О том, кто стоит за терактом в Париже

Теракт, который произошел в центре Парижа и унес жизни не менее 129 человек (352 были ранены), шокировал весь мир. И дело не только в масштабе этого ужасного преступления и количестве жертв, а в том, что объектом скоординированного нападения террористов-смертников и нескольких автоматчиков стали граждане, которые вечером отдыхали.

Иными словами, они никак не могли оскорбить чувства мусульманского населения, как это было в начале января, когда исламские боевики убили 18 человек, в том числе женщину-полицейского, которая была на патрулировании, напав на сатирический журнал Шарли Эбдо и Еврейский супермаркет.

Напомним, по меньшей мере шесть атак произошли практически одновременно в разных районах Парижа. Целями террористов, примерно в 21:30 по парижскому времени, стали концертный зал Bataclan, где после убийства сотни человек террористы в течение нескольких часов удерживали заложников, а также стадион «Стад де Франс», где в результате взрывов погибли четыре человека. Сообщается, что трое из последних были террористами. Кроме того, по меньшей мере пять человек погибли при нападении на пиццерию La Casa Nostra, расположенную в сотне метров от Bataclan.

Очевидцы сообщают о стрельбе из автоматического оружия. Из автоматов также стреляли и по террасе ресторана Le Petit Cambodge, что на пересечении улиц Alibert и Bichat. В этом ресторане, по предварительным данным, погибло 14 человек. Кроме того, были осуществлены атаки на два ресторанных заведения вдоль Rue de Charonne.

Очевидцы слышали стрельбу в течение двух-трех минут. В результате атаки погибли по меньшей мере 18 человек. По данным правоохранителей, один человек погиб и на бульваре Вольтера. Однако также есть информация, что этот человек взорвала себя, то есть, вероятно, является террористом.

По сообщению полиции, восемь нападающих были убиты, в том числе семеро погибли, подорвав на себе бомбы. Спикер прокурора заявила, что, возможно, больше нападающих остаются на свободе. В стране было объявлено чрезвычайное положение и закрыты границы. Жителей Парижа попросили не покидать свои дома, и на улицах столицы было дополнительно размещено больше 1,5 тыс. военных.

Парижские власти приняли решение приостановить проведение всех спортивных мероприятий на ближайшие два дня. Еще в субботу не будет работать парижский Диснейленд.

Сегодня все французские газеты вышли под заголовками, в которых в той или иной интерпретации   события в Париже называются войной или ужасом: «Война в центре Парижа», «Ночь на кровавых улицах Парижа», «Резня в Париже», «Париж в крови», « На этот раз это война», «Ужас».

«ТЕРРОРИЗМ НИКОГДА НЕ ПОБЕДИТ ДЕМОКРАТИЮ» — РЕАКЦИЯ МИРОВЫХ ЛИДЕРОВ

Следует отметить, что реакция мира на этот теракт была мгновенной и очень резкой. Президент США Барак Обама назвал террористические акты в Париже «атакой на все человечество». Он отметил, что это «возмутительная попытка» терроризировать местных жителей. Во время короткого выступления в Белом доме Обама предложил помощь в том, чтобы «привлечь террористов к ответственности».

Генсек ООН Пан Ги Мун решительно осудил теракты в Париже. Он выразил уверенность в том, что французское правительство делает все, что в его силах, чтобы виновные в «ужасных актах терроризма» были привлечены к ответственности как можно скорее. Пан Ги Мун также выразил соболезнования семьям погибших и пожелал раненым скорейшего выздоровления. По его словам, он остается на стороне правительства и народа Франции.

Совет Безопасности ООН осудил «варварские и малодушные террористические атаки». «Члены Совета Безопасности выражают глубокое соболезнование семьям жертв и правительству Франции», — говорится в заявлении СБ ООН. Виновные в этих террористических актах должны быть привлечены к ответственности, заявляют в Совбезе ООН.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг написал на своей странице в Twitter: «Я глубоко шокирован ужасной атакой в Париже. Мы вместе с народом Франции. Терроризм никогда не победит демократию».

«Я глубоко потрясена новостями и фотографиями, поступающими из Парижа», — сказалаканцлер ФРГ Ангела Меркель. Она добавила: «Мои мысли с жертвами этих явных террористических атак, их семьями и всеми жителями Парижа».

Президент Китая Си Цзиньпин позвонил Франсуа Олланду и сказал, что Китай готов сотрудничать с Францией в борьбе против терроризма.

Лидеры Европейского Союза тоже выразили солидарность с Францией после ряда террористических атак. «Наши мысли с семьями жертв, наша поддержка правительству», — написал президент Европарламента Мартин Шульц в Twitter. Президент Совета ЕС Дональд Туск написал в соцсети, что он следил за новостями с ужасом. Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер написал на своей странице в Twitter: «В этот вечер мои мысли и солидарность с Францией и французами».

Президент Украины Петр Порошенко на своей странице в Twitter написал: «Глубоко шокирован трагедией в Париже. Терроризм – наш общий враг. Солидарен с народом Франции». Российское руководство также сочувствует французам. «В России решительно осуждают эти бесчеловечные убийства и готовы предоставить любую помощь для расследования этих террористических преступлений», — говорится в заявлении, опубликованном на сайте президента РФ Владимира Путина.

КТО СТОИТ ЗА ТЕРАКТОМ В ПАРИЖЕ?

Сегодня утром никто не мог подтвердить мотивы нападавших, но один свидетель возле Батаклана услышал, как один из нападавших выразил поддержку группе «Исламское государство». «Это вина Олланда, ему не надо вмешиваться в Сирию», — закричал человек, как сообщает AFP, вспоминая решение президента Франции принять участие в воздушных ударах по ИГИЛ.

В своем телеобращении к нации французский президент заявил сегодня, что теракты в Париже организовала террористическая группировка «Исламское государство». «Это акт войны, который был совершен армией террористов «Исламского государства» — джихадистами против Франции», — подчеркнул Франсуа Олланд.

Разумеется, что этот уже второй в этом году теракт против Франции будет иметь последствия для безопасности Франции и в целом для европейской безопасности. В частности, как отмечает Дамиан Грамматикас: «Произошло то, чего службы безопасности Европы уже давно опасались и пытались сорвать, — одновременная атака с применением автоматического оружия и террористов-смертников в самом сердце большого европейского города, которая была направлена против скопления граждан в общественных местах. Ранее такая тактика была использована в Мумбае и других местах.

И когда это произошло в Европе, то возникает много вопросов, на которые придется ответить. Были ли нападавшие французскими гражданами, если да, то как они стали радикальными, вооруженными и организованными? Во Франции, в Сирии, кем? Почему их не выявили? Остается ли Франция после двух крупных нападений в этом году однозначно уязвимой? Означает ли кровавая бойня в Париже, что вся Европа сталкивается с новыми угрозами в общественных местах и во время мероприятий? И, если сирийская связь подтвердится, отдалится ли Франция от этого конфликта или удвоит свою преданность борьбе с радикальными группами в этой стране?

«ТАКОЙ СТРАШНЫЙ УДАР ПО ФРАНЦИИ ИМЕЕТ НЕСКОЛЬКО ЦЕЛЕЙ»

Вячеслав ШВЕД, заведующий отделом истории стран Азии и Африки Института Всемирной истории НАН Украины:

— Хочется, прежде всего, выразить искреннее сочувствие французам, им приходится переживать такие страшные испытания.
Этот ужасный теракт – признак того, что Франция является одним из главных объектов международной страшной террористической сети, центр которой, безусловно, — «Исламское государство» и его филиалы в Европе, Северной Африке и других странах мира.

И я думаю, что это не случайно.

Во-первых, Франция является страной с наиболее большим удельным весом (более 10%) мусульманского населения в стране. В некоторых городах Франции, в том числе в Марселе или в пригородах Парижа существуют сплошные районы, где проживает большинство мусульманского населения. При этом большинство мусульман – выходцы из Северной Африки, а также Сирии, ведь долгое время эта страна была французской колонией.

В этих странах Франция всегда имела свои интересы. При этом надо обратить внимание на географическое положение Франции, она очень близко подходит к северу Африки и всегда имела очень оживленные очень взаимоотношения со странами Северной Африки. Тем более фактически за исключением Египта вся Северная Африка в подавляющем большинстве это — бывшие французские колонии, прежде всего такие жемчужины, как Алжир, Тунис.

Все это французская зона влияния. И такая близость Франции к берегам, большое количество портов, живой обмен, ее расположение буквально на пересечении миграционных маршрутов фактически обеспечивает условия для создания на территории страны сети террористических организаций и проникновения на территорию Франции групп, которые готовят и осуществляют террористические атаки.

Во-вторых, мне кажется, самая главная причина такой страшной атаки заключается в том, что Франция в последнее время осуществляет очень активную политику на Ближнем и Среднем Востоке. Она занимает активную позицию в антитеррористической коалиции против «Исламского государства», уверенно и последовательно оказывает помощь умеренной оппозиции Сирии. В последнее время она укрепляет отношения, в том числе военно-техническое сотрудничество, с Аравийской монархией, Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами и другими странами, входящими в Совет сотрудничества залива. Фактически тем самым Франция твердо поддерживает те арабские страны, которые находятся на переднем фронте борьбы с ИГИЛ.

Мне кажется, что такой страшный удар по Франции имеет несколько целей. Главная цель, это фактически выбить Францию с положения одного из наиболее активных государств Евросоюза, которое  осуществляет серьезные шаги в борьбе с терроризмом как на территории более широкого Ближнего Востока, так и в принципе на территории Европы.

Снова и снова настойчиво предпринимаются попытки, чтобы перессорить мусульманское население Франции с коренным населением, чтобы посеять в отношении мусульман ощущение ненависти, недоверия, вражды. Ведь главари ИГИЛ и других террористических международных структур прекрасно понимают, что без этого нельзя реализовать свою главную цель — выбить Францию. Поэтому они пытаются посеять хаос, вызвать недоверие к нынешнему президенту Франсуа Олланда, который фактически является архитектором новой политики Франции в отношении Ближнего Востока, в том числе в борьбе с ИГИЛ, помощи сирийским повстанцам, борьбы против режима Башара Асада. Мне кажется, что главное направление этого страшного удара по Франции заключается именно в этой плоскости.

Этим терактом, во-первых, наносится серьезный удар по Евросоюзу, который фактически находится на переднем фронте борьбы с терроризмом, с ИГИЛ. А во-вторых, что бы там ни говорили, при всех трудностях, при всех проблемах в последние месяцы Западная Европа открыла широко двери для сотен и сотен беженцев из этих многострадальных районов. И вот наносится удар по всей этой политике Евросоюза, прежде всего Франции как одной из стран, которая является хребтом ЕС.

О ТРЕХ СПОСОБАХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ИСЛАМСКОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ

— А какой должна быть реакция Запада на «атаку на все человечество», как отметил президент США Барак Обама?

— Во-первых, страны ЕС должны немедленно сделать несколько серьезных шагов относительно качественного укрепления системы своего контртеррористического противодействия. Вспомним опыт Соединенных Штатов после 11 сентября 2001 года. В рамках борьбы с терроризмом американцы так надежно обеспечили свою безопасность, начиная с аэропортов, заканчивая слежением, отработкой комплексов осуществления анализов.

Этого недостаточно в странах Евросоюза. И к тому же на территории ЕС находятся десятки миллионов иммигрантов из мусульманских стран. Поэтому, конечно, очень трудно работать спецслужбам, обращать внимание на то, где формируются террористические структуры, как их нейтрализовать. Это очень серьезная проблема. Но все-таки, мне кажется, нужно с помощью американцев и с помощью других государств, в том числе Израиля, качественно повысить уровень системы безопасности.

Во-вторых, думаю, хватит ума, терпения, мудрости, прежде всего руководителям Евросоюза, чтобы не допустить всплеска исламофобии, чтобы не дать возможности террористам реализовать свою главную цель, а именно — перессорить коренное население с мусульманами, вбить такой клин, который выроет глубокий ров между двумя частями населения Европы.

В-третьих, нужно коренным образом качественно изменить внутреннюю политику в отношении мусульманского населения своих стран. Здесь, мне кажется, наиболее эффективно в этом плане сегодня работает Германия. Там власть как-то смогла реально и эффективно работать с мусульманскими общинами.

Великобритания тоже является примером в этом плане. Здесь, пожалуй, и французам самим необходимо качественно проработать свои подходы к внутренней политике в отношении мусульманского населения и искать такие адекватные формы работы, которые бы нейтрализовали влияние пропаганды терроризма экстремистов, радикалов и одновременно формировали нормальные отношения между новыми иммигрантами из мусульманских стран и коренным населением Франции. Тем более что Франция имеет богатый опыт сотрудничества, контактов с мусульманским миром. Я думаю, надо развивать лучшие французские традиции в этом направлении.

«НАДО РАБОТАТЬ НАД КАЧЕСТВЕННЫМ УЛУЧШЕНИЕМ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА…»

— А как бороться с пропагандой терроризма: ограничивать свободу слова, запрещать сети, в которых пропагандируется ненависть, нетерпимость?

— Конечно, нельзя ограничивать свободу слова, а надо понимать, что в демократии свобода слова – это большая ответственность относительно каждого слова, которое выпускается или транслируется. Я при всем уважении к французской демократии не могу понять роль журнала «Шарли Эбдо». Мне кажется, он очень часто выходит не просто за рамки приличия, но и христианских нравственных устоев, когда просто разжигает и создает конфликтные ситуации.

Во Франции и других странах ЕС надо работать и над качественным улучшением информационного пространства, формированием общественного мнения и поиском сотрудничества с религиозными общинами, религиозными деятелями, муфтиями с целью формирования гражданской ответственности у эмигрантов, чтобы те понимали, если они приезжают во Францию, то должны учитывать и выполнять французские законы. И при этом им должна быть предоставлена широкая возможность сохранения своих традиций. Это очень серьезная, кропотливая работа, но другого выхода просто нет.

«ОЧЕНЬ ВАЖНО ФОРМИРОВАТЬ СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ОТНОШЕНИЕ К ТЕРРОРИЗМУ ИМЕННО СРЕДИ МУСУЛЬМАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ»

— Какими, с вашей точки зрения, должны быть меры противодействия исламскому радикализму?

— Для этого нужно очень активно работать с мусульманским активом, особенно в мечетях, находить формы сотрудничества с ним, создавать каналы, теле- и радиопередачи, работать в социальных сетях. Все это сегодня должно быть активно задействовано в борьбе против экстремистских идей и влияния экстремизма на мусульманское население Западной Европы. Но может быть и такая ситуация: пропустили небольшое количество боевиков, которые были подготовлены и совершили страшный акт, а тень падает на абсолютное большинство мусульманского населения.

Очень важно формировать соответствующее отношение к терроризму именно среди мусульманского населения, доказывать и убеждать, что эти террористы прежде всего очень вредят мусульманам, которые приехали, бросают тень на абсолютное большинство людей, которые больше думают о том, как прожить, где найти работу, как накормить своих детей, которые занимаются чисто житейскими своими проблемами. В этом контексте как раз важно искать эффективные методы работы с этой основной массой мусульманского населения.

МУСУЛЬМАНЕ В УКРАИНЕ НА ПЕРЕДНЕМ КРАЕ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ

— А может ли возникнуть подобная проблема — проявление исламского экстремизма – в Украине?

— У нас ситуация другая. Но, как говорится, береженого Бог бережет. Я знаю достаточно хорошо наши религиозные ведущие структуры и их руководителей. Они (мусульмане в Украине), наоборот, на переднем крае борьбы с терроризмом и заинтересованы в том, чтобы привлечь мусульман Украины на плодотворное сотрудничество с властью. Хочу вспомнить духовное управление мусульман Украины «Улума», где муфтием является Саид Измагилов.

Это добрый и ответственный человек, который в первые месяцы российской агрессии мужественно боролся на территории Донецкой области, рискуя жизнью, оказывал сопротивление. Сейчас он в Киеве, и благодаря его позиции мусульмане, входящие в эту структуру, стоят на твердых патриотических проукраинских позициях, несмотря на то, что там люди совершенно разных национальностей.

Я уже не говорю о крымских татарах, Меджлисе крымскотатарского народа, руководителях крымских татар, таких как Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев, которые так мужественно борются за возвращение Крыма. Кстати, если они не дергали наших чиновников, то, мне кажется, у нас уже бы забыли, к сожалению, о том, что нужно постоянно думать над тем, как Крым вернулся в состав Украины. Я знаю представителей арабской общины, которые четко заявляют, что их организация твердо придерживается украинских законов, украинской конституции, и, несмотря на то, что в их рядах и арабы, и украинцы, и молдаване, и татары, и азербайджанцы, они действуют для пользы Украины и украинского народа.

Здесь очень важно, чтобы сама мусульманская община выдвигала таких ответственных политиков, религиозных деятелей. Мне кажется, в ключевых центрах Евросоюза, ключевых странах ЕС нужно особое внимание уделять тому, чтобы искать и поддерживать таких руководителей, помогать становиться им во главе религиозных и общественных организаций мусульман.

Авторы: Мыкола СИРУК, Игорь САМОКИШ, «День»

Читайте также: