Репортаж из зоны конфликта: выборы на Донбассе

Около 7-ми утра проезжаем блок-пост ДНР на выезде из Донецка. Тот самый, где лежал мужчина с вырезанным сердцем, которого сепаратисты называли «правосеком». Выпускают мирно. Но в сторону трассы из бойниц смотрят дула автоматов — все бойцы напряжены.

Трасса до Красноармейска свободна от машин, солнце еще не сильно припекает, слева и справа почти образцовые зеленые поля. Дорога тоже неплохая, как для Украины. Если не знать новостей и обстановки в области — полная идиллия. Проезжаем еще один блок-пост в Карловке — возле которого был бой с батальоном «Донбасс» несколько дней назад. Сюда опять вернулись «вооруженные люди».

Дальше по трассе несколько брошенных блок-постов — по дороге раскиданы бетонные блоки со знаками СТОП и огневые позиции из мешков с песком.

Приближаясь к Доброполью, наблюдаем несколько уже несколько блок-постов украинских военных. Некоторые оборудованы довольно основательно — БМД, зенитные установки, огневые позиции со периметру перекрестков.

Доброполье встречает украинскими флагами — они развешены по всей длине центральной улицы. Около 8-ми утра возле самого большого участка, в Доме культуры, двое ребят вешают украинский флаг. Поддерживают лестницу члены комиссии. Нас, снимающих, встречают агрессивно.

— Не снимайте! Вы у ребят разрешение спрашивали?

— Так это ж классно, что вешает флаг Украины..

— Классно, но его еще давно повесить нужно было. А раньше страшно было…

На участке небольшая паника — в 8.05 пришел первый избиратель а урны еще не готовы к голосованию. Председатель боится, что это можно засчитать как нарушение. Суетится, вкидывает контрольный листок в урны — вуа-ля, избирателя можно обслужить.

В помещении довольно темно, поэтому в кабинках установлены настольные лампы. Они создают на шторах кабинок устрашающие силуэты.

 

Доброполье, Донецкая область. Фото: Макс Левин lb.ua

Через 10 мин после открытия на участке уже около 7-8 избирателей. Ко мне подбегает грозного вида тетя:

— Не снимайте кабинки, ткань почти прозрачная, это нарушает тайну голосования!

Идем искать еще участки — их тут открылось довольно много. Бабушки на улице между собой шепотом обсуждают, что вечером возле горсовета выгрузились солдаты. Вроде украинские.

В поисках солдат и проблемных участков объезжаем несколько школ, в том числе — музыкальную. Люди приветливые, но лица озабоченные. Те, кто пришел голосовать, говорят что ничего не боятся:

— Что мне бояться, я уже свое отжила!

Многие говорят о единой Украине, необходимости установления мира и стабильной власти. Где-где, а на Донбассе не ожидаешь услышать такие слова. На душе становится гораздо теплее.

Избиратели, которые голосуют на дому, — в основном очень пожилые и больные бабушки и дедушки, очень трезво смотрят на вещи. Сокрушаются, как можно было выбрать такого негодяя и вора, как Янукович. Голосуют по-разному (от Рабиновича до Богомолец) и неуверенно.

Доброполье, Донецкая область. Фото: Макс Левин lb.ua

Доброполье, Донецкая область. Фото: Макс Левин lb.ua

Доброполье, Донецкая область. Фото: Макс Левин lb.ua

Около полудня замечаем отряд из десяти солдат. Движутся в направлении участка в Доме культуры. С автоматами и в потертой форме без опознавательных знаков и шевронов.. Их сопровождают тихие вздохи женщин вокруг — это ж чьи-то солдаты? Захватывать идут, что ли?

На участке все проясняется — это украинские солдаты пришли голосовать. По закону — на ближайший участок к месту дислокации.

Они справляются по-военному быстро, голосуют, не расставаясь с оружием.

Доброполье, Донецкая область. Фото: Макс Левин lb.ua

Доброполье, Донецкая область. Фото: Макс Левин lb.ua

 

Спрашиваю у них, не страшно ли ходить по городу маленькими группами, ведь местные могут «слить» местонахождение солдат.

— Чего нам бояться, у меня уже дети взрослые. Мы приехали сюда защищать людей от террористов.

В Александровке, которая расположена в 50 км от Доброполья в сторону Днепропетровска, ситуация более напряженная. До очага боевых действий «Славянск-Краматорск» отсюда совсем недалеко.

На участке значительно меньше людей. Члены комиссии жалуются, что по состоянию на два часа дня явка всего около 20-ти процентов. В городе также ходят военные — для охраны избирательного процесса. Женщина с букетом пионов осторожно спрашивает, с какого мы канала.

— Мы из Киева, украинское СМИ.

— А, хорошо. У нас тут народ боится приходить на участки. Только вы меня не снимайте! Подругу спрашиваю: «На выборы пойдешь?» А она: «Да какой-там — из хаты выходитть не буду, жизнь дороже». Запугали людей сильно.

В Донецк возвращаемся около 6-ти вечера. На блок-посту уже спрашивают об аккредитации:

— Аккредитация ДНБ есть? — ошибается постовой.

— Может ДМБ? — удается отштутиться. Пропускает.

Захожу в номер. Из коридора слышны удары и крики. В гостиницу приехали 6-ро вооруженных людей в масках и с автоматами. Им якобы поступила информация, что в гостинице открыли подпольный избирательный участок. Дальше из криков становится понятно, что они ищут еще человека со львовской пропиской, который поселился в гостинице час назад.

— Открыть все номера, я сказал! Проверить чердак! Где он???

— Нам никто не говорил, что нельзя поселять людей из Западной Украины, — оправдывается испуганная девушка на ресепшене.

Минут через десять все заканчивается, вооруженные люди уезжают, видимо, захватив еще одну жертву для пыток.

Добро пожаловать в Демократическую Народную Республику.

На митинге 25 мая в Донецке

Чеченские наемники на митинге 25 мая в Донецке. Фото: EPA/UPG

Автор: Макс Левин, фотокорреспондент,  LB.ua 

Читайте также: