной юрисдикции дать толкование этой норме. Но Суд, изучив вопрос в системной связи с другими положениями, вообще признал ее неконституционной. А заодно и ч.6 ст.258 кодекса (решение от 22.12.2010 №23-рп). Анализ аргументов КС, изложенный в мотивировочной части решения, будет очень полезен для оценки грядущих законодательных изменений.

Нужны определенность и гарантии

Итак, КС констатировал: указанные нормы нарушают принцип правовой определенности — необходимый элемент верховенства права, закрепленный Конституцией.

Ограничение права должно основываться на критериях, которые дают лицу возможность отделить правомерное поведение от противоправного, прогнозировать его юридические последствия. Отсюда — необходимость индивидуализации ответственности (ч.2 ст.61 Основного Закона). Содержание индивидуализации раскрывается в ч.2 ст.33 КоАП: «При наложении взыскания учитываются характер совершенного правонарушения, личность нарушителя, степень его вины, имущественное положение, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность».

Так что наложение взыскания на собственника авто без установления личности водителя-нарушителя противоречит сути административного правонарушения, обязательным признаком которого является виновное (умышленное или неосторожное) действие или бездействие субъекта, и хотя бы уже поэтому создает ту самую правовую неопределенность.

Также КС установил несоответствие спорных норм существующей системе процессуальных механизмов, которые гарантируют невозможность привлечения к ответственности, не совершавших нарушения лиц.

Во-первых, человек фактически был лишен возможности реализации преду­смотренных ст.268 КоАП прав: «знакомиться с материалами дела, давать пояснения, предоставлять доказательства, заявлять ходатайства; при рассмотрении дела пользоваться юридической помощью адвоката, другого специалиста в области права»; присутствовать при рассмотрении дела.

Во-вторых, учитывая, что решение о привлечении к ответственности основывалось лишь на одном фотоснимке без привлечения водителя, нарушалась сама процедура доказывания. Так, согласно стст.252, 280 КоАП при рассмотрении дела об админправонарушении должностное лицо обязано выяснить: было ли совершено нарушение, виновно ли данное лицо в его совершении, подлежит ли оно административной ответственности, есть ли обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность, а также выяснить другие обстоятельства, имеющие значение для правильного решения дела.

Оценка же доказательств должна основываться «на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности» (то есть доказательств вины конкретного лица должно быть хотя бы два).

Возможные варианты

Так что, даже если презюмировать объективность и точность показаний работающих сегодня в тестовом режиме приборов автоматической фиксации нарушений ПДД, по крайней мере два из трех тезисов будущего законопроекта никак не укладываются в правовые позиции, выраженные Конституционным Судом.

Автоматическая фиксация нарушений ПДД (первый тезис) вполне законна и уже фактически реализована. Но вот что делать дальше с полученными данными? Идеи наказания по умолчанию собственника авто (пусть даже с возможностью последующего обжалования постановления в судебном порядке) и освобождения от ответственности в случае, если сдать настоящего виновника, не выдерживают никакой критики.

С учетом изложенного выше содержания принципа правовой определенности и существующих гарантий защиты прав субъектов, привлекаемых к ответственности, думается, что полученный фотоснимок с задокументированным фактом нарушения должен быть изучен должностным лицом, рассматривающим дело. Как минимум по снимку следует провести идентификацию личности водителя (в любом случае личность виновного должна быть установлена), о чем составить соответствующую справку (второе после снимка доказательство).

Далее водителю надлежит отправить повестку с предложением принять участие в рассмотрении дела о привлечении к ответственности (для обеспечения возможности реализовать закрепленные права и существующую процедуру доказывания). По результатам беседы с водителем или ввиду его неявки нужно составить протокол об административном правонарушении (третье доказательство). На его основании должностное лицо имеет право вынести постановление о привлечении лица к административной ответственности (это решение можно обжаловать в суд в общем порядке).

Не так просто, как автоматическая рассылка «писем счастья», однако не сложнее, чем составление протокола на месте совершения правонарушения.

И для реализации такого порядка вносить изменения в КоАП вроде бы и не надо: алгоритм полностью согласуется с действующим законодательством. Единственное, что придется сделать, — это сертифицировать новый прибор фотофиксации нарушений ПДД и обеспечить защиту информации, циркулирующей в системе. Но это общее требование к любому используемому милицией техническому устройству.

Только вот именно из-за ненужности законодательных изменений этот вариант реализации исполнительными исполнителями п.196 национального плана действий, утвержденного Президентом, маловероятен. А точнее — невозможен.

А потому законопроект (если он только не затеряется в Верховной Раде среди прочих нереализованных нормотворческих инициатив), в котором прописан механизм реализации презумпции виновности собственника транспортного средства, ожидает судьба его предшественника — многочисленные тяжбы и, рано или поздно, обращение в Конституционный Суд. Как на этот раз будут истолкованы положения второй версии закона о «письмах счастья» — вопрос открытый.

Читайте также: