Коррупция «в погонах» достала россиян!

За минувшее десятилетие организованная преступность приобрела системный характер, превратившись в реальную угрозу национальной безопасности Российской Федерации. Неслучайно, 12% из 1630 россиян, опрошенных «ROMIR Monitoring», считают борьбу с организованной преступностью главной задачей российского президента. Статистический анализ демонстрирует неуклонный рост организованной преступности. Так, в период с 1991 по 2005 гг. число регистрируемых преступлений, совершенных в составе организованной группы или преступного сообщества, увеличилось в 8 раз (с 3,5 до 28,6 тыс.). В структуре организованной преступности преобладают тяжкие и особо тяжкие деяния, удельный вес которых составляет более 80%. Тенденцию к росту имеют преступления экономической направленности, а также связанные с незаконным оборотом наркотиков и оружия. На протяжении последних лет в среде организованной преступности высокими темпами идут интеграционные процессы.

Образующиеся в результате этого крупные организованные преступные формирования (ОПФ) оказывают существенное влияние на состояние криминальной, социально-экономической, а в ряде случаев и политической ситуации. В настоящее время на территории РФ активно действует более 400 ОПФ общей численностью свыше 10 тыс. человек. Большинство из них существуют более 5 лет, обладают устойчивыми коррупционными, межрегиональными и международными связями. Под их контролем находится более 2 тыс. хозяйствующих субъектов разных форм собственности. Раскрытие отдельных преступлений, совершенных входящими в состав преступных сообществ организованными группами, как правило, не приводит к распаду последних. Чаще всего деятельность правоохранительных органов, с одной стороны, не затрагивает жизненно важных звеньев преступного сообщества — лидеров и организаторов, с другой — не проводится необходимая работа, направленная на подрыв финансовой базы преступных сообществ.

Одним из факторов, влияющих на степень развития организованной преступности, является коррупция, поразившая практически все сферы жизнедеятельности государства, включая правоохранительную. Согласно результатам исследования ВЦИОМ, 36% из 1600 россиян относят правоохранительные органы к числу самых коррумпированных государственных институтов. При этом уровень коррумпированности российских правоохранительных органов, по оценкам международной организации «Transparency International» (TI), является самым высоким в Европе.

Отсюда закономерно проистекает снижение степени доверия и уважения к ним со стороны населения. Так, по данным опроса «Левада-Центра», 70% из 1600 россиян не доверяют правоохранительным органам, а около 80% относятся к ним с опасением. Отвечая на вопрос: «Что Вас более всего беспокоит, когда Вы говорите о проблеме беззакония и произвола правоохранительных органов?», 41% респондентов указал на коррупцию. В связи с этим неудивительно, что 13% из 1235 россиян, опрошенных ОИОМ УОС МВД России, готовы обратиться за защитой от преступных посягательств в первую очередь к криминальным структурам.

Наиболее остро проблема коррупции проявилась в системе органов внутренних дел. Недостатки системы кадрового отбора, низкая социальная защищенность и оплата труда, а также наличие широких властных полномочий обусловили появление в качестве субъектов коррупционных отношений не только отдельных сотрудников, но и целых подразделений.

Статистический анализ свидетельствует о том, что степень коррумпированности сотрудников ОВД неуклонно возрастает.

В структуре должностных преступлений наиболее распространенными являются деяния коррупционного характера. Так, в 2005 г. за превышение должностных полномочий к уголовной ответственности были привлечены 1457 сотрудников ОВД (+ 7,4% 2004 г.), за злоупотребление должностными полномочиями — 1075 (+ 75,9% 2004 г.), за взяточничество — 574 (+ 26,2% 2004 г.).

В большей степени подвержены коррупции в силу ряда объективных и субъективных причин сотрудники подразделений охраны общественного порядка (в основном — ППС), уголовного розыска, ГИБДД и паспортно-визовой службы. В 2005 г. ими было совершено более 70% от общего количества должностных преступлений. Характерно, что эта тенденция является устойчивой на протяжении ряда лет. Всего по итогам 2005 г. за совершение должностных преступлений было осуждено 1306 сотрудников органов внутренних дел, что на 17,8% больше, чем в 2004 г.

Как показывает практика, значительную часть привлекаемых к уголовной ответственности составляют сотрудники низовых подразделений. Работа же по изобличению и привлечению к ответственности коррупционеров из числа лиц руководящего состава ОВД пока не отвечает сложившейся ситуации. Так, в период с 2001 по 2002 гг. к уголовной ответственности был привлечен всего 161 представитель руководящего состава МВД, ГУВД, УВД субъектов РФ, УВДТ. При этом за указанный период в отставку были отправлены более 100 генералов, большинство из которых были коррумпированными. Определенных позитивных сдвигов в этом вопросе удалось добиться лишь в последние годы. Так, в 2005 г. к дисциплинарной и уголовной ответственности были привлечены 630 руководителей, что на 39,4% больше, чем в 2004 г. Одной из причин этого является активизация деятельности подразделений собственной безопасности МВД России.

С сожалением приходится признать, что коррупция поразила не только милицию, но и ФСБ, прокуратуру, суд. Это выявляется при анализе оперативных и других данных, свидетельствующих о более серьезных масштабах коррумпированности этих структур по сравнению с теми, которые фиксируются официальной статистикой. Так, по информации Генеральной прокуратуры РФ, в период с 2001 по 2004 гг. в отношении судей по обвинению в вынесении заведомо неправосудных решений и получении взяток было рассмотрено всего 18 уголовных дел, а осужден только 1 человек. Вместе с тем, по данным Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС), за указанный период по дискредитирующим основаниям были досрочно прекращены полномочия 182 судей.

Наряду с нарастанием коррупционных процессов в правоохранительных органах особую опасность представляют случаи участия их сотрудников в деятельности ОПФ. Так, в период с 1997 по 2001 гг. за совершение преступлений с использованием своего служебного положения в составе организованных групп или преступных сообществ к уголовной ответственности были привлечены 332 сотрудника правоохранительных органов. Содержание коррупционных действий сотрудников правоохранительных органов, совершаемых в интересах криминальных структур, проявляется, прежде всего, в нарушении уголовно-процессуального законодательства: в необоснованном отказе в приеме заявления или возбуждении уголовного дела с целью укрытия преступлений от регистрации; в прекращении или приостановлении уголовного дела; фальсификации или сокрытии полученных доказательств и т.д.

Кроме этого широко распространено оказание различных услуг: охрана, консультирование, оформление документов (лицензий, паспортов) и т.д. Вознаграждение за такие действия может быть как разовым, так и постоянным в виде процентов или фиксированных ежемесячных выплат (в случае «крышевания»). По оценкам ИСЭПН РАН, ежегодные неофициальные заработки российских милиционеров составляют от 1 до 3 млрд. долларов.

Для вовлечения сотрудников правоохранительных органов в преступную деятельность используются различные методы воздействия: от подкупа и шантажа до угроз и насилия. Так, в 2005 г. в подразделения ДСБ поступило 1091 заявление о применении мер государственной защиты, что на 30% больше, чем в 2004 г. В результате меры защиты были применены к 4896 лицам, что в 1,5 раза больше, чем в 2004 г.

Росту криминализации правоохранительных органов способствует и активизация усилий ОПФ по внедрению в них своих представителей. Так, в период с 2000 по 2001 гг. подразделениями ДСБ МВД России было пресечено более 1300 таких попыток. Кроме того, в 2001 г. было выявлено и отсеяно более 600 абитуриентов, связанных с криминальными структурами и поступавших в образовательные учреждения системы МВД России.

Наряду с участием в деятельности ОПФ, сотрудники правоохранительных органов нередко и сами объединяются в межведомственные преступные группы. Причем специализация таких формирований во многом зависит от круга служебных обязанностей входящих в них участников. Так, в 2004 г. была пресечена деятельность преступного сообщества, занимавшегося разбоями, кражами и угонами дорогостоящего легкового и грузового автотранспорта с последующей его незаконной легализацией и перепродажей как внутри страны, так и за рубежом (Италия и Польша). В состав преступного сообщества помимо членов «мурманской» и «грузинской» преступных группировок входили сотрудники УГИБДД ГУВД г. Москвы, прокуратуры ЮВАО г. Москвы, УФСБ России по г. Москве и Московской области и др.

В свете вышеизложенного представляется необходимым повысить эффективность мероприятий, направленных на выявление и устранение причин и условий, способствующих нарушению законности и совершению должностных преступлений сотрудниками правоохранительных органов, в том числе в интересах криминальных структур. Одновременно с этим необходимо повысить уровень благосостояния и защищенности сотрудников органов внутренних дел, которые находятся на передовом рубеже борьбы с организованной преступностью.

Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции

Читайте также: