О некоторых сценариях и аспектах аннексии территории Беларуси. Сценарий 1

Печальный пример Украины, временно лишившейся полуострова Крым в результате вооруженной российской агрессии с использованием военнослужащих армии РФ без опознавательных знаков, вдохновил белорусских законодателей на внесение существенных изменений в Закон "О военном положении". Оно может быть введено в Беларуси и без официального объявления ей войны какой-либо страной. 

Текст нового закона, уже принятого депутатами Палаты представителей, Совета Республики и подписанного президентом Александром Лукашенко, опубликован на Национальном правовом интернет-портале. В силу закон вступил с 1 февраля 2015 года.

Еще в мае прошлого года, Егор  Лебедок, бывший депутат  Смолевичского районного Совета депутатов, провел по сути —  полноценное исследование этой проблемы применительно к Беларуси. Представляем вашему вниманию это исследование в полном объеме.

***

При желании одной из ирредентистски настроенных стран аннексировать территорию Беларуси одним из ключевых действующих лиц является президент Республики Беларусь, поскольку Беларусь является президентской республикой. При этом возникает два базовых сценария развития событий: должность президента вакантна (самоустранение, бегство, смерть и т.п.) и президент находится при власти.

 Сценарий №1 (использование безвластия) 

Этап 1. Отсутствие президента Республики Беларусь вследствие самоустранения, свержения или имитации свержения, смерти и других причин

Давно известно, что захватывать лучше противника, в стане которого царит хаос. Для этого необходимо устранить центр власти, которым в Беларуси является президент. В соответствии со ст. 84 Конституции Республики Беларусь, президент Республики Беларусь назначает республиканские референдумы, руководителей республиканских органов госуправления, Премьер-министра и высшее командование Вооруженных Сил, формирует и возглавляет Совет Безопасности, является главнокомандующим Вооруженными Силами.

В случае стихийного бедствия, катастрофы, а также беспорядков, сопровождающихся насилием либо угрозой насилия со стороны группы лиц и организаций, в результате которых возникает опасность жизни и здоровью людей, территориальной целостности и существованию государства, президент вводит на территории Республики Беларусь или в отдельных ее местностях чрезвычайное положение, в случае военной угрозы или нападения вводит на территории Республики Беларусь военное положение, объявляет полную или частичную мобилизацию.

Таким образом, отсутствие президента вследствие смерти, самоустранения, свержения или имитации свержения, и других причин делает военно-политическое управление Беларусью дезорганизованным. Но, по Конституции (ст. 89) в случае вакансии должности президента или невозможности исполнения им своих обязанностей по основаниям, предусмотренным Конституцией, его полномочия до принесения Присяги вновь избранным президентом переходят к премьер-министру. Т.е., для более успешного и скорого захвата Республики или ее части ирредентистски настроенному государству (ИНГ) желательно также “нейтрализовать” и премьер-министра. Парламент Беларуси не обладает достаточными полномочиями для эффективного управления государством. 

Этап 2. Создание “законных вооруженных формирований”  

Для введения еще большего разлада в систему управления государством или паралича (как на Украине) попыток высших должностных лиц консолидировать управление необходим выход из под контроля руководства отдельных районов, областей, значимых предприятий, УВД и воинских формирований. Руководство на местах возложено на председателей исполкомов, которых назначает президент при формальном утверждении Советами депутатов. Начальники районных и областных управлений внутренних дел находятся в связке с председателями исполкомов.

Т.е., задача ИНГ заключается в “приобретении” как можно большего числа председателей (обл)райисполкомов, начальников УВД и вооруженных сил. Однако, в последующем действия таких председателей могут привести к возмущениям пробеларусски настроенных граждан, соответственно, возникает задача создания на местах формирований нейтрализации граждан, противящихся политике ИНГ и аннексии территории Беларуси.

Для минимизации недовольства граждан и создания благопристойного вида перед мировой общественностью создавать указанные выше формирования ИНГ предпочтительно на основе законодательства Республики Беларусь. Как же создать вооруженные формирования при исполкомах в рамках законодательства Беларуси? Закон Республики Беларусь «Об охранной деятельности в Республике Беларусь» регламентирует создание военизированной охраны (ВОХР) при организациях. Список организаций, которые не обладают правом создания ВОХР, регулируется Указом от 25.10.2007 г. № 534 «О мерах по совершенствованию охранной деятельности».

В указанный выше список не входят сельские исполкомы и др. исполнительные комитеты. Охранять исполнительные комитеты в соответствии с указанными выше актами законодательства должны сотрудники департамента охраны МВД. Но прямого запрета создавать ВОХР при исполкомах нет. В результате, председатели исполкомов, которые поддерживают ирредентизм, могут создать в рамках закона военизированные формирования из “своих” граждан. Для ношения оружия необходимо разрешение, но если начальник РО(У)ВД также поддерживает ирредентизм, то с этим проблем не возникнет.

Далее, в соответствии со ст. 9 Закона республики Беларусь «Об участии граждан в охране правопорядка», граждане [в т.ч. иностранные], реализуя установленное законом право на защиту от противоправных посягательств, могут на добровольной основе по договоренности между собой и с уведомлением территориального органа внутренних дел создавать самодеятельные группы по охране правопорядка по месту жительства или нахождения своей собственности. Такая форма объединения граждан не требует принятия устава, избрания органов управления, иного организационного оформления. Т.е., можно на каждой улице или части города сформировать дополнительные отряды “по охране правопорядка”, работающие на ИНГ.

Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 30 декабря 2011 г. № 1793 «Об утверждении Типового положения об общественном пункте охраны порядка» регламентирует создание пунктов охраны общественного порядка (ПООП). В соответствии с п. 5 Постановления, запрещается деятельность общественных пунктов в интересах политических партий, но ничего о действиях в интересах общественных объединений, организаций или отдельных граждан. Это обусловлено тем фактом, что постановление, по сути, “писалось” под «Белую Русь» и БРСМ, члены которых в настоящее время и составляют костяк ПООП. Но то, что сейчас используется как формальность для профилактики пьянства и т.п., можно в перспективе использовать для целей захвата отдельных районов.

В деятельности ПООП на добровольной основе принимают участие граждане Республики Беларусь, иностранные граждане и лица без гражданства. Состав совета ПООП утверждается решением местного исполнительного органа и формируется из числа сотрудников органов внутренних дел, граждан, рекомендованных общественными объединениями, органами территориального общественного самоуправления, коллективами работников организаций, руководителем соответствующего местного исполнительного и распорядительного органа.

Общее руководство деятельностью советов общественных пунктов осуществляется соответствующими местными исполнительными органами. Субъекты профилактики правонарушений должны оказывать всемерное содействие функционированию общественных пунктов. Типовое Положение допускает поощрение граждан за активное участие в деятельности по профилактике правонарушений, т.е. можно это положение использовать для официальной оплаты работы граждан, осуществляющих “охрану порядка” в интересах иностранного государства.

Таким образом, типовое Положение позволяет создать ПООП, состоящие из иностранных граждан и действующих в интересах общественных объединений за оплату из средств местного бюджета. В Республике Беларусь достаточно различного рода объединений по национальному признаку, например: Гродненское ОО литовцев “Тевине”, Союз поляков Беларуси, Белорусское ОО украинцев “Ватра”, Витебское ОО “Русский дом” и др.

Т.е., председатель исполкома, например, Витебского облисполкома, действующего в интересах России или Гродненского облисполкома, действующий в интересах Польши, в рамках законодательства Республики Беларусь вполне легально могут создать ПООП, работающие в интересах пророссиских или пропольских ОО и состоящие из граждан России или Польши, да еще и оплачивать их за счет местного бюджета! Конечно же финансирование этой деятельности может осуществляться и по классическим теневым схемам: наличными, через казино и т.д. и т.п.

Из выше изложенного следует, что председатели исполкомов, действующие в интересах ИНГ, могут легально или близко к тому создавать в республике Беларусь “законные формирования”, в т.ч. вооруженные, призванные “охранять порядок” в интересах иностранного государства! Эти формирования могут быть использованы для охраны исполкомов, организаций и иных объектов от беларусских граждан, а также для захвата организаций и объектов, не подчиняющихся председателю исполкома, т.е., противящихся захвату территории республики Беларусь.

Прекратить создание “законных вооруженных формирований” могли бы президент, который по сценарию отсутствует, и местный Совет депутатов. Однако, учитывая тот факт, что в результате отборов в Советы большинство из депутатов в той или иной степени зависят от председателя исполкома и им не свойственна инициатива, то и Советы не дееспособны в этом отношении. Оставшихся неугодных депутатов можно отозвать в соответствии с главой VIII Избирательного кодекса Республики Беларусь (ИК). К стати, согласно ст. 58 ИК депутатами местных Советов могут быть граждане Российской Федерации.

В соответствии со ст. 17 Закона Республики Беларусь «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь» местные Советы утверждают региональные программы по вопросам местного значения. Имея послушный Совет, председатель исполкома может утвердить программу по борьбе с преступностью и охране общественного порядка, в которой можно ввести ограничения на вновь создаваемые формирования (для блокирования создания пробеларусских формирований охраны порядка) и укрепления роли уже созданных формирований, действующих в интересах иностранного государства. И опять же – все почти в рамках закона!

В результате, для распространения контроля (в т.ч. вооруженными формированиями) над различными частями территории Беларуси и воспрепятствования консолидации управления должностными лицами Беларуси, иностранному государству, желающему присоединить часть территории Беларуси необходимо перевести на свою сторону ряд председателей исполкомов (желательно, областных). Сделать это можно путем подкупа, угроз или использовать «спящих агентов», находящихся при власти в Беларуси.

Среди ключевых исполкомов следует выделить все областные, а также Борисовский, Полоцкий, Осиповичский, Барановичский, Бобруйский, Вилейский, Смолевичский районные (см. ниже). В дальнейшем при исполкомах следует создать “законные вооруженные формирования”, состоящие, в том числе, из граждан иностранного государства, и с их помощью блокировать действия пробеларусски настроенных граждан, включая работников МВД.

Обосновать для населения региона необходимость создания ВОХР или ПООП, действующих в интересах ОО по национальному признаку, можно, как обычно, ущемлением прав (например, языковых) неких национальностей, борьбой с криминалитетом, коррупцией и другими реальными или вымышленными причинами. В итоге захват влияния на территории Республики Беларусь осуществляется почти в рамках ее же законодательства, необходимы лишь нужные люди в исполкомах. Что таких можно набрать нужное количество у меня мало сомнений, cnjbn посмотреть – куда устраиваются беларусские чиновники высокого и не очень ранга после отставки… 

Этап 3. Имитация беспорядков и нападений, ввод войск 

В дальнейшем указанные выше председатели исполкомов могут пригласить на свои территории вооруженные силы иностранного государства, как “миротворцев и спасителей”, пользуясь тем, что ВС Беларуси будут дезорганизованы (отсутствие президента и центрального руководства) и деморализованы (в случае противостояния с Россией, т.к. значительная часть высших офицеров либо родились в РСФСР либо проходили обучение на ее территории).

Но все же, может статься так, что необходимое количество председателей, действующих в интересах ИНГ, не наберется либо граждане, выступающие за суверенитет и территориальную целостность Беларуси, их сбросят. Тогда необходим силовой контроль посредством вооруженных сил иностранного государства.

Как показывает история последних десятилетий, для проведения военной операции на чьей-либо территории необходимо создание (зачастую – виртуальное) напряженности в государстве по национальным, религиозным и социальным признакам или обозначение стратегической угрозы (распространение химического, биологического, ядерного оружия и т.п.) от государства в случае наличия неугодных властей. Так было в Косово, Ираке, Крыму…

Создать такую напряженность в Беларуси – виртуальную ли или реальную – для государства с хорошими материальными и информационными ресурсами проблем не составит. Если кто-то сомневается, то вспомните – как жестко и зачастую, ожесточенно, проходили в беларусских компаниях и даже семьях споры относительно оккупации и последующей аннексии Крыма. Т.е., внутреннее напряжение в народе уже есть и растет, но оно пока не нашло выхода – народу четко не показали кто “враг”, на кого нужно направить агрессию. Достаточно этот разлад подогреть и направить в нужное русло – показать “врага” – и социальная (а, возможно, религиозная или межнациональная) напряженность создана!

Военная операция может проводиться иностранным государством в одностороннем порядке как обычная интервенция под предлогом защиты чьих-то прав. Для этого руководству государства необходимо получить разрешение представительного органа. Например, в России (ст. 5 Федерального закона «Об обороне») вопрос о возможности использования Вооруженных Сил РФ за пределами территории России решает Совет Федерации. Как показали действия в Крыму, такое разрешение можно сделать постфактум, т.е. сначала скрытно ввести войска, а потом запросить разрешение на их ввод. Второй вариант – это проведение миротворческой военной операции под эгидой ООН или военного блока (НАТО или ОДКБ). Третий вариант – самооборона.

Реализация первого варианта хорошо освящена прессой в ходе Крымской кампании. Такой вариант войны за спинами “мирных граждан” (ущемленных русских, православных и т.п.) возможен и у нас. Но этот вариант уже отработан и все же вызывал международное, скажем так, негодование. Второй вариант маловероятен, поскольку на проведение миротворческой операции необходимо решение Совета безопасности ООН, постоянными членами которого с правом вето являются, в частности, США и Россия.

Т.е. при инициативных действиях в отношении Беларуси одной стороны, вторая может заблокировать любое решение Совбеза. Третий вариант (самооборона) более интересен и намек на его применение уже был. Так, постоянный представитель России при ООН В. Чуркин в отношении развития событий в Украине и возможности применения войск РФ на ее территории заявил: «Есть соответствующие нормы Устава ООН, статья 51 Устава, которая говорит о самообороне и которую мы, кстати, задействовали во время конфликта на Кавказе в 2008 году».

В соответствии со статьей 51 Устава ООН каждому государству члену ООН предоставлено право на индивидуальную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на него. Ряд представителей украинской, да и нашей, прессы на это заявление Чуркина опубликовали ряд статей об «извращенном» понимании Чуркиным (читай – Россией) указанной нормы международного права. Но не так уж и извращена трактовка 51-й статьи В. Чуркиным.

Среди определений агрессии, изложенных в Резолюции 3314 (ХХIХ) Генеральной Ассамблеи от 14.12.1974 г., можно выделить следующее: «d) нападение вооруженными силами государства [независимо от объявления войны], на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства». В Федеральном конституционном законе РФ «О военном положении» данное определение агрессии дополняется: «4) нападение вооруженных сил иностранного государства (группы государств) на Вооруженные Силы Российской Федерации или другие войска независимо от места их дислокации».

Т.е. вооруженное нападение на ВС РФ есть акт агрессии против России и, по сути упомянутого закона, является вооруженным нападением на РФ. Среди причин, послуживших поводом для вторжения войск РФ в Грузию в 2008 году, глава МИД РФ Лавров называл гибель российских миротворцев (действовавших в Южной Осетии в соответствии с мандатом СНГ) от огня грузинской стороны, а также тот факт, что большинство жителей Ю. Осетии – граждане России. Последующее вторжение в Грузию вполне можно было назвать самообороной, но тогда она называлась «операцией по принуждению к миру».

 Каким образом трактовка российским руководством понятия самооборона может быть использована в рассматриваемом сценарии аннексии нашей территории? В Беларуси размещены два военных объекта Российской Федерации, имеющие стратегическое значение, на которых служат военнослужащие России: радиолокационная станция «Волга» системы предупреждения о ракетном нападении (расположена вблизи г. Ганцевичи) и 43-я радиостанция 31-го центрального узла связи ВМФ РФ (располагается вблизи г. Вилейка). Дополнительно к этому, на авиабазы Беларуси передислоцированы российские истребители, а именно на 61-ю истребительную авиационную базу в г. Барановичи и аэродром «Бобруйск». В дальнейшем следует ожидать территориальное и видовое расширение присутствия ВС РФ на территории Беларуси, например, размещение ракетных комплексов «Искандер» под контролем РФ.

Как итог выше изложенного, для осуществления права России на самооборону и “законного” введения войск на нашу территорию необходимо всего лишь сымитировать нападение на объекты и военнослужащих ВС РФ. Более того, учитывая стратегическую важность объектов, руководству России существенно проще будет в информационном плане обосновать введение войск и для собственного населения и для международного сообщества. При этом обвинить в нападении можно будет как неких беларусских радикалов или новую власть, так и США или страны НАТО в зависимости от международной обстановки. Обвинять можно действительно любую страну, поскольку для совершения мероприятий самообороны не требуется формальное объявление войны агрессором.

В целях информационного контроля над районами проведения активных мероприятий, для ИНГ желательно до имитации нападения иметь эти районы под своим управлением, т.е. действия этапа 2 развивать в предполагаемых местах введения войск или имитации нападений. Одним из условий успешного и быстрого проведения военных операций является разрушение или взятие под контроль инфраструктуры противника.

Следовательно, этапы 2 и 3, вероятнее всего, будут осуществляться в районах, на территории которых находятся узлы связи, железнодорожные узлы (ЖДУ), автодороги республиканского значения, аэропорты, электростанции и т.д. Для предотвращения в среднесрочной перспективе активного вооруженного сопротивления населения Беларуси (партизанской войны за независимость) ИНГ следует блокировать районы, в которых расположены базы хранения вооружения и военной техники (БХВТ), склады ракетно-артиллерийского вооружения (РАВ) и инженерных боеприпасов.

Среди таких городов и районов можно выделить следующие: областные центры, Барановичи (28-я БХВТ, ЖДУ, истребительная авиабаза с российскими ВС), Ганцевичи (РЛС «Волга», на которой служат 2000 военнослужащих РФ), Полоцк-Новополоцк (37-яя БХВТ, нефтеперерабатывающий завод), Бобруйск (аэродром с российскими ВВС, ЖДУ), Вилейка (узел связи ВМФ РФ, на котором служат 350 военнослужащих РФ), Борисов (штаб Северо-западного оперативного командования ВС, узлы связи, танкоремонтный завод и др.), Смолевичи (узлы связи, аэропорт, авто- и железные дороги республиканского значения), Осиповичи (ЖДУ, склады РАВ), Речица (2271 база хранения инженерных боеприпасов, белорусское месторождение нефти) и другие.

Стоит отметить достаточно правильное в связи с изложенным выше размещение подразделений внутренних войск (ВВ) Республики Беларусь. Так, в каждом областном центре располагается по одной бригаде ВВ, в Барановичах расположены 2 батальона конвоирования ВВ, в Бобруйске один батальон ВВ, в Полоцке батальон ВВ, в Околице бригада ВВ. Самое большое сосредоточение ВВ в Минске. Следовательно, для успешного и быстрого достижения целей ИНГ будет необходимо сдерживать возможные действия указанных подразделений ВВ: совершать мелкие беспокоящие нападения на части, диверсии, подкуп командования и т.д. Хотелось бы ошибиться, но вполне возможно, учитывая отсутствие по сценарию центральной власти и опыт Украины, прилагать особые усилия ИНГ в сдерживании ВВ и не придется, достаточно вспомнить где находится бывший долгое время министр МВД Беларуси…

В результате оккупации (явно или диверсионными группами) указных выше городов и районов аннексирующее государство может достаточно эффективно осуществлять контроль над значительной частью Беларуси и диктовать свои условия пытающимся наладить централизованное управление страной властям Беларуси, причем Минск сам по себе можно и не захватывать или захватить в последний момент.

Видя оккупацию Беларуси, пытающиеся наладить управление страной власти могут апеллировать, как то пыталась сделать Украина, к Меморандуму о гарантиях безопасности в связи с присоединением Республики Беларусь к договору о нераспространении ядерного оружия (Будапештский меморандум 1994 г.), чтобы остановить агрессию России и призвать на помощь США и Великобританию. МИД Беларуси полагает, что «пункт 8 плана действий, указывающий на обязательство ядерных государств в отношении соблюдения существующих гарантий безопасности, напрямую применим к гарантиям, предоставленным Беларуси в соответствии с Будапештским меморандумом 1994 года, особенно с учетом факта регистрации ООН 13.11.2012 г. указанного документа в качестве международного договора».

Но, в Меморандуме нет слов «гарантии», есть лишь «обязательства» и нет ничего об эффективных мерах, которые указанные государства предпримут в случае агрессии против Беларуси (разве, что считать таковыми обращение в Совбез ООН и проведение консультаций). Более того, ответ на призыв Беларуси соблюдать Меморандум может быть таким, как уже отвечал МИД РФ по ситуации в Украине, или, в рамках описанного выше “права на самооборону”.

Россия в полной мере сможет использовать п. 2 Меморандума, где указано, что РФ, Великобритания и США подтверждают свое обязательство воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости РБ и, что никакие их вооружения не будут применены против РБ, кроме как в целях самообороны. Таким образом, мотивируя введение войск на территорию Беларуси самообороной, Россия сможет “обойти” все международные правовые акты (Устав ООН, Меморандум, Хельсинский заключительный акт ОБСЕ 1975 г. и другие).

С введением войск в Беларусь все может быть еще проще, если президент отстранен от власти, но жив и бежал в Россию. Тогда он сам может “попросить” ввести войска, считая себя легитимным главой государства, как то произошло с Януковичем. Причем для смягчения международной реакции по отношению к России, в случае ее желания аннексировать территорию Беларуси, фактически низложенный президент может запросить ввод войск не России, а стран-участниц ОДКБ. Но понятно, что не армяне сюда приедут, а те же россияне, зато под эгидой действий в рамках международной организации.

Резюмируя выше изложенное, для “законного” введения войск на территорию Беларуси необходимо сымитировать нападение на ВС России и создать массовые беспорядки, что относится к задачам, например, сил специальных операций России. 

Этап 4. Референдум о Липороссии и вступление ее в РФ 

Введение войск необходимо для проведения под полным контролем референдума. Для чего же нужен референдум о независимости некой части территории Беларуси, которую желают включить в другое государство? В соответствии со ст. 4 Федерального конституционного закона «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» в качестве нового субъекта в Российскую Федерацию может быть принято иностранное государство или его часть.

Принятие в РФ в качестве нового субъекта иностранного государства или его части осуществляется по взаимному согласию РФ и данного иностранного государства в соответствии с международным договором о принятии в РФ в качестве нового субъекта иностранного государства или его части, заключенным РФ с данным иностранным государством. Раз правительство Беларуси не будет добровольно отдавать часть территории или всю Республику, то необходимо создать некий временный субъект международного права – окологосударсто, которое и заключит договор, как это было сделано с Крымом.

Возвращаясь к нашей стране, для включения ее в РФ необходимо сначала сформировать некую «липовую» республику, например, Липороссию со своей конституцией, а затем включить в Россию на основе “добровольных принципов”.

Каким же образом можно провести подобный референдум в Беларуси и что может этому помешать в рамках законодательства? В соответствии со ст. 72 Конституции Республики Беларусь, республиканский референдум назначается президентом по собственной инициативе, а также по предложению Палаты представителей и Совета Республики, которое принимается на их раздельных заседаниях большинством голосов от установленного Конституцией состава каждой из палат, либо по предложению не менее 450 тысяч граждан.

Президент после внесения на его рассмотрение предложений Палаты представителей и Совета Республики либо граждан о проведении референдума назначает республиканский референдум. Таким образом, в рамках рассматриваемого сценария с отсутствием президента провести референдум не представляется возможным. Но остается возможность провести местные референдумы, которые назначаются соответствующими местными представительными органами по своей инициативе либо по предложению не менее десяти процентов граждан, обладающих избирательным правом и проживающих на соответствующей территории (ст. 75 Конституции).

Вопросы, которые не могут выноситься на республиканский и местные референдумы определяет ст. 112 ИК РБ. К указанным вопросам, среди прочих, относятся такие, которые могут вызвать нарушение территориальной целостности Республики Беларусь. Но, согласно ст. 8 Конституции, Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права. Одним из таких принципов, изложенных в Декларации о принципах международного права, является принцип равноправия и самоопределения народов, в силу которого все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава ООН. Подобный принцип заложен и в статье 1 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Есть нормы законодательства Беларуси, позволяющие заблокировать проведение референдума. В соответствии с законами Беларуси «О военном положении» и «О чрезвычайном положении» при введении на всей территории Беларуси военного положения (ВП) или на части территории чрезвычайного положения (ЧП) запрещено проведение референдумов. Дополнительно стоит отметить, что к мерам реализации ЧП и ВП относятся полное или частичное приостановление полномочий отдельных государственных органов и должностных лиц, ограничивается или приостанавливается деятельность партий и общественных объединений (при введении ЧП деятельность сразу приостанавливается, ограничения не предусмотрено). Некая либерализация данной нормы заложена в еще не принятой новой редакции закона о военном положении, а именно, приостанавливается не вся деятельность партий и ОО, а только та, которая представляет угрозу национальной безопасности и общественному порядку. Какая это деятельность – понятие растяжимое.

Но все же это законодательство Беларуси, а что говорит на этот счет международное право? Как было указано выше, в соответствии со ст. 1 Пакта все народы имеют право на самоопределение, чем и воспользовались сепаратисты в Косово, Луганске и Донецке. Но есть и еще одна статья в этом Пакте – ст. 4: «п.1. Во время чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется, участвующие в настоящем Пакте Государства могут принимать меры в отступление от своих обязательств по настоящему Пакту только в такой степени, в какой это требуется остротой положения, при условии, что такие меры не являются несовместимыми с их другими обязательствами по международному праву и не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения». Т.е. эта статья может служить в случае введения ЧП ограничением права на самоопределение, регламентированного ст. 1 Пакта, даже основываясь на международном праве, а не только на национальном.

На введение чрезвычайного положения руководство Украины не решалось из-за необходимости проведения выборов президента (в украинском законодательстве, как и в нашем, при введении ВП или ЧП выборы не проводятся), хотя ряд украинских политиков рекомендовал ввести ЧП и принять Верховной Раде необходимые меры для проведения выборов. Но получилось то, что получилось – референдум проведен и на основе ст. 1 Пакта его в принципе можно признать, особенно учитывая пример Косово, на который ссылались в декларации о независимости Луганской народной республики. В подобную ловушку ныне действующего законодательства (когда надо и президента избирать и ввести ЧП одновременно) попадем и мы…

Таким образом, для осуществления проведения референдума и сохранения деятельности своих общественных объединений ИНГ необходимо заблокировать возможность введения ЧП или ВП, что при отсутствии президента Беларуси не составляет труда. [Введение президентом ЧП или ВП для продления президентских полномочий и борьбы с политическими конкурентами заслуживает отдельной темы для обсуждения].

В результате, будет проведен референдум с промежуточным объявлением независимости и последующим заключением договора на вхождение в РФ. Стоит добавить, что добровольное заключение договора с независимым государством для включения субъекта в состав РФ – это действующее законодательство России. Но можно ожидать и изменений в нем (а также в законодательстве сопредельных государств), например, возможность включения «исторических территорий с преимущественным проживанием соотечественников» при непротивлении государства или тому подобное… Тогда и референдум не потребуется.

В Резолюции 3314 (ХХIХ) Генеральной Ассамблеи содержится п. 3. ст. 5 следующего содержания: «никакое территориальное приобретение или особая выгода, полученные в результате агрессии, не являются и не могут быть признаны законными». Но ничего нет о приобретении территории в результате “самообороны”. К сожалению, большой минус ООН в том, что решения Совбеза обязательны, в то время как решения Генасамблеи носят всего лишь рекомендательный характер. Т.е. решение большинства стран имеет меньшее значение, чем группы выделенных государств. Вот и получился прецедент с Крымом и не только…

Есть и еще один вариант аннексии части Беларуси с полным игнорированием норм беларусского законодательства без проведения референдума на территории Беларуси. Как известно, Конституцию Республики Беларусь принимал народ Беларуси на него же она и распространяется, равно как и все законы республики Беларусь. В ст. 4 закона «Об административно-территориальном устройстве Республики Беларусь» говорится о единстве и неотчуждаемости территории Республики Беларусь как естественного условия существования и пространственного предела самоопределения народа [беларусского].

В таком случае, если часть населения признает, что оно не является народом Беларуси, то автоматически часть территории, на котором оно проживает, не является Беларусью и на нее не распространяются законы Беларуси и Конституция, где четко написано: «Мы, народ Республики Беларусь (Беларуси)…». Причем, даже если захотеть такой референдум провести формально, т.е. по законам Республики Беларусь, то никакого нарушения законодательства не будет, поскольку референдум бы проводился не по вопросу о территориальной целостности (что запрещено), а по вопросу определения себя тем или иным народом (что не запрещено ни беларусским правом, ни, тем более, международным).

И здесь, например РФ, может воспользоваться не ст. 4 закона «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации», а ст. 10 «Порядок образования в составе российской федерации нового субъекта» и Федеральными законами «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», «О гражданстве российской федерации» и присоединить к уже имеющемуся субъекту РФ те земли, где население считает себя русскими. Благодаря проводимой в Беларуси на протяжении десятков лет политике, заключающейся в высказываниях «белорус – это русский со знаком качества», «Беларусь… самая прорусская провинция и часть нашего отечества» и тому подобных, осуществить отделение части территории или включить всю Беларусь в субъект РФ не составляет проблем.

С другой стороны ст. 4 закона «Об административно-территориальном устройстве Республики Беларусь» позволяет нам включать территории, где население считает себя беларусами.

Предложенный выше сценарий развития событий следует учитывать любым гражданам, стремящимся сменить власть в Беларуси или перенять ее после смерти президента, поскольку, например, Россия любую власть в Беларуси, не подчиняющуюся ее воле, может назвать натовской, нацистами и т.п. и действовать, как описано выше. Беларусь – не Украина, глупо ожидать, что ЕС или США вступятся за нас, хотя бы так, как за Украину. Все возможные с их стороны санкции для России уже будут, что слону дробина. 

Второй сценарий аннексии при действующем президенте также подразделяется на два вида: первый – президент согласен с аннексией, второй – не согласен. Об этом в следующей публикации

Автор: депутат Смолевичского районного Совета депутатов Лебедок Егор, официальный сайт депутата

Читайте также: