Из истории политических кризисов: проекция на Украину

Политический кризис в зрелой демократической системе от кризиса в системе незрелой отличается тем, что в первом случае его причины кроются в идейном конфликте вокруг национальных интересов, в то время, как во втором случае причины – в конфликте вокруг корпоративных бизнес-интересов и стремлении к власти во имя самой власти. Политический кризис в настоящей демократии обычно вращается вокруг сущностных вещей: проблем в экономике, низких рейтингов поддержки правительства, расхождений в позициях правительства и оппозиции относительно стратегии внешней политики. Политический кризис в демократии расшатанной и нестабильной, подверженной нигилизму или граничащей с авторитаризмом, вращается чаще всего вокруг вещей далеко несущностных, с точки зрения интересов нации: вокруг беспринципной борьбы за власть как таковую, бизнес-интересов и обязательств перед своими внешними патронами, коррупции и клановых интересов.

Последнее очень характерно для бывших колоний. Ни одна политическая система не может функционировать без катарсиса. Здесь действуют такие же законы, как и в жизни отдельного человека или же сообщества. Время от времени катарсис является жизненно необходимым. Но вся проблема в том, что он может быть следствием либо идейной пустоты, либо идейной переполненности. И очень не просто жить во времена кризиса, являющегося следствием пустоты. Если уж кризис неизбежен, то пусть это будет кризис, порожденный конфликтом идей и стратегий.

Рейтинги и экономика как катализаторы кризисов: Канада, Япония

Первые дни сентября 2008 оказались беспокойными и для Канады, и для Японии. Вчера премьер-министр Канады Стивен Харпер объявил о проведение внеочередных парламентских выборов 14 октября этого года. Причина решения – недееспособность парламента, в котором правительственная партия не имеет большинства. Кажется, это нечто весьма знакомое нам, украинским гражданам… Правительство консерватора Харпера является миноритарным, то есть он не опирается на поддержку абсолютного большинства голосов в национальном парламенте. По результатам выборов 2006 года, из 305 парламентских мест консерваторы получила 127, либералы – 95, Блок Квебек – 48, новые демократы – 30. Консерваторы, не входя в коалицию с другими партиями, создали собственное правительство.

Некоторое время такая властная система смогла профункционировать, но довольно скоро появились существенные проблемы – оппозиция блокировала принятие разработанных правительством законопроектов. На фоне мирового экономического кризиса и спора между правительством и оппозицией относительно налогообложения предприятий, которые своими выбросами усиливают парниковый эффект, наметился фактический коллапс в системе принятия решений. И Стивен Харпер закономерно решил проводить досрочные выборы. «В течение срока, который начинается с сегодняшнего дня и до 14 октября этого года, канадцы должны избрать правительство, которое будет руководить их страной во время глобального экономического кризиса», – заявил действующий премьер Стивен Харпер.



Стивен Харпер. фото: ЕРА

Исследование, проведенное социологической службой Энвироникс (Environics), засвидетельствовало, что консерваторы имеют достаточный рейтинг поддержки – 38 %, чтобы надеяться на усиление своих позиций в парламенте по результатам октябрьских выборов. В апреле этого года рейтинг поддержки лично Харпера как главы правительства был самым высоким – 37 %, по результатам опроса Энвироникса. В то же время лидер либералов – Стефан Дион – набрал только 13 %. Экономические проблемы и результаты социологических исследований сыграли роль катализаторов политического кризиса в зрелой канадской демократии.

Эта ситуация немного похожа на политический кризис в Японии, о котором ПиК писал 4 сентября. Правда, там пока что не идет речь о внеочередных парламентских выборах. Низкий рейтинг премьера Ясуо Фукуды и серьезные экономические проблемы, в частности уменьшение объемов потребления, стали причинами добровольной отставки премьера и запланированного избрания нового. Кроме того, политическая оппозиция в лице Демократической партии Японии требует проведения внеочередных выборов. Если в Канаде проведение внеочередных выборов соответствует интересам действующего премьера, то в Японии скорые выборы могут привести к власти оппозицию.



Ясуо Фукуда. фото: ЕРА

Борьба за власть, коррупция и непотизм как катализаторы кризисов: Таиланд, Пакистан

Последние две недели Таиланд лихорадит от глубокого политического кризиса. Неправительственное общественное движение – Народный альянс за демократию (PAD) – мобилизовал своих сторонников для давления на действующего тайского премьер-министра Самака Сандаравея с целью его добровольного отказа от власти.



фото: ЕРА

76 лет – таков возраст тайской демократии: в 1932 году в Таиланде впервые был избран национальный парламент. Однако военные перевороты и авторитарные правительства были неотъемлемыми атрибутами политической истории страны в течение 20 века. После военного переворота 1991 года Таиланд пережил 15 лет поступательного демократического развития, не нарушенного никакими крупными политическими катаклизмами.

В сентябре 2006 года в стране состоялся бескровный военный переворот с целью устранения от власти премьер-министра Таксина Чинавата, обвиняемого в коррупции и злоупотреблении властью. Пятилетняя эра правления Таксина и его родственников, эра популизма и непотизма, для обозначения которой даже был придуман термин «таксиномик», окончилась бесславно.

Стратегической ошибкой действующего премьер-министра Самака Сандаравея было позиционирование себя как преемника Таксина, более того, едва ли не продолжателя его дел. Новый премьер инициировал несколько крупных строительных проектов, в частности сооружение нового здания для национального парламента. И это стало весомым аргументом в руках PAD. Масштабы хорошо знакомого и в украинских реалиях экономического феномена – так называемых откатов – при реализации таких мощных проектов, по оценкам тайской оппозиции, просто огромны. Самым весомым аргументом в поддержку позиции действующего премьер-министра Таиланда является то, что он семь месяцев назад был вполне демократично избран на общенациональных парламентских выборах.



Самак Сандаравей . фото: ЕРА

Ситуация в стране остается очень сложной, правительство все эти дни из последних сил воздерживается от применения силы. Непотизм, популизм, коррупция являются ржавчиной, въевшейся в фундамент политической системы Таиланда. Как следствие, кризисы, кризисы и еще раз кризисы… В качестве выхода из таких кризисов, выискиваются какие-то смешные формальные поводы. Так, на вторник назначено рассмотрение судебного иска против Самака Сандаравея, в котором он обвиняется в нарушении Конституции в связи с его участием в кулинарных телешоу во время пребывания на премьерской должности.

Политический кризис в Пакистане, вспыхнувший три недели назад, является еще одним примером сотрясений и катарсисов нестабильных политических систем, имеющих большие претензии на демократию, которые, однако, не подкрепляются реальными действиями в силу многих причин, а временами даже омываются человеческой кровью. 18 августа сейчас уже экс-президент Пакистана Первез Мушарраф подал в отставку под угрозой импичмента. 6 сентября стало известно имя нового пакистанского президента. Им является муж убитой в декабре прошлого года лидера Пакистанской народной партии Беназир Бхутто – Асиф Али Зардари. Он получил в национальном и четырех провинциальных парламентах 481 голос из 702 возможных. За свою политическую карьеру Асиф Зардари неоднократно обвинялся в коррупции, но ни разу в суде его вина доказана не была.



Асиф Али Зардари с дочерьми . фото: ЕРА

Во время его избирательной кампании исламистские экстремисты вблизи города Пешафар совершили теракт, в результате которого погибло как минимум 30 человек. Кроме того, распалась правительственная коалиция: из нее вышла Пакистанская мусульманская Лига (N), возглавляемая экс-премьер-министром Навазом Шарифом. Сторонники Асифа Аль Зардари назвали его победу на президентских выборах «победой демократии». Насколько прочной может быть эта победа в стране, которую чуть ли не каждую неделю сотрясает очередной теракт, уносящий жизнь десятков и сотен людей? Вопрос, очевидно, риторический.

Политический кризис в стадии обострения: Украина

А теперь стоит попробовать вписать политический кризис в Украине в предложенные выше координаты. Что мы видим в нашей молодой восточноевропейской демократии? Мы видим кризис, спровоцированный никоим образом не противостоянием вокруг сущностных вещей: это не дискуссия вокруг экономических проблем, как в Канаде или Японии. Действующее украинское правительство уже давно не имеет ни ресурсов, ни времени, ни политических условий для предметных экономических дискуссий. Это также отнюдь не сдвиги правящих пирамид, обусловленные рейтинговыми проблемами политиков.

Рекордно низкий рейтинг поддержки населением Президента Виктора Ющенко уже давно является притчей во язицех, но по этому поводу ни о каких отставках речь не идет. Это только в какой-то мере расхождение позиций относительно грузино-российского конфликта, за которым в значительной мере кроется нежелание Юлии Тимошенко ссориться с Россией, и сателитность, колониальность мышления лидеров Партии регионов.



Съезд ПР. фото: ЕРА

Однако существует серьезный кризис, порожденный хронической борьбой за власть во имя самой власти, порожденный коррупцией и превалированием в действиях политиков бизнес-интересов над интересами национальными. Так что с Пакистаном и Таиландом у Украины на данный момент значительно больше общего, нежели с Канадой и Японией.

Жанна Безпятчук , ПиК

Читайте также: