Жесточайшие маньяки Украины помогли милиции поймать «коллегу» (фото)

Оноприенко написал свои розмышления о «харцызском маньяке», а Кузьменко больше говорил о себе. Мы расскажем о самых первых серийных маньяках-убийцах, орудовавших в Киеве в середине 90-х годов.

В распоряжении газеты  «Сегодня» оказались эксклюзивные материалы этого некогда суперрезонансного дела.

Но сначала — о том, как одни нелюди, уже оказавшиеся за решеткой, пытались помочь правоохранителям изловить своего «коллегу» по убийствам с изнасилованиями, пока разгуливающего на воле (по примеру сюжета известного романа и фильма «Молчание ягнят», где сидящий в камере каннибал Ганнибал Лектор намекает агенту ФБР на то, где искать действующего маньяка).

Напомним, что официально доказано (по оставленным следам ДНК): «харцызский маньяк» с 2000 по 2010 год убил четырех женщин, еще одна, 15-летняя школьница, случайно осталась жива (мы назвали ее Алиной Г., хотя зовут ее иначе). Его ищут в Украине по сей день (хотя есть мнение, что он уехал в Россию на заработки).

Причем проверяются абсолютно все убийства с изнасилованиями по стране, но признаков, совпадающих с психологическим и физическим портретом «харцызского маньяка», пока не обнаружено. Об этом «Сегодня» рассказал один из опытнейших экспертов-психологов Украины, полковник милиции Юрий Ирхин. Разговор с ним мы начали с вопроса о том, не мог ли «харцызский маньяк» совершить одно из самых резонансных преступлений этого года в Украине — изнасилование и убийство в январе 9-летней Мирославы Дворянской в Горловке (не раскрыто).

— Нет, убийство в Горловке совершил точно не «харцызский маньяк», и психология тут даже ни при чем, — ответил полковник. — Есть ДНК-профиль того, кто изнасиловал и убил девочку, а есть ДНК «харцызского», они разные. Но даже если бы не было ДНК, то криминалистический и психологический почерк у убийцы Дворянской и у «харцызского» совершенно разные.

В случае с Дворянской действовал явный педофил, он вначале ей что-то пообещал хорошее и спокойно увел: не на удавке, как «харцызский», а просто за руку. Причем девочка охотно с ним пошла, и когда ей другие дети кричали, мол, ты куда, не ходи, она им ответила: «Нет, я пойду с дядей». И пошла… Возможно, этот дядя ее раньше, что называется, прикармливал, может, угощал или что-то дарил, и завоевал расположение. А потом увел на поругание и смерть. У «харцызского» же всегда в ходу была удавка, причем одна и та же техника набрасывания, четкое владение левой рукой, да и жертвы между собой, хотя бы фигурами, схожи. «Харцызский маньяк» — не педофил, и хотя набрасывался на девочек, но уже развитых.

Сейчас мы, группа ученых, криминалистов, психологов, пытаемся вообще раскрыть феномен маньяка: его психологию, мотивацию, на чем все строится, — продолжает Юрий Ирхин,эксперт-психолог, полковник милиции. — Для этого регулярно объезжаем уже задержанных преступников, причем не обязательно маньяков в классическом понимании этого слова, а вообще «серийников», тех, кто совершал серию разного рода насильственных преступлений.

Таких мы объехали свыше 50. Этот опыт попытались применить и к раскрытию преступлений «харцызского маньяка», в частности, беседуя с четверкой наиболее безжалостных маньяков Украины: Анатолием Оноприенко (на тот момент еще живым), Юрием Кузьменко (по прозвищу Элвис. — Авт.), Сергеем Ткачом и Сергеем Довженко. Восприняли наши беседы все маньяки серьезно, в том числе Оноприенко, хотя он из этой четверки был наименее общительным, открытым.

В ходе наших разговоров мы давали маньякам смотреть некоторые материалы с места происшествия по харцызским эпизодам. Мало ли, вдруг, как в «Молчании ягнят», один маньяк поможет поймать другого. В результате Оноприенко, с вечера начитавшись этих материалов, написал нам на листе некие свои соображения по этому поводу, но, думаю, там мало что есть от реальности, скорее, это его фантазии, выдумки на «заданную» тему.

Кузьменко очень заинтересовался нашей встречей, хотя в смысле поимки «харцызского маньяка» практически мало чем помог. Как и каждый из этой четверки, он рассказывал, по сути, свое видение событий, как бы он поступил, раскрывал свой механизм совершения преступлений, который нам и без того известен. Он больше выказал интерес к тому, что вот к нему приехали психологи и, возможно, помогут раскрыть феномен его самого. Так и заявил, что, мол, готов с нами сотрудничать, мне, дескать, самому было бы интересно узнать, что я из себя представляю, раз совершал подобные преступления.

Сергей Ткач говорил много, но в основном о себе, о своей прошлой жизни, об обществе, в котором пришлось жить, и так далее. А Сергей Довженко (сам бывший милиционер) на контакт шел неохотно, объясняя это обидой на милицию. Мол, все, что он совершал, это месть ментам, которые от него избавились, изгнав из своих рядов за рукоприкладство. Хотя это все игра в благородного мстителя, первичным мотивом в его преступлениях был банальный грабеж, корысть.

СПАСЛИ… РАЗГОВОРЫ. Впрочем, «Сегодня» стало известно, что «харцызский маньяк», скорее всего, орудовал и в 90-е годы. Наши источники сообщили, что были минимум три жертвы, убитые и изнасилованные, скорее всего, им, причем за эти преступления арестовали, как водится, невиновного, который умер еще до суда. И был еще один эпизод, о котором мы вкратце упоминали ранее: маньяк 15 лет назад напал на 27-летнюю Виолетту А. (имя изменено), однако ей удалось его «уболтать», отвлечь разговорами, и потому остаться в живых. «Сегодня» узнала подробности этого нападения, случившегося в конце августа 1998 года в районе Дворца культуры в Харцызске.

Маньяк накинул удавку девушке на шею, увел на пустырь, расположенный неподалеку, изнасиловал ее, собирался убить, но, вступив с ней в интимный разговор, передумал. Как позже рассказывала сама Виолетта, напавшим на нее человеком был мужчина в возрасте от 18 до 26 лет. Рост выше среднего (175—180 см), телосложение худощавое, пропорциональное, жилистый, физически сильный. Волосы темные (шатен), короткие, прическа несколько запущенная (волос не длинный, но нестриженый). До места изнасилования маньяк вел девушку, держа на затянутой удавке и угрожая при этом ножом.

Нож был не фабричного производства, напоминал заточенное полотно от столярной пилки с пластмассовой рукояткой. Причем Виолетта отметила мастерство владения маньяком удавкой. При ходьбе «на привязи» преступнику искусно удавалось шагать в ногу с жертвой. Со стороны создавалось впечатление, что они идут в обнимку, и посторонним трудно было бы что-либо заподозрить. В дальнейшем Виолетта сумела разговорить маньяка.

Причем основным лейтмотивом разговора (его главным «бзиком») была история неудачной любви насильника к некоей Юле — его несостоявшейся невесте. Дескать, в последнее время он долго был на заработках в России. А когда вернулся, Юля отвергла его предложения выйти за него замуж, отказав во взаимности, и высмеяла в плане мужской состоятельности.

Было заметно, что мужчина Юлю боготворил и относился к ней трепетно. Как только речь заходила о ней или о его маме (о ней он говорил мало), глаза преступника влажнели. И действительно, еще в 90-х годах в Харцызске была убита девушка по имени Юля. Увы, следов биологических с этого преступления нет, так что ДНК не сравнить.

Убили возле ДК, видимо, она была на дискотеке. Маньяк ее задушил и надругался над телом. Одна бабушка, сторожиха на кладбище, рассказывала позже, мол, на могилу Юли часто приходил парень один, рыдал на могиле. Постоит, поплачет, уйдет. Но тогда окружение Юли не исследовалось, списали на случайное убийство. А если рыдал на могиле сам маньяк, тогда еще начинающий? Могли найти и остановить, но не сделали этого (так же, как и в случаях с известными в Украине серийными убийцами Анатолием Оноприенко, Сергеем Ткачом и Юрием Кузьменко, которые до задержания не раз попадали в поле зрения милиции, но их спокойно отпускали. -Авт.).

Позже эксперты-психологи, проанализировав рассказ Виолетты, пришли к мнению, что насильник мог находиться в состоянии личностного кризиса, связанного с крушением идеалов, что сформировало у него преступную мотивацию агрессивного характера именно на сексуальной почве. И насильник стал маньяком…

Первые серийные убийцы Киева держали город в страхе и нападали на таксистов

Преступники заставляли работать милицию круглосуточно

 

Итак, последнего непойманного маньяка в Украине еще ищут. А самыми первыми по-настоящему серийными убийцами (и самыми жестокими, если не считать сексуальных маньяков Оноприенко и Ткача, убили больше всего людей, по официальным данным — 17 человек, неофициально — свыше 20) в Киеве за годы независимости были жители Зализничного района Владимир Кондратенко и Владислав Волкович.

Они долгое время держали свой район, да и город, в страхе, заработали прозвище Ночные убийцы. К сожалению, далеко не сразу правоохранители связали воедино разные преступления, в основном убийства, чтобы понять, что «работают» одни и те же люди… «Сегодня» стали известны эксклюзивные подробности той, когда-то самой резонансной в столице (да и в стране) криминальной истории. Вот что рассказал автору этих строк прокурор Зализничного района (на то время) Киева Петр Матвиенко:

— В конце 1996 и в начале 1997 года в районе произошел ряд преступлений, схожих по почерку. Нападали на частных таксистов, в темное время суток, убивали из обреза 16-го калибра, водителей выбрасывали, машину угоняли. Но иногда и бросали, как было на Волынской. Сам Кондратенко потом рассказывал о том случае, что, убив водителя, они с Волковичем увидели, что бензина мало, да и свидетели были. Так что водитель погиб зря…

Как и врач Благинин в Жовтневом районе. Когда стали анализировать, обнаружили, что такое же убийство было еще в 1994 году — тогда погиб гражданин Лаврухин… Мы поняли, что действует дерзкая и достаточно опытная группа, практически не оставляющая следов. Последнее убийство (гражданина Белого) было совершено поздним вечером 11 февраля 1997 года. Нам, по сути, бросили вызов убийцы! И вот с 12 по 16 февраля, когда мы взяли Кондратенко и Волковича, все сотрудники райпрокуратуры и милиции работали в круглосуточном режиме.

В РУ был создан оперативный штаб, помогали нам замначальника столичного милицейского главка Петр Опанасенко (позже — замминистра МВД, к огромному сожалению, несколько лет назад скончался от инфаркта, светлая ему память. — Авт.), начальник угрозыска Виталий Ярема (при министре Юрие Луценко — дважды начальник столичной милиции, ныне — народный депутат, член фракции «Батькивщина». — Авт.), другие опытные сыщики и следователи. Мы искали пропавший с места последнего убийства автомобиль — синие «Жигули-2102». Немного помогла погода, земля оттаяла, и у нас были следы не только машины, но и обуви преступников — оба минимум 45-го размера.

Потом стало ясно, что бандиты так обнаглели от безнаказанности, что совершали ошибку за ошибкой. Угнав «Жигули» с места убийства, они на ночь бросили машину практически рядом с домом по 50-летия Октября, где жил Кондратенко. Только помыли внутри, убрали кровь и следы, сняли верхний багажник и поменяли номера.

А через день в пьяном виде совершили ДТП, сбили женщину (за рулем сидел Кондратенко, который после убийств всегда снимал стресс, напиваясь вдрызг). После этого машина врезалась в забор и заглохла. Мы поняли, возможна версия, что убийцы живут недалеко и начали поквартирный обход. Тем более что кое-какие приметы от свидетелей у нас с прошлых преступлений были, например, рост более 1 м 80 см, куртки… В воскресенье, 16 февраля около полудня, позвонил старший участковый Подолян, мол, нужна помощь, есть очень подозрительная квартира и ее хозяин.

Оказалось, при обходе Подолян с товарищем рассмотрели ботинки жильца и увидели, что след совпадает с оставленным на месте убийства! Позже выяснилось, что еще в пятницу, 14 февраля, к Кондратенко заходили милиционеры из Ленинградского РУ при обходе, спрашивали, не видел ли чего или слышал, тот ответил, что нет, и они ушли. А потом в воскресенье пошли «зализничники». Два милиционера, участковые Подолян и Козорез, оказались дотошными и внимательными. Не поленились посмотреть его обувь и сравнить с отпечатками.

По их вызову приехала группа и задержала Кондратенко Владимира Васильевича, 1967 года рождения. Привезли его в РУ, поначалу Кондратенко держался очень уверенно. Но мы откатали ему пальцы, и они совпали с оставленными кое-где убийцами на брошенных машинах. Совпали и отпечатки обуви. Когда все это предъявили Кондратенко, он стал признавать сначала один эпизод, потом другой, третий… Когда дошел до половины своих «художеств», усмехнулся и сказал: «Мужики, я вам могу рассказать такое, что у вас крыша поедет! Вообще-то я давно знал, что меня возьмут, чувствовал». И все рассказал, в том числе «сдав» подельника, Владислава Волковича.

Волкович. Отбывает пожизненное наказание. Фото: А. Корчинского

Волкович. Отбывает пожизненное наказание. Фото: А. Корчинского

Кондратенко — жестокий убийца, сам это понимал и так себя и называл (или «мразь»). Убийства у него делились условно на три категории. Первая — убийства частных извозчиков для завладения автомобилями. Вторая – убийства из-за зависти, что кто-то живет лучше… И были еще убийства для тренировок, они с Волковичем практиковались на вокзальных бомжах, забитых металлическими прутьями бомжей сбрасывали в реку Лыбидь… А всего доказали 12 убийствах из корысти, да плюс 5 бомжей, итого — 17 загубленных душ, — закончил прокурор.

Кондратенко. Покончил с собой в тюрьме. Фото: А. Корчинского

Кондратенко. Покончил с собой в тюрьме. Фото: А. Корчинского

Однако до смертной казни (замененной на пожизненное заключение) Кондратенко не дожил. Как только начался суд, он, сидя в камере Лукьяновского СИЗО, где-то раздобыл кусок лезвия и покончил жизнь самоубийством (причем это была вторая попытка, первый раз он выпил какой-то яд, но его вовремя откачали). А Владислав Волкович жив и по сей день, отбывает пожизненное заключение, полученное в 2000-м году. Во время проведения судебно-психиатрической экспертизы он заявил: «Убийство — как наркотик, чувствуешь себя суперменом»…

 

Автор: Корчинский Александр,   «Сегодня»

Читайте также: