От взрыва до приговора: мемориал построили, жильцов «пробросили»

Есть преступления, которые уважающая себя власть обязана раскрыть и довести до обвинительного приговора. Взрыв газа в доме №127 на улице Мандрыковской в Днепропетровске, унесший жизни 23 человек и оставивший без крова более 160 семей, – одно из таких. Но суд пока не назвал виновных, а значит, мы обречены на повторение газовых трагедий. Вместо дома – церковь

Взрыва газа полностью разрушил третий подъезд дома по Мандрыковской, 127, похоронив под завалами более двух десятков жителей. Сегодня от кооперативного 10-этажного здания остались два первых подъезда. Сразу после аварии власти заявляли, что под жилье их не отдадут, но в минувшую пятницу остатки многоэтажки решили передать Минобороны.

На месте третьего и четвертого подъездов строится храмовый комплекс, который планировали открыть к годовщине трагедии. Закончить его вовремя не успели, поэтому срок сдачи перенесли к Рождеству. Но 13 октября на месте трагедии все-таки проведут панихиду и откроют мемориал. На его гранитной стеле увековечены имена 23 жертв, и два бронзовых ангела держат на руках погибшего ребенка. Деньги на строительство выделило ООО «Газекс-Украина» – первоначальная сумма в 5 млн. грн. в связи с инфляцией увеличилась до 9,5 млн. грн.

Бывших жителей Мандрыковской, 127 больше волнует не строительство храма, а жилищный вопрос. По рассказам пострадавших, полученной денежной компенсации едва хватало на приобретение на вторичном рынке и ремонт равнозначных утерянным квартир. Поскольку из гостиницы в спешном порядке выселяли, приходилось покупать то, что подвернулось.

Тем, кто захотел жить, как и прежде, одним кооперативом, его придется ждать еще очень долго. Участок в 22 сотки под строительство нового дома в том же районе, горсовет выделил несколько месяцев назад. Правда, он принадлежит химико-технологическому институту, кооперативу еще не передан, и этот вопрос решается путем длительной переписки горисполкома и Минобразования.

10 октября на сессии горсовета планировали выделить институту взамен другой участок, однако сессия была сорвана. Как рассказала «24» председатель кооператива Лилия Шаповалова, официально в нем числится 86 человек (ранее было 160 квартиросъемщиков). «Больше всего пугает неизвестность. Было бы желание помочь, давно бы все с институтом уладили, – говорит Лилия Владимировна. – Участок мы не выбирали, такой возможности не было. Что дали, на то и согласились. Время идет, все дорожает, а нам нужно обходиться теми деньгами, что выделены». По словам Шаповаловой, через участок проходят разные коммуникации: электрокабель, ливневая канализация, газовая труба среднего давления. Чтобы их перенести, нужно 2 млн. грн., и мэр якобы пообещал это сделать за счет города.

Сотрудники «Днепрогаза» вину не признают

Судебные процессы, связанные с трагедией на Мандрыковской, еще не завершены. С марта 2007 г. (суд даже летом не прерывался на отпуск) идет рассмотрение уголовного дела против экс-руководителей ОАО «Днепрогаз» – гендиректора Игоря Иванкова, его первого зама Максима Сорокина и главного инженера Сергея Бачурина. Им выдвинуты обвинения в служебной халатности, приведшей к тяжелым последствиям. Уже допрошено более 400 пострадавших, а в сентябре начался допрос свидетелей.

Подсудимые вину не признали, от дачи показаний отказались. За них говорят их адвокаты, утверждающие, что окончательно причина взрыва не установлена. По их данным, взорвался газ, скопившийся в шахте лифта третьего подъезда, потому что два жителя этого подъезда сорвали хвостовик газового крана. «Почему взорвался именно третий подъезд, ведь газовые горелки бушевали по всему массиву? Потому что там скрутили кран. Теперь те, кто сорвал – Герои Украины. Один – посмертно, царство ему небесное, – сказала «24» родственница одного из подсудимых. – Суд же не признает, что система виновата».

Защита считает, что обвинители намеренно затягивают процесс постоянным изъятием документов «Днепрогаза». Просьбу защиты о приобщении к делу экспертизы, сделанной московскими специалистами, суд отклонил. «В деле уже есть три экспертизы, но адвокатов подсудимых они не устраивают. Они хотят какие-то свои два листочка к делу добавить. Но москвичи не имеют полномочий проводить у нас экспертизу, и лицензии их проверить невозможно», – пояснил «24» гособвинитель Сергей Опара.

Что уже установило следствие? Оказалось, что в тот злополучный день в аварийной службе «Днепрогаза» работала только одна диспетчер (вторая была на больничном), которая не успевала отвечать на звонки жителей массива. Всем давались инструкции проветрить помещение, перекрыть газ.

Кроме дежурных десяти аварийщиков на ул. Победы,1,2,3 подтянули и резервные бригады – всего 60 человек. Они спешно перекрывали газ на ГРП и в домах. Несмотря на превышение уровня загазованности, никто из специалистов не сообщил жителям, что нужно покидать опасные квартиры. Начальник службы аварийно-восстановительных работ поехал с тревожным сообщением на телевидение, когда уже было поздно. Допрос газовщиков выявил, что на злополучной ГРП вместо предохранительного клапана стоял болт, а мембрана была сделана… из резины. Защитный клапан не сработал, и газ повышенного давления пошел в бытовые сети.

Процесс над бывшим руководством «Днепрогаза» – только часть общего дела по факту взрыва (досудебное следствие по нему еще идет), выделенного в отдельное производство. Продолжают поступать гражданские иски от потерпевших.

А Днепропетровский хозсуд рассматривает иск облпрокуратуры в интересах Кабмина о взыскании с «Днепрогаза» 99 млн. грн. Эти деньги из госбюджета пошли на ликвидацию и компенсации потерпевшим.

Баба Маня зимовала под пленкой

Волна от взрыва в многоэтажке разрушила и ряд домов в частном секторе. Самым пострадавшим признали дом на Мандрыковской, 98, в котором упавшая бетонная плита убила 19-летнюю студентку. Дом стоит пустой: его отстроили, но коммуникации так и не подключили.

Скандалом закончилась реконструкция дома на Мандрыковской, 98-а: строительство прекратили, не закончив. По словам хозяйки Марии Писенко, взрывом в доме снесло крышу, упали две стены. На капремонт дома этой семье выделили 270 тыс. грн. (от горисполкома) и 70 тыс. грн. (от райисполкома). «За ущерб имуществу денег мы не получили, а ведь пострадало все, что было в доме, – рассказывает хозяйка.

– Зампредседателя Жовтневого райисполкома Санин привел своего сына, у которого ни фирмы, ни лицензии. Он нашел рабочих, прораба. Стену сделали, денег не стало, остановились. Зимовали мы под пленкой при морозе. Тряпками дырки заделывали. Дочь выдавала сыну Санина деньги по частям. Он дом не достроил, а 270 тыс. забрал». На все эти претензии зампред райисполкома, председатель районной технической комиссии, Михаил Санин ответил «24», что гордится сыном-строителем, а бабушка на выделенные средства купила бытовую технику. Санин заверил, что может подтвердить документально, куда ушли 270 тыс. грн.

Наталья Беловицкая, Днепропетровск, Газета 24

Читайте также: