Олимпийский допинг

Тема допинга в преддверии Олимпийских игр–2008 в Пекине вызывает огромный интерес. Потому что наших на допинге ловят. А это не может понравиться никому, особенно тем, кого ловят. Что на самом деле происходило и происходит у нас и за рубежом в плане борьбы с главным злом мирового спорта? Мы плохо делаем это

Нам могут возразить: помилуйте, но сейчас все вовсю толкуют не о русских, а о греках! В минувшем мае почти у всех членов национальной сборной по тяжелой атлетике допинг-пробы дали положительные результаты на запрещенные препараты. Мгновенно был снят с должности главный тренер Христос Якуву, работавший в команде аж с 1992 года. Сразу 11 случаев положительных проб (из 14), взятых специалистами Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) в одно и то же время и в одном месте свидетельствуют об одном: в сборной Греции процветало организованное применение допинга. Якуву и Ко прокуратура уже предъявила обвинения, и вскоре опальные штангисты предстанут перед судом. В предстоящей дисквалификации греческой сборной можно не сомневаться. Команда лишится права выступить на Олимпийских играх в Пекине, куда отобралась в полном составе.

В схожей ситуации пару лет назад оказалась российская тяжелоатлетическая федерация. За один календарный год положительный результат дали 6 допинг-проб наших штангистов. Россия тогда отделалась крупным штрафом, наложенным на нее Международной федерацией тяжелой атлетики. Повезло. На тот момент еще действовало правило, согласно которому за 50 тыс. долл. проштрафившиеся штангисты могли себя, скажем так, выкупить – и снова стартовать. В связи с этой историей российский допинг-контроль на Западе стали воспринимать несерьезно. Наших спортсменов продолжали ловить за границей чаще, чем дома. Хотя на самих соревнованиях в принципе ничего не должно оставаться в организме атлета: допинг не принимается непосредственно перед стартом. Значит, спортсмены до этого были напичканы им по самую завязку – у них внутри все еще что-то оставалось…

За два последних года попались 9 российских гребцов. За что по правилам должны быть дисквалифицированы не только сами спортсмены, но и национальная федерация, которую они представляют. Международная федерация гребли приняла беспрецедентное решение: отстранить тренеров российской команды, врачей, обслуживающий персонал от соревнований под ее эгидой до 2011 года! То есть отобравшиеся на нынешнюю Олимпиаду российские гребцы не будут иметь на Играх ни тренерского штаба, ни медицинской поддержки, ни обслуги.

Неиспользованная материнская энергия

Олимпийские игры 1988 года в Сеуле произвели сильное впечатление не только последней победой СССР в неофициальном командном зачете. А еще и тем, что никто из советских олимпийцев не был уличен в употреблении допинга или незаконных методах для достижения результата. Насколько законен один из них, составлявший советское ноухау, судите сами. Назовем его «направленный гормональный взрыв».

Выглядело это так. За три с половиной месяца до Олимпиады избранной спортсменке «обеспечивали» беременность. После того как в течение примерно двух месяцев ее организм уже раскрутил свои функции, беременность искусственно прерывали. Неиспользованная энергия, таким образом, оставалась сконцентрированной в организме женщины. Перенесшей аборт спортсменке давали восстановиться. Ну а дальше – сумасшедшие тренировочные нагрузки и заключительная предстартовая подводка.

Включаю диктофонную запись разговора с двукратной олимпийской чемпионкой по пулевой стрельбе Мариной Логвиненко и ее мужем и тренером Владимиром.

Владимир Логвиненко:

– Перед Сеулом-88 Марина проходила в команду первым номером. Опять на ее счету были все мыслимые рекорды. Однако на сей раз потребовались 150%-ные гарантии победы на Играх. В этой связи нас, жену и меня, настойчиво обхаживал врач сборной: мол, Домбрачева (Марина носила еще девичью фамилию. – Прим. «АН») должна приехать в Сеул… на ранней стадии беременности. Дескать, в таком случае да при ее техническом уровне на олимпийском стрельбище никого из соперниц даже рядом не будет.

Марина Логвиненко:

– Действительно, равных мне там не было – по степени отвратительности состояния, в котором я оказалась уже через пару дней, проведенных в южнокорейской столице. Начался дичайший токсикоз, беспрерывная рвота. За две недели похудела на 13 кг! Так что 3-е место в одном из пистолетных упражнений и 5-е в другом для тех, кто знал, что со мной происходило, малым не показалось.

Нужно четко иметь в виду, что целью тогдашней антидопинговой службы было не столько ловить нарушителей, сколько делать все, чтобы они не попались. В порту прибрежного городка Инчхон, расположенного в 70 км от Сеула, стоял теплоход «Михаил Шолохов». В его чреве базировалась секретная лаборатория, оснащенная самым продвинутым на тот момент оборудованием ценой 2 млн. долларов. Немыслимая для этих целей в СССР сумма! Лаборатория проводила оперативное тестирование тех, кому предстояло вот-вот выйти на старт. Или не выйти, если тест давал повод для сомнений…

Секс перед стартом

Олимпийская сборная ГДР в Сеуле подобным «центром диагностики» не располагала. Зато у нее имелись уникальные методики, позволявшие тем же легендарным пловчихам на допинг-контроле выходить буквально сухими из воды. Только после падения Берлинской стены были обнаружены документы, доказывавшие, что шестикратная чемпионка сеульских Игр Кристин Отто и все ее подруги по команде постоянно выступали на допинге. О «тайном оружии» гэдээровских спортсменок рассказывает Владимир Качкуркин, главный тренер сборной СССР по плаванию на Олимпиаде в Сеуле:

– Много слухов ходило о том, что их пловчихи обязательно занимаются сексом в ночь перед стартом… Насчет того, что перед стартом, думаю, перебор. Все-таки речь идет о нагрузке, которая уводит из организма адреналин. А так… в бывшей ГДР система подготовки знаменитых супердевочек в плавании была продумана и отработана фантастически. Непременной и важной ее составной частью являлось раннее начало половой жизни у пловчих.

Схема выглядела следующим образом. Начало карьеры тщательно отобранных в плавание девчушек строжайше контролировалось. До такой степени, что тренер только за самовольное, никем не санкционированное увеличение нагрузки, мог запросто лишиться своего места. Не говоря уже о применении на этом этапе каких-то стимулирующих препаратов.

В течение нескольких лет девчонок выкатывали на мягкой, с акцентом на технику, работе. При этом четко отслеживали не паспортный, а биологический возраст спортсменок. В момент, когда подходило начало периода полового созревания, тренеры старались сделать так, чтобы девочка начинала вести регулярную половую жизнь. Когда это случалось, то уже само по себе вызывало в юном организме гормональный и эмоциональный всплеск. Вместе с ним – резкий выброс внутренних резервов. Соответственно, сразу же увеличивалась общая тренировочная нагрузка. К ней прибавлялась силовая да еще и специфическая. В очень ограниченных дозах юной спортсменке начинали давать стероиды. А затем случалось то, от чего все вокруг ахали и хватались за голову. 13–14-летняя девочка, которая в предыдущем сезоне безнадежно проигрывала своим советским сверстницам, вдруг устанавливала феноменальный мировой рекорд среди взрослых!

Самый громкий скандал Сеула – на допинге попался рекордсмен мира в беге на сто метров канадец Бен Джонсон. Его личный врач заявил по этому поводу: «Высочайшие результаты без анаболиков невозможны. Все отговорки – не более чем лицемерие». Как в воду глядел. С тех пор Джастин Гэтлин, Морис Грин, Тим Монтгомери сначала, подкорректировав мировой рекорд на стометровке, становились героями. А потом, когда их ловили на употреблении запрещенных препаратов, – изгоями. Говорят, в финале последней Олимпиады не было ни одного спринтера, который бы не принимал анаболики…

Двухколесный коллапс

Цепочка имен этих «великих и ужасных» ведет прямо в наши дни. Прошлогодний сезон ознаменовался допинговым коллапсом мирового велоспорта. «Тур де Франс – 2007» стартовал со скандала. Со скандалом ехал. Даже финиш на Елисейских полях в Париже не положил конец потоку допинговых разоблачений. Едва ли не каждый, кто надевал в этом «Туре» желтую майку лидера, попался на допинге. Не избежал подозрений в использовании запрещенных препаратов и победитель супермногодневки испанец Альберто Контадор.

Хотя такое случалось и раньше. Вознесенный до небес соотечественник Контадора – Мигель Индурайн при росте 190 см и весе 90 кг играючи преодолевал самые крутые горные подъемы. Или – американец Лэнс Армстронг, который после раковой болезни семь раз выходил победителем «Большой петли». Кто-то и впрямь полагает, что все это – на чистом здоровье и непоколебимой вере в собственные силы. Люди знающие утверждают, что запредельными условиями супермногодневок их организаторы сами вынуждают гонщиков прибегать к допингу. Чтобы хоть как-то справиться с предложенными невыносимыми нагрузками.

По энергозатратам интенсивности – 5–6 часов беспрерывной работы – велоспорт и сравнить-то не с чем. Бывает, что едут по 260 км на этапе. И на следующий день то же самое. Причем не по равнине, а по горам. Плюс переменчивая погода – дождь, снег, сильный ветер. Или жара, которая дьявольским насосом вытягивает из организма жизненно необходимые ему калий и магний. Физические и психологические затраты столь велики, что обычной восстановительной фармакологии не хватает. Загнанные ВАДА в угол, гонщики вынуждены вернуться к «хорошо забытому старому». Например, к переливанию крови, которое использовали много лет назад, но не так широко, как сегодня.

О скандале с лидером казахстанской велокоманды «Астана» Александром Винокуровым, пойманным на гемотрансфузии, «АН» подробно рассказывали своим читателям прошлым летом. Суть этого метода в том, что замороженная за некоторое время до старта кровь гонщика при переливании дает его организму новые жизнь и силы.

До недавних пор не было надежного способа обнаружения результатов процедуры. Теперь есть – по эритроцитам. Пока кровь хранится в охлажденном виде, они изменяют свою форму. Когда вновь попадают в организм, то выделяются на общем фоне. Сложнейшие высокогорные трассы, которые предлагают организаторы гонок, заставляют спортсменов обращаться и к неуловимому в течение длительного времени эритропоэтину, или ЭПО. Препарат дает такой же, что и гемотрансфузия, эффект, но еще более сильный. С низким уровнем гемоглобина, присущим любому человеческому организму на высоте, не то что на велосипеде педали крутить, но и пешком передвигаться сложно.

На китайской игле

Пекин получил право провести Олимпиаду-2008, и руководство Китая решило, что блефовать с допингами во вселенском масштабе впредь не стоит. Помочь спортсменам страны победить на Играх была призвана местная традиционная медицина. О ней повсюду судачат не первый год, но в действительности и у нас, и в мире мало кто толком что-то знает. Хотя о прямом ее назначении можно судить по работе 46-летнего доктора Лю Хуншена из московского футбольного «Спартака».

Китайского специалиста в клуб пригласил бывший спартаковский гендиректор Юрий Первак. До встречи с ним доктор Лю сменил несколько частных клиник и медицинских центров. Молва стремительно разносила слухи об уникальном мастерстве врача по части иглотерапии. Первак привел к Лю Хуншену дочь-теннисистку с профессиональной травмой кисти. С помощью иглоукалывания в течение нескольких дней проблема была решена.

Экс-генеральный директор «Спартака» вновь обратился к китайскому доктору, когда летом 2004-го собрался покупать для команды у белградской «Црвены Звезды» талантливого сербского защитника Неманью Видича. Серб страдал от межпозвоночной грыжи. Пятнадцати сеансов в месяц хватило, чтобы Видич забыл о травмированной спине. В январе 2006-го «Спартак» продал его в «Манчестер Юнайтед» с огромной выгодой – за 7 млн. фунтов. 21 мая болельщики всей Европы могли наблюдать великолепную игру защитника за «Манчестер» в финальном матче Лиги чемпионов против «Челси» в Москве.

Вероятно, не зря среди спортсменов бытует мнение: стоит китайскому атлету обратиться к своему врачу, тот, что называется, голыми руками проведет какие-нибудь процедуры, и случится чудо. В то же время почти все уверены, что китайцы системно употребляют некие неизвестные аналоги допинга. Об этом я попытался узнать у Дмитрия Лавринайтиса, руководителя Центра китайской спортивной медицины в Москве.

– Дмитрий Андреевич, предположим, что мне как спортсмену удалось набрать очень высокую форму. Но перед стартом все-таки опасаюсь сильных соперников. Сможете оказать мне немедленную помощь?

– Видите темные шарики в этой коробочке? В них – препарат, содержащий вытяжки из половых желез различных животных. Самцов морских котиков, собаки, осла, оленя. В организме принявшего эти капсулы спортсмена резко повышается уровень эндогенного тестостерона. Мужской гормон побуждает атлета соревноваться, бороться и побеждать. У него появляется спортивная злость…

Компетентное мнение

Президент МОК Жак Рогге: «Допинг будет всегда. 800 млн. людей в мире занимаются спортом. Но на планете нет 800 млн. святых».

Вместо послесловия

На прошлой летней Олимпиаде–2004 в Афинах ВАДА взяло 3,5 тысячи допинг-проб. На играх в Пекине2008 допинг-анализов будет на тысячу больше. Многие аналитики предрекают лавину возможных скандалов. Согласно непрофессиональному прогнозу «АН», никакой лавины не будет. Наш аргумент: китайской антидопинговой лаборатории до сих пор сверху спускают инструкции, когда проба должна быть позитивной, а когда отрицательной. Скорее всего, будет столько же скандальных случаев, сколько было в олимпийской Москве-80. То есть не будет вообще. Почему? Да потому, что контроль в любом случае будут осуществлять в пекинской лаборатории. Может, как когда-то в московской, какие-то люди и будут стоять рядом. Но сами они там – не местные, по-китайски не разумеют…

Без альтернативы

Еще недавно казалось, что в женской легкой атлетике среди метательниц молота на золото в Пекине уж точно будут претендовать рекордсменка мира Татьяна Лысенко и ее молодая «подстраховщица» Екатерина Хороших. Однако не так давно их допинг-пробы дали положительный результат. Обе заявили, что спортивное питание, в котором оказался запрещенный препарат, они покупали у главного тренера сборной России Валерия Куличенко. Неприглядный факт товарно-денежных отношений между Куличенко и его подопечными был доказан.

В общем-то это не новость, что необходимые для подготовки препараты наши спортсмены чаще всего приобретают по месту работы. Так проще и тем, кому препараты нужны, и тем, кто по долгу службы обязан бдить, чтобы никакая фармакологическая зараза не попала в команду. Главная беда здесь заключается не в конкретных людях, а в том, что у многих российских олимпийцев по большому счету нет альтернативы.

Фармакология нужна? Естественно. Консультации по ее использованию – тоже. Но где все это взять, если ты из сезона в сезон находишься в замкнутом профессиональном кругу, куда посторонним вход воспрещен? Что, например, теперь делать легкоатлетам, для которых главный тренер был единственным поставщиком необходимых для выступлений и восстановления препаратов? Сильно сомневаюсь в том, что никто из руководителей российского спорта не был в курсе происходящего в едва ли не основной по медалеобеспечению сборной страны. Не знал, каким образом там решаются проблемы подобного рода. Скорее в ходу был испытанный совковый принцип: не попадаются – ну и замечательно! Если же попались – будем искать крайнего.

Туман скрывал не все…

Взявшись за подготовку этого материала, я безуспешно пытался разговорить врачей из нескольких российских сборных команд. Хотя не вчера с ними познакомился, доктора в лучшем случае соглашались лишь подтвердить или прокомментировать уже известные мне факты и явления. Да и то «не для печати». Короче, лавры знаменитого теоретика и практика мировой спортивной медицины Эриха Дойзера из Германии наших эскулапов вовсе не прельщали. Между тем именно Дойзер образно окрестил «кухней ведьм» так называемые средства и методы достижения результатов в большом спорте.

Пожалуй, компетентнее других об этом мог бы рассказать начальник отдела антидопингового обеспечения Росспорта и одновременно глава соответствующей службы Олимпийского комитета России доктор медицинских наук Николай Дурманов. Занимаемые ключевые посты вкупе с характерной фамилией позволили Николаю Дмитриевичу создать в отечественных СМИ неподражаемый образ решительного бойца с допингом номер один. Ловить, предупреждать, а главное – защищать весь российский спорт в глазах международной общественности у Дурманова вроде бы неплохо получалось, но…

Он совершенно неожиданно ушел в отставку вслед за изгнанным с позором из легкой атлетики Куличенко. Может, эти два события никак не связаны. Однако народ их почему-то связал. И сразу припомнил, что при Дурманове происходили еще куда более громкие скандалы. Например, с великими лыжницами Ларисой Лазутиной и Ольгой Даниловой в СолтЛейкСити. С толкательницей ядра Ириной Коржаненко в Афинах. С биатлонисткой Ольгой Пылевой в Турине. Перед каждой из этих Олимпиад наш антидопинговый «гуру» клятвенно обещал проверить абсолютно всех участников Игр от России. Но получалось как всегда…

Евгений Мясников, Аргументы недели

Читайте также: