Украина: педофильный бум

В нашей стране — настоящий педофильный бум. Около 1000 сексуальных преступлений против несовершеннолетних было зафиксировано в Украине за прошлый год. Складывается впечатление, что маньяки долгое время ждали в своих норах, а теперь начали выбираться из них. Что движет с виду нормальными людьми, которые испытывают половое влечение к детям. И как живется жертвам маньяков. Говорят, педофила до совершения преступления обнаружить практически невозможно. Это обычный мужчина, скорее всего, среднего возраста, как правило, имеет семью, детей. С виду вполне уравновешенный, никто и не подумает, что он может пойти на самое страшное преступление. Но, как показывает статистика, таких извращенцев в нашей стране становится все больше. Преступления происходят не только в больших городах, но и в небольших районных центрах и селах. Да и возраст преступников повышается. В последнее время правоохранительные органы задерживают педофилов от 50 до 70 лет.

Пять лет за поломанную судьбу

Еще пару лет назад семья Петра М. и представить себе не могла, что их кормилец окажется за решеткой, к тому же с позорной статьей — за изнасилование несовершеннолетней. До этого супруга никогда не замечала в нем склонности к каким-либо извращениям. Он был обычным человеком. Работал менеджером в одном из столичных супермаркетов. В тридцать лет женился, у него родилась красавица дочурка. А через пять лет, как раз на день рождения жены, к Петру нагрянули милиционеры. После этого супруга видела мужа два раза. Через решетку.

В ходе следствия выяснилось, что Петр, проживавший в Киевской области, около десяти вечера подкараулил девочку восьми лет, затащил в подвал жилого дома и надругался над ней. Родственникам Петра сообщили, что он давно планировал преступление, потому что дом, где он караулил жертву, был совсем в другом месте. Поэтому ему пришлось пораньше уйти с работы, проверить, открыт ли подвал, и после этого ожидать случайных детей.

После преступления Петр «с чистой совестью» отправился к своей семье, поужинал и спокойно лег спать. Супруга ничего не заподозрила, и визит милиционеров на следующий день стал для нее шоком. До последнего она надеялась, что это какая-то ошибка — ее мужа просто подставили. Но после анализов спермы, которые насильник оставил на одежде ребенка, все сомнения пропали.

В небольшом городке, где каждый друг друга знает, такая новость разлетелась мгновенно. С женой Петра перестали общаться, дочь боялась ходить в школу, под дверями соседи постоянно высыпали мусор, фекалиями обливали дверь. Не дожидаясь суда, Светлана продала квартиру и переехала в Васильков. В ходе процесса Петр всеми правдами и неправдами пытался доказать, что он невменяемый и совершил преступление, будучи не в себе. Но экспертиза доказала, что он здоров, и суд приговорил его к пяти годам лишения свободы. Родителям пострадавшей девочки такое наказание показался слишком мягким. По их мнению, насильника следует приговорить к пожизненному заключению.

Светлана не приехала на судебное заседание, развелась с мужем и надеется, что после освобождения он ее не найдет. Тяжелее пришлось дочери — в пятилетнем возрасте ей не объяснить, что совершил папа и куда он пропал.

— Он поздно женился, и я даже думала, что вряд ли это произойдет — все никак не мог найти достойную девушку. Когда они со Светой расписались, мы были просто счастливы, — со слезами на глазах вспоминает мать насильника, Евгения Федоровна. — Насобирали им денег, чтобы они могли купить квартиру под Киевом. У него было все: дом, работа, жена, ребенок. Чего ему не хватало? Почему совершил такой тяжкий грех?.. После того как Петю посадили, муж сказал, что больше не желает видеть его. Света развелась и уехала, я теперь даже внучку не вижу. Петя писал письма, но отец их выбрасывал, не читая. Мне несколько раз удалось выбраться к нему на свидание, когда он еще сидел в СИЗО. Уверял, что понятия не имеет, как такое могло произойти, пытался через меня извиниться перед родителями девочки. Но что извиняться — он ей жизнь покалечил.

После смерти мужа Евгения Федоровна все-таки ждет сына домой. Она надеется, что преступление было случайностью и больше такого не повторится.

— Света старше Пети на три года. Да и все девушки, с которыми он встречался, были старше его. Хотя я ему говорила, что жена должна быть моложе, — рассказывает Евгения Федоровна. — Он не соглашался, уверял, что ему нравятся взрослые женщины. Ума не приложу: почему девочка? Еще и такая маленькая — ведь она лишь немного старше его дочери. Но все равно его жду, ведь он мой сын…

Закон на стороне педофилов

Те, кто когда-либо сталкивался с насилием, уверены, что наше законодательство покрывает сексуальные преступления. Даже совершенные против детей. Преступнику за изнасилование грозит от четырех до семи лет лишения свободы. Учитывая отягощающие обстоятельства, он может получить до пятнадцати лет тюрьмы. Но это скорее исключение, чем правило. Большинство считают, что за покалеченную судьбу этого недостаточно.

Такого же мнения и родственники девятилетнего Юры, который два года назад попал в лапы маньяка.

Мальчик сам возвращался из школы, из дому звонил родителям, что добрался благополучно. Естественно, когда сын не позвонил в обычное время, Лена, мама Юры, начала волноваться. Отпросилась с работы и побежала домой. То, что она застала в квартире, повергло в шок: сын, весь в крови, лежал без сознания. Педофила удалось задержать через несколько дней — им оказался сорокалетний мужчина, живший в нескольких кварталах от них. Потом Лена узнала, что у него в квартире нашли несколько фотографий Юры, снятые, когда мальчик возвращался домой, и кучу дисков с детской порнографией. Стало понятно, что мужчина выслеживал мальчика и знал, что днем дома у него никого нет, поэтому спокойно планировал преступление.

— Юра — поздний ребенок, поэтому мы старались его обеспечить всем, чем можно. Он всегда был активным, общительным, душой компании. А теперь его не узнать. Не хочет выходить из дому, хотя раньше все свободное время проводил на улице с друзьями, — жалуется Лена. — Его единственным другом стал компьютер. После происшествия мы вынуждены были переехать из нашего городка в Фастов. Здесь у Юры практически нет друзей, он стал замкнутым. По ночам нам приходится по очереди спать рядом с ним, потому что иногда он просыпается с криком.

Обидчик мальчика жил один, без семьи. Суд приговорил педофила всего к четырем годам лишения свободы.

— Муж обещал убить его, когда тот выйдет на свободу. Но потом передумал. Все-таки Юре сейчас, как никогда, нужен отец. Мне больно, что эта мразь отделалась всего четырьмя годами. А у нас остался покалеченный ребенок, к которому мы сейчас не можем найти подход. Я надеюсь, что жизнь накажет преступника, — со злостью говорит Лена.

Маньяков плодят Интернет и реклама

Психологи считают, что общество само провоцирует педофилов. А на поведение таких людей повлиять могут даже, казалось бы, мелочи. К примеру, на телевидении свободно транслируется реклама с участием детей после принятия ванны. Детские показы мод. На нормального человека это не производит впечатления, но человека, склонного к насилию, такие трансляции могут подстегнуть к преступлению. Особенно показы мод, где маленькие девочки дефилируют с оголенными ножками и плечиками.

Интернет — отдельная тема. Здесь нет ограничений и царит полная вседозволенность. Педофилы зачастую заводят знакомства на форумах и чатах, выдают себя за 12-13-летних мальчиков и предлагают увидеться. Многие подростки поддаются на уговоры маньяка и соглашаются на встречу в тихом безлюдном месте. Ход дальнейших событий приходится выяснять уже правоохранителям.

Кроме того, в нашей стране мало кто следит за распространением детской порнографии в Сети. Милиционеры борются с дельцами, производящими порнографическую продукцию, но та, что поступает в Интернет, остается на совести владельцев сайтов. А администраторы, которые и сами не прочь посмотреть подобные извращения, не только не закрывают сайты, а, наоборот, стараются привлечь как можно больше людей на свой ресурс.

В украинскую порноиндустрию нередко попадают дети из неблагополучных семей и бродяги. «Добрые дяди» заманивают их обещаниями накормить или угостить сладостями. После изнасилования им некуда идти и некому жаловаться. Получается, что многие бродяги через некоторое время возвращаются к своему насильнику в надежде получить немного денег и сытно поесть…

В России инициативная группа организовала специальный сайт, посвященный педофилам. Туда вывешиваются фото маньяков и их «послужной» список. Регулярно обновляется информация: сообщают, кого поймали, а кто умер в тюрьме. Не мешало бы и в Украине организовать что-то подобное, ведь проблема уже давно вышла за рамки локального масштаба.

Иностранцы едут за острыми ощущениями

— В Украине участились случаи сексуального туризма, когда иностранцы приезжают в нашу страну для насилия над несовершеннолетними. Например, недавно в Харькове был задержан гражданин Швейцарии, изнасиловавший в Украине тринадцать детей. Теперь он содержится под стражей. Кроме того, несовершеннолетних часто используют для порнографических материалов. Если за детскую порнографию предусмотрено наказание, то за эротику — нет. Недавно была обнаружена продукция, признанная детской эротикой. К сожалению, кроме ее изъятия, больше ничего нельзя сделать. Всего за прошлый год было возбуждено 811 дел по изготовлению и распространению порнографии. Около 5% всех дел — это детская порнография, — объяснили «Новой» в Отделе по борьбе с реступлениями в сфере общественной морали МВД Украины.

Чиновники закрывают глаза на проблему

В европейских странах к педофилии относятся намного серьезнее, чем в Украине. Например, ребенка, который подвергся насилию, всячески оберегают от посягательств прессы, организовывают работу с психологами. В нашей стране дети остаются наедине со своими страхами. В лучшем случае, они могут надеяться, что обидчика посадят за решетку.

Нашумевшая история об австрийской женщине, которую 24 года взаперти держал родной отец и постоянно насиловал, облетела весь мир. Меры защиты, которые предприняли австрийские правоохранители, тоже можно назвать беспрецедентными — женщина постоянно находится под охраной. Ее планируют тайно вывезти в другой город, чтобы она могла начать новую жизнь. У нас же все по-другому. Иногда поражаешься бестактности журналистов, которые открыто показывают пострадавших детей на всю страну.

О психологической помощи приходится только мечтать. Неужели государство обеднеет, оказывая помощь таким детям?

Роман Чабак, газета «Новая»

Читайте также: