Турция с пристальным интересом следит за крымскими событиями

Российско-украинский кризис вокруг Крыма вынуждает Турцию заниматься политической эквилибристикой: Анкара считает необходимым, чтобы ее воспринимали защитницей татарского нацменьшинства полуострова, и вместе с тем не хочет раздражать руководителя РФ Владимира Путина, предпринимая шаги, которые могли бы негативно сказаться на турецко-российских экономических договоренностях.

Турция с пристальным интересом следит за крымскими событиями, и тому имеется масса причин. В период с 1470-х годов по 1783 год Крымское ханство являлось вассалом Османской империи. Кроме того, турки связаны тесными культурными узами с крымскими татарами – национальным меньшинством, составляющим порядка 15 процентов населения Крыма.

Количество этнических татар, проживающих в настоящее время на территории Турции – большая часть которых являются потомками татар, покинувших пределы Крыма после присоединения его в 1783 году к Российской империи, – насчитывает по разным подсчетам до 5 миллионов человек.

Однако при всех историко-культурных факторах, играющих здесь роль, главным фактором, формирующим позицию правительства по крымско-татарскому вопросу, служат, пожалуй, внутриполитические соображения. Премьер-министру Турции Реджепу Тайипу Эрдогану в последние недели был нанесен серьезный политический удар обвинениями в причастности представителей его ближайшего окружения и членов семьи к крупномасштабной коррупции. Сегодня премьер пытается укрепить свои политические позиции, готовясь к первому с момента коррупционного скандала электоральному экзамену – выборам в местные органы власти, которые должны пройти 30 марта.

Поскольку значительную часть электората, поддерживающего возглавляемую Эрдоганом Партию справедливости и развития (ПСР), составляют националистические элементы, высокопоставленные чиновники подчеркивают роль Анкары как защитницы интересов крымских татар в обстановке вооруженной оккупации Россией полуострова, с 1954 года принадлежащего Украине.

«Не думайте, что наши премьер-министр и президент останутся безучастными к вопросу, касающемуся родственных нам народов в Крыму и в любом другом уголке мира», – заверил 3 марта лидеров объединения татарской диаспоры глава внешнеполитического ведомства Ахмет Дувутоглу.

Эти комментарии Ахмета Давутоглу прозвучали на следующий день после прошедшей в столице страны Анкаре акции протеста с участием сотен человек и ряда меньших по масштабу демонстраций, прокатившихся по другим городам Турции, в которых проживают значительные по численности татарские общины. «То, что сегодня происходит в Крыму, пугает всех нас», – отметил представитель Меджлиса (парламента) крымскотатарского народа в Турции Зафер Каратай, сообщает информагентство CNN Türk.

Правительство Эрдогана, и без того задетое последствиями разразившегося коррупционного скандала вкупе с подспудным сопротивлением, вызванным акциями протеста лета прошлого года вокруг парка Гези, может счесть для себя политически невыгодным, чтобы граждане посчитали его мягкотелым в вопросе, касающемся родственных тюркских народов.

«Они [лидеры ПСР] не хотят подвергаться критике со стороны националистического электората за неспособность защитить татар, – говорит о турецком правительстве приглашенный научный сотрудник брюссельского центра Карнеги-Европа Синан Ульген (Sinan Ülgen). – Нельзя, чтобы власть сочли безразличной к судьбе родственного татарского народа в тот самый момент, когда эта самая власть позиционирует себя защитницей притесняемых народов Ближнего Востока».

Несмотря на громкие заявления о поддержке – а также совершенный Ахметом Давутоглу в начале марта визит в Киев, в ходе которого он встретился с представителями крымско-татарской общины – официальная Анкара старается сдерживать пыл националистов.

Причина заключается в экономике. Турция получает из России больше половины закупаемого ею природного газа. Эта страна, являющаяся шестым по величине экспортным рынком Турции (оборот которого, по данным Турецкого статистического агентства, составил в 2013 году 7,2 млрд долларов), важна также для многих турецких компаний. На конец 2012 года объем прямых иностранных инвестиций Турции в Россию, по данным министерства экономики, составил 9 млрд долларов.

В ситуации ухудшившихся турецко-российских отношений из-за расхождений по сирийскому вопросу Анкара, похоже, не стремится на сей раз слишком уж сильно давить на Россию по Крыму. В ходе состоявшегося 5 марта между Эрдоганом и Путиным телефонного разговора, турецкий премьер, согласно официальному заявлению, возложил ответственность за крымскую ситуацию «в первую очередь» на людей, взявших в руки власть в Киеве. «Нестабильность окажет негативное воздействие на весь регион», – добавил премьер Эрдоган.

Выступая 6 марта по национальному телевидению, министр энергетики Турции Танер Йылдыз постарался развеять опасения в связи с потенциальной приостановкой поставок российского газа, добавив, что изыскивать альтернативные маршруты поставок из таких стран, как Азербайджан, нет необходимости.

Сохранять должное дипломатическое равновесие в ближайшие недели и месяцы Эрдогану может стать все труднее. Предстоящий референдум в Крыму, выразившем желание войти в состав России, способен создать дилемму для Анкары, полагает аналитик Ульген. Акцент, который делает Турция на принципе территориальной целостности Украины и опасения в связи с преследованиями крымских татар при Российской империи и в советские времена означают, что «Турции может понадобиться подвергнуть Россию более активной критике в случае присоединения Крыма к России», – подчеркивает он.

Как заявил на состоявшейся 6 марта в столице Крыма Симферополе пресс-конференции один из лидеров крымских татар Мустафа Джемилёв, министр иностранных дел Турции сообщил ему, что Турция «тут же вмешается», если крымские татары будут подвергаться опасности.

Любое столкновение между крымскими татарами и местным русским населением полуострова спровоцирует взрыв националистических страстей в Турции и повысит давление на власти с тем, чтобы те предприняли какие-то действия. «В Турции могут найтись определенные националистически настроенные лица, которые захотят отправиться туда [в Крым] и сражаться», – полагает эксперт по тюркским народам и турецкому национализму Стамбульского технологического университета Юмут Узер (Ümut Uzer).

Эрдогану будет сложно занять более агрессивную позицию по отношении к России, которая бы удовлетворила внутриполитическую аудиторию, не подвергая опасности двусторонние торговые отношения. Более конфронтационная позиция «представляет фундаментальную трудность, поскольку Турция не хочет подвергать опасности свои политико-экономические взаимоотношения с Россией…., особенно ввиду того, что между премьер-министром Эрдоганом и президентом РФ Владимиром Путиным сложились, судя по всему, неплохие отношения», – отмечает Синан Ульген.

Автор: Дориан Джонс, russian.eurasianet.org

Читайте также: