По краю пропасти: как советский и американский компьютеры едва не уничтожили мир

По мнению ученых, компьютеры должны были спасти человечество. Спасти от ошибок, свойственных людям. Своим алгоритмизированным кремниевым сердцем нивелировать присущие нашей породе недостатки. Человек ведь может сорваться и натворить черт знает чего из-за личных проблем, плохого самочувствия и еще по миллиону и одной причине. Тем не менее именно компьютеры дважды поставили планету на самый краешек мира, чуть не столкнув ее в ад ядерной войны.

Борт номер один — на взлет! СССР атакует США двумя тысячами ракет с ядерными боеголовками

В шаге от ядерной войны. Как советский и американский компьютеры едва не уничтожили мир 

1979 год. В Минске, недалеко от нынешней станции метро «Кунцевщина», потерпел крушение самолет Ан-24. В СССР впервые после войны казнили женщину — «Тоньку-пулеметчицу». В США на президента Джимми Картера напал кролик. Вот-вот брежневский период застоя всколыхнет война в Афганистане, а Америка только-только начинает отходить от событий во Вьетнаме.

Последним месяцем для человеческой цивилизации мог стать ноябрь 1979-го. Пожалуй, еще никогда мир не был так близок к Третьей мировой, на этот раз уже точно ядерной, войне. Виновником кошмара едва не стал компьютерный сбой.

Сегодня можно только предполагать, что творилось в головах офицеров и командования воздушно-космической обороны Северной Америки (NORAD), которые первыми получили сигнал от сработавшей системы безопасности — Советский Союз выпустил в сторону США 250 межконтинентальных ракет с ядерным зарядом. Бункер внутри горы Шайенн близ Колорадо-Спрингс, где располагалось командование NORAD, загудел словно растревоженный улей.

Военные немедленно стали вспоминать инструкции, давно приготовленные специально для таких случаев. В воздух подняли готовые к полету самолеты-перехватчики. Спустя считанные минуты в небо устремился и «борт номер один». Планировалось, что в случае войны американский президент будет раздавать указания прямиком со специально заготовленного для него воздушного судна. Любопытно, что самолет действительно взлетел, вот только Джимми Картера на борту не было — главу государства «забыли» погрузить в салон, да и вообще об инциденте он узнал едва ли не самым последним.

Вместо того чтобы немедленно позвонить президенту, как это, опять-таки, было предусмотрено инструкцией, командование NORAD телефонным звонком разбудило Збигнева Бжезинского, советника по национальной безопасности в администрации Джимми Картера.

Трудно себе представить более неподходящую личность, которой надо и можно было бы позвонить с заявлением а-ля «СССР выпустил в нас 250 ракет». Будучи ярым антикоммунистом и сторонником безоговорочной гегемонии Америки во всех частях света, Збигнев Бжезинский, кажется, не без удовольствия должен был воспользоваться подвернувшимся случаем — уничтожить ненавистного противника ударом возмездия. Ядерная катастрофа все настойчивее стучала в дверь.

Збигнев Бжезинский

По воспоминаниям Бжезинского, после первого звонка он не знал, что делать. Звонить президенту? Отдавать приказ об ответной бомбардировке? А вдруг закралась ошибка? В итоге советник запросил подтверждение информации о советском нападении. Через минуту — повторный звонок и еще более страшные сведения: по уточненным данным, СССР выпустил не 250, а 2200 ракет, несущих на себе термоядерные заряды.

Неужели конец всему? Это был момент, которого опасался каждый американец, заставший эпоху холодной войны. «Я знал, что если все это правда, то в течение примерно получаса я, мои близкие, весь Вашингтон и бóльшая часть Америки будут уничтожены. И я хотел быть уверенным, что мы хотя бы прихватим кое-кого с собой за компанию», — вспоминал позже Збигнев Бжезинский. По его словам, осознав неотвратимость гибели, можно было бы утянуть за собой в могилу как можно больше коммунистов.

Дальше идут только предположения и сослагательное наклонение. Что происходило в следующие несколько секунд? Что было бы, если бы советник Картера позвонил президенту? Или в ярости или спросонья немедленно отдал бы приказ об ответном ядерном ударе?

Что бы ни происходило на самом деле и что бы ни думал Збигнев Бжезинский, официальная версия гласит: за мгновения до того, как он поднял трубку телефона, чтобы позвонить Джимми Картеру и получить разрешение на ответную бомбардировку Советского Союза, ему в третий раз позвонили из NORAD. Никакие другие системы безопасности об атаке со стороны противника не сообщали, тревогу отменили.

Перехватчики и «борт номер один» вернулись в места дислокации, Збигнев Бжезинский наверняка не обошелся без успокоительных лекарств, а президент США продолжал спать как ни в чем не бывало. Промелькнули десять самых страшных в истории человечества минут.

Что же произошло? Почему система безопасности NORAD столь реалистично просигнализировала о нападении? В ходе внутреннего расследования выяснилось, что каким-то образом компьютер командования принял запущенную на нем тренировочную программу за сигнал о настоящей атаке. Кто запустил эту программу и почему она была интерпретирована машиной как реальный сценарий, до сих пор достоверно неизвестно.

Джимми Картер и Леонид Брежнев

Чтобы исключить подобные инциденты в дальнейшем, для NORAD построили отдельный испытательный центр, где и стали запускать различные тренировочные программы. Увы, полностью предотвратить ошибки при распознавании ядерных угроз не удалось. Всего через четыре года мир снова мог содрогнуться от выпущенного на волю ядерного потенциала двух сверхдержав.

Офицер, который спас мир

1983 год в плане напряженной политической обстановки был гораздо сложнее 1979-го. Рональд Рейган видит в СССР «империю зла» и не скрывает своего отношения к «красным». Подписан договор о размещении в Западной Европе американских баллистических ракет малой дальности «Першинг». Начинается очередной виток гонки вооружений в рамках программы стратегической оборонной инициативы, с подачи журналистов больше известной как «звездные войны». Отношения между двумя лагерями обострились до предела после того, как советский истребитель сбил южнокорейский пассажирский самолет, на борту которого находилось почти 300 человек.

Рональд Рейган

Все это неспокойное время подполковник Станислав Петров нес службу в Подмосковье — на командном пункте «Серпухов-15». В ночь на 26 сентября, всего через несколько недель после злополучного инцидента со сбитым пассажирским самолетом, он заступил на дежурство по системе предупреждения о ракетном нападении «Око».

Система была совсем новая, однако уже считалась надежной и крайне эффективной. Главная миссия «Ока» — распознать старт межконтинентальных баллистических ракет с территории США. В состав системы входили спутники на высокоэллиптических орбитах, которые были способны определить запуск боевых снарядов по инфракрасному излучению двигателя. Считалось, что раннее обнаружение атаки даст стране дополнительно около 10 минут для того, чтобы определить, что делать дальше — наносить удар возмездия или заниматься эвакуацией.

Вскоре после полуночи поступает сигнал — США запустили в сторону СССР ракету Minuteman III. Первые секунды — колоссальный шок и отрицание очевидного. Проверка систем показывает, что ошибки нет, степень вероятности атаки — наивысшая. Дело за дежурным, который должен сообщить руководству о нападении. Что, если бы Станислав Петров поступил так, как предписывалось правилами? Возможно, высшие чины распознали бы ошибку и отменили тревогу. А может, все было бы намного трагичнее…

Запуск Minuteman III

Как бы то ни было, после минутного замешательства подполковник отменил тревогу и оперативно отрапортовал об ошибке новой дорогостоящей системы. Однако через минуту компьютер сообщил о запуске второй ракеты. Потом — третьей. Четвертой. Пятой. На монохромном экране тревожно мигает «Ракетное нападение!» Казалось бы, сейчас-то сомнений в том, что американцы решились на развязывание войны, нет. И все же дежурный подтвердил — отбой, мол, ложное срабатывание.

Несколько минут прошли в тягостном ожидании. Вдруг все-таки и правда шандарахнет ядерным ударом? Позднее Станислав Петров вспоминал, что, принимая решение, он руководствовался в первую очередь интуицией и скверным настроением. К тому же так не хотелось быть зачинщиком Третьей мировой войны!

Станислав Петров

Впрочем, парочка логических аргументов в итоге попала в рапорт. Дежурному показалось подозрительным, что атака началась лишь с одной ракетной базы, — при настоящем нападении одновременно должны были быть задействованы все точки. К тому же «запуск» всего пяти ракет, о которых сообщал компьютер, был слишком похож на сбой. В случае войны, неприятеля в лице СССР должен был накрыть дождь из сотен Minuteman III.

А еще Станислав Петров уверен, что компьютер — дурак, способный принять за нападение все что угодно. Так, в общем-то, и вышло. Несмотря на 30 уровней защиты от ошибочного распознавания атаки, система приняла за старт ракеты луч солнечного света, отраженный от высотных облаков и засветивший датчики спутника.

Вероятность того, что «Око» примет простой луч солнца за сигнал о запуске Minuteman III, была из категории невозможных. Для этого должны были совпасть десятки параметров, начиная от расположения Солнца, удаленности от него Земли, высоты облаков и заканчивая углом наклона спутника и его линз в определенное время. Благодаря какому-то невероятному стечению обстоятельств природа одурачила компьютер, который, будь на то его железная воля, моментально вверг бы мир в пучину на этот раз последней мировой войны.

Источник: onliner.by 

Читайте также: