Экономика мести

Специалисты выяснили, что к сведению счетов более склонны женщины, старики, бедняки и рабочий класс. А самые мстительные люди живут на Мальте, в Белоруссии и Уганде, свидетельствуют последние экономические исследования. Самые же ттерпимые – в Ботсване и Китае… Склонность к мести зависит как от уровня личного дохода, так и от богатства страны в целом. Правда, хотя с восстановлением стабильности и ростом экономики количество вендетт обычно идет на убыль, в России оно, наоборот, растет.

В последние годы месть превратилась из древнего обычая, который чтят разве что на Северном Кавказе и Корсике, в «горячую» тему для прессы и телевидения. Участились случаи мести преступникам. В частности, за последние полгода боксер в Петербурге убил педофила, а на Юге России вынесли приговор отцу, застрелившему насильника дочери. Более того, отношение к подобным людям в обществе вполне позитивно, вплоть до того, что в январе Виталия Калоева (убийцу авиадиспетчера-датчанина, по вине которого разбился самолет с родственниками россиянина) назначили замминистра строительства Северной Осетии. По данным ВЦИОМ, 27% россиян считают Калоева «настоящим мужчиной», а 5% – «героем, образцом для подражания».

Тем не менее достоверной статистики и количественного анализа мести в России нет, поскольку преступления учитываются по статьям Уголовного кодекса, а не по мотивам. Зато в остальном мире интерес к мести растет среди экономистов; они, оперируя категориями благосостояния отдельных групп людей, пытаются выяснить мотивы террористов и шахидов-смертников.

Экономист Нэйси Мокан из Государственного университета Луизианы (США) решил сравнить мстительность граждан различных стран. Поскольку ни статистики, ни каких-либо масштабных социологических опросов непосредственно по этой теме нет, он использовал данные опроса ООН о том, насколько жестко, по мнению граждан разных стран, надо наказывать воров-рецидивистов. Например, 8% бразильцев предложили дать четыре года заключения укравшему телевизор. Само по себе это еще не говорит о том, что жители этой страны жестко относятся к ворам – может, криминальная ситуация или традиции в Южной Америке таковы, что четыре года тюрьмы для вора – это нормально. Однако среди тех бразильцев, которые сами пострадали от ограбления, за такое наказание высказались уже 14%. Разница между этими цифрами (14-8=6%) и характеризует мстительность, то есть то, насколько пострадавшие жестче относятся к преступникам, чем общество в среднем.

Оказалось, в большинстве из 53 исследованных стран мстительность невелика. Существенно жестче (около 10%) настроены только жители Мальты, Белоруссии и Уганды. Наоборот, в Ботсване и Китае пострадавшие на 10% мягче относятся к преступникам, чем общество в среднем. Кроме того, мстительный настрой в среднем выше у женщин, стариков, бедняков, рабочих и жителей криминальных районов. Желание отомстить больше в многонациональных странах, государствах с низким уровнем дохода, образования, правопорядка, пропитанных духом коллективизма, а также участвовавших недавно в войнах. «Бедные люди в богатых мононациональных странах так же мстительны, как богачи, живущие в бедных многонациональных государствах», – утверждает Нэйси Мокан в своем последнем исследовании. Одно из объяснений – люди с низкими доходами вынуждены жить в тех местах, где полиция и суды слабы, а вероятность стать жертвой преступника, ушедшего от ответственности, велика.

Однако мстительный настрой и реальное нанесение повреждений человеку из мести – разные вещи. В Америке, согласно исследованиям группы психологов Уорчестерского государственного колледжа, чаще всего мстят мужчины и старики, причем неверным женам и подругам мстят мягче, чем сослуживцам. В России ситуация иная. По словам руководителя Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаила Виноградова, большинство мстителей – отвергнутые или обманутые мужчины, причем встречаются изуверские расправы вроде выливания кислоты в лицо женщине.

Больше настораживает то, что, согласно статистике, собранной Нэйси Моканом, мстительность должна идти на убыль по мере политической стабилизации и роста благосостояния. А в России число расправ с мотивом восстановить справедливость растет. «Хотя статистика не ведется, но, по моим наблюдениям, последнее время количество таких случаев заметно выросло», – заявил «НИ» г-н Виноградов. Из-за слабости доказательств, собираемых правоохранителями, и подкупа судей преступники в России часто оказываются на свободе, что вынуждает отцов и мужей изнасилованных женщин (самая распространенная категория) и матерей убитых детей браться за охотничьи обрезы и вершить справедливость по-своему.

Николай Дзись-Войнаровский, «Новые Известия»

Читайте также: