В отличие от Запада, Украина даже не делает вид, что борется с коррупцией…

Вот уже сколько веков человечество борется с коррупцией, и все без толку. Чаще всего внимание общественности привлекает коррупция в высших эшелонах власти — среди президентов, премьеров, министров. И редкий крупный и особо крупный чиновник, особенно если он фигура еще и политическая, избегает публичных коррупционных неприятностей той или иной степени серьезности. 

Казалось бы, современные технология и тенденция (по крайней мере, в некоторых странах) к открытости общественной жизни должны затруднить мздоимцам, несунам и казнокрадам доступ к чужим материальным благам. С другой стороны, по мере «гуманизации» человечества и наказания за, говоря суконным языком, «коррупционные деяния» становятся все гуманнее.

Так что если практиковавшееся в древние времена отрубание всяких жизненно важных органов или, скажем, многократное принудительное ныряние в чан с нечистотами не дали желаемых результатов, то что уж говорить о штрафах или увольнении с должности. Да и тюрьма, прямо скажем, страшит далеко не всех…

Естественно, что чаще всего внимание общественности привлекает коррупция (или обвинения в ней, родимой) в высших эшелонах власти, среди президентов, премьеров, министров. Редкий крупный и особо крупный чиновник, особенно если он фигура еще и политическая, избегает публичных коррупционных неприятностей той или иной степени серьезности.

Вот и Барак Обама, который до недавнего времени представлял в сенате Конгресса США штат Иллинойс, а теперь стал избранным президентом Штатов, вынужден оправдываться и отрицать какую-либо причастность к противозаконной деятельности губернатора того же Иллинойса Рода Благоевича — губернатора на днях арестовали по обвинениям в коррупции. Правда, после внесения скромного залога в размере 4,5 тысячи долларов выпустили на свободу.

Благоевич обвиняется в преступном сговоре с целью получения финансовых выгод за счет принятия решения о том, кто займет место в сенате Конгресса США, которое освобождается Обамой в связи с его избранием президентом. По действующим в Иллинойсе законам, право назначить нового сенатора в случае, если занимавший этот пост человек не может более работать в Сенате, принадлежит губернатору штата. Такое вот удобное правило. В качестве реплики в сторону: ну как тут удержишься от «получения финансовых выгод», когда наверняка с разных сторон поступают крайне заманчивые предложения…

Кроме того, губернатор Иллинойса вроде бы в обход закона угрожал отказать медийной корпорации «Tribune Co.» в поддержке из средств бюджета штата при продаже чикагского стадиона «Wrigley Field». Следователи подозревают, что таким образом губернатор пытался добиться увольнения из принадлежащей этой корпорации газеты «The Chicago Tribune» членов редакционной коллегии, которые выступали с критикой в его адрес.

Стоит ли говорить, что будущий президент немедленно открестился от Благоевича. Как отмечается в заявлении, распространенном офисом Обамы, он «не общался с губернатором» или его офисом и «не был в курсе происходящего». Что, согласитесь, представляется странным — сенатор от штата не общается с губернатором даже по службе. Естественно, со стороны республиканцев было бы форменной глупостью не воспользоваться моментом. Так что член Палаты представителей Конгресса из Вирджинии, республиканец Эрик Кэнтор моментально заявил, что с нынешним скандалом связан «ряд вопросов» о взаимоотношениях Благоевича, Обамы и других высокопоставленных чиновников, которые «работают в команде будущего президента».

Отмечу, что коррупционными скандалами сопровождалась деятельность практически всех американских администраций. Чтобы не забираться далеко вглубь веков, вспомню лишь парочку относительно недавних историй.

Чуть меньше месяца назад против пока еще действующего вице-президента США Дика Чейни и бывшего генерального прокурора Альберто Гонсалеса были выдвинуты обвинения в «организованной преступной деятельности». По данным обвинения, Чейни «спекулировал на ограничении свободы людей»: у вице-президента имелись коммерческие связи с тюремным бизнесом, в частности через инвестиционную компанию «Vanguard Group». Что касается Гонсалеса, то он якобы использовал свой пост, чтобы «остановить расследования злоупотреблений» в тюрьмах.

Тут позволю себе кратенько напомнить о том, что еще в прошлом году конгрессмен-демократ Деннис Кусинич объявил о внесении в Конгресс США «статей импичмента» для отстранения Чейни от должности вице-президента. В связи с «введением в заблуждение граждан и Конгресса США» для развязывания войны в Ираке, а также в связи с «угрозой агрессии против Ирана». Впрочем, несмотря на серьезность обвинения, до начала процедуры импичмента дело не дошло.

Но были в биографии Чейни и скандалы иного рода (он вообще может считаться если не чемпионом, то одним из лидеров по количеству коррупционных неприятностей). Скажем, в 2003 году 300 из 700 добровольцев, завербовавшихся в так называемый Первый батальон, созданный силами антииракской коалиции, подали в отставку из-за слишком низкой зарплаты. Как выяснилось, значительная часть казенных денег была потрачена на закупку бензина для армии по сильно завышенным ценам. А самое интересное, что поставщиком топлива выступала компания «Halliburton», которую в свое время возглавлял Дик Чейни.

Тогда Пентагон моментально сделал вид, что ничего особенного не произошло, и попытался замять скандал. Дело в том, что за несколько дней до инцидента с добровольцами газета «The New York Times» опубликовала документы Корпуса инженеров армии США, из которых явствует, что «Halliburton» получает от Белого дома подозрительно много денег. А еще раньше два видных конгрессмена от Демократической партии обвинили «Halliburton» в том, что компания «сознательно взвинчивает цены на бензин», чтобы нажиться «за счет американских налогоплательщиков».

После того как войной была разрушена практически вся нефтеперерабатывающая отрасль Ирака, потребности страны и американских военных в бензине удовлетворялись за счет импорта топлива из Кувейта. По контракту с правительством США поставками занимались «Halliburton», государственная иракская нефтяная компания SOMO и Центр энергообеспечения Пентагона.

Как утверждала «The New York Times», за импорт бензина из Кувейта в Ирак «Halliburton» получал в два раза больше денег, чем остальные компании. Скажем, за один галлон (3,78 литра) бензина SOMO получала 96 центов, Центр энергообеспечения Пентагона — примерно 1,8 — 1,19 доллара. Зато «Halliburton» за тот же галлон получал от 2,64 до 3,4 доллара. Контрольные службы Минобороны США провели проверку и выявили, что в выставленных корпорацией счетах за поставки бензина 61 млн долларов оказались необоснованными.

Тогда же в прессу просочились данные о том, что «Halliburton» был вовсе не единственной компанией, получившей выгодные контракты в Ираке благодаря своим связям в Белом доме. Общественная организация «Centre for Public Integrity» подготовила доклад, в котором эксперты утверждали, что фирмы, которые спонсировали избирательную кампанию Джорджа Буша, извлекли выгоду в размере 8 млрд долларов из правительственных контрактов на восстановление Ирака. А самые большие прибыли, 2,3 млрд долларов, получила компания «Kellogg, Brown&Root» — дочерняя фирма «Halliburton»…

Но и эти обвинения в адрес «Halliburton» — далеко не первые. В 2002 году в Штатах разразился крупный скандал: акционеры обвиняли компанию в махинациях с бухгалтерской отчетностью, утверждая, что в период с 1998 по 2001 годы компания завысила доходы на 445 миллионов, изменив способ учета доходов по крупным проектам в области строительства, расходы по которым превышали запланированные.

До 1998 года «Halliburton» не учитывала потенциальный доход, пока ей не удавалось договориться с клиентами о проведении платежей. Но когда цены на нефть и газ сильно упали, компания стала приплюсовывать эти платежи заранее. Учетная практика была изменена, когда компанией руководил Дик Чейни (он был гендиректором «Halliburton» с 1995 года по август 2000 года и председателем совета директоров с 1996 по октябрь 1998 и с февраля по август 2000 года).

Изменения одобрил аудитор «Halliburton» — компания «Arthur Andersen», кстати, прекратившая свое существование после еще более громкого скандала с компанией «Enron». Инвесторы, однако, пребывали в неведении, поскольку о новой системе учета им не сообщалось более года. В своих исках акционеры утверждали, что изменения позволили компании показывать в отчетности более высокие доходы, что способствовало росту ее акций. Скандал удалось замять — «Halliburton» заплатила штраф в шесть миллионов долларов, чтобы урегулировать около 20 исков акционеров.

Несправедливо было бы думать, что только республиканцы склонны прибирать к рукам все, что лежит плохо и хорошо. В биографии совсем не худшего президента США Уильяма Клинтона тоже нашлось место обвинениям в коррупции (особенно во время второго срока). Скажем, в 1994 году началось расследование по делу обанкротившейся арканзасской корпорации «Whitewater»: супруги Клинтоны подозревались в причастности к незаконным финансовым махинациям. Несмотря на все усилия независимого прокурора Кеннета Старра, привлечь Клинтонов к суду не удалось. 20 сентября 2000 года преемник Старра Роберт Рей в своем заключительном докладе признал, что доказательства причастности Клинтонов к противозаконной деятельности найдены не были.

Фактически обломался Стар (явно имевший на Билла неслабый зуб) и с делом Клинтон-Левински. Хотя в августе 1998 года Клинтон вынужден был признать, что у него с Левински были «неподобающие отношения», а в декабре того же года Палата представителей Конгресса проголосовала за импичмент президента, в 1999 году Клинтон был оправдан Сенатом.

Гораздо интереснее (хотя и не столь эротичной) была история о помиловании. Дело в том, что, слагая президентские полномочия, Клинтон удовлетворил 140 прошений о помиловании. Среди лиц, освобожденных от наказания, оказался Марк Рич — человек, за содействие аресту которого федеральные власти в свое время назначили награду в 750 тысяч долларов.

В 1983 году будущий мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани, будучи федеральным прокурором, предъявил Ричу обвинение в уклонении от налогов на рекордную в истории американского правосудия сумму — 48 миллионов долларов. В ходе предварительного расследования выяснилось, что Рич, возможно, виновен еще в целом ряде финансовых преступлений, а также в том, что его компания покупала нефть у Ирана в нарушение эмбарго, введенного США в 1979 году в ответ на захват в заложники сотрудников американского посольства в Тегеране.

В момент предъявления обвинений Рич находился в Европе и счел за благо не возвращаться в Соединенные Штаты. Нью-йоркская прокуратура попыталась привлечь его к ответственности в порядке экстрадиции. Однако экстрадиция возможна лишь в том случае, если подозреваемому инкриминируются деяния, уголовно наказуемые в обеих странах. Уклонение от налогообложения в Швейцарии преступлением не считается, нарушение американского эмбарго — тем более. Рич официально заявил, что отказывается от гражданства США, и жил в свое удовольствие, воздерживаясь, правда, от посещения стран, которые могли бы выдать его американскому правосудию.

И вот в конце 2000-го Марк Рич получил отпущение грехов — в последние сутки пребывания Клинтона у власти. Билл поставил свою подпись под помилованием в полночь с 19 на 20 января, то есть за 12 часов до инаугурации Джорджа Буша. Конституция предоставляет президенту Соединенных Штатов ничем не ограниченное право помилования — исключение составляют лишь дела, возбужденные в порядке импичмента.

Однако существует определенная бюрократическая процедура, которая в данном случае не была соблюдена. Скажем, адвокат Рича не представил бумаги на помилование, как того требуют правила, на экспертизу в Министерство юстиции. Но самое главное — это то, что бывшая жена помилованного Дениза Рич, автор текстов песен для звезд поп-музыки, активно занималась сбором средств в пользу Демократической партии. Благодаря ее усилиям большое число взносов было сделано в избирательный фонд — угадайте чей? Верно, Уильяма Джефферсона Клинтона. В общей сложности сумма средств, собранных Денизой Рич, превысила миллион долларов. Получили от нее Клинтоны и личный подарок…

По этому сомнительному делу было начато расследование, которое сначала вела федеральный прокурор Мэри Джо Уайт, затем — Джеймс Ками. Естественно, Клинтон утверждал, что никаких денег не получал и никаких законов не нарушал, и даже представил письмо от тогдашнего премьер-министра Израиля Эхуда Барака с просьбой помиловать Рича (как выяснилось, Рич жертвовал большие суммы израильским благотворительным фондам, хотя некоторые обвиняли его в сотрудничестве с «Моссадом»).

Приглашение на слушания было направлено и Денизе Рич. Она его отклонила, сообщив через своего адвоката, что желает воспользоваться Пятой поправкой к Конституции, гласящей, что никто не обязан свидетельствовать против себя. История закончилась ничем, хотя Марк Рич предусмотрительно не вернулся в Штаты и по сей день.

Но что мы все о Штатах да о Штатах. Вот два маленьких европейских примера. В 2007 году французские судебные органы допросили экс-президента Жака Ширака, являвшегося особо важным свидетелем в деле о так называемых «фальшивых должностях». Следователей интересовали обстоятельства повышения по службе ряда сотрудников аппарата парижской мэрии, которые, предположительно, работали на «Объединение в поддержку республики» — партию, которую возглавлял будущий президент. А годом ранее в коррупции обвинили британского премьера Тони Блэра.

Речь шла о том, что ряд состоятельных бизнесменов были выдвинуты в палату лордов после щедрых пожертвований в кассу лейбористской партии. Был даже арестован лорд Леви, отвечавший за сбор пожертвований для лейбористов. Лорд, правда, заявил на допросе, что не занимался назначением пэров и не влиял на этот процесс, поскольку это прерогатива премьер-министра. Стоит ли говорить, что Блэр отделался легким испугом и падением популярности — своей и партийной.

Ну и, конечно, было бы несправедливо обойти вниманием нашу историческую родину. Коррупционные скандалы в Украине вспыхивают настолько часто, что, по идее, должны были бы образовать над страной постоянное свечение, подобное северному сиянию. И это только если говорить о злоупотреблениях в верхах. К сожалению, лично я не помню ни одной истории о взяточничестве, казнокрадстве или просто хищениях, совершенных высшими должностными лицами, доведенной до логического конца, то есть суда и тюрьмы. Нет, сажать-то сажают, но преимущественно всякую пузатую мелочь районного, максимум — областного масштаба (если я и ошибаюсь, то не сильно).

Люди же посерьезнее оказываются либо в американской тюрьме, либо в собственных домах в России, откуда бьют себя конечностями в грудь и визгливо ругают новую власть. Кстати, о «новой власти». Если кто забыл, наша «верная пропрезидентская сила» шла на выборы (срочные и досрочные) под лозунгом об отмене неприкосновенности. Но, что любопытно, так ничего толком и не отменила, поскольку оппоненты НУ-НСа хотели «обрезать» одновременно и депутатов, и президента — со всеми вытекающими последствиями.

Но ведь Украина — страна уникальная. Это там, на Западе, для расследования возможных злоупотреблений со стороны главы государства создаются специальные комиссии, их заседания транслируются в прямом эфире. Это «у них» президенты и премьеры ходят на допросы не по делу об их, родимых, отравлении, а из-за подозрений в злоупотреблениях. Зато у нас нет даже теоретической процедуры привлечения, скажем, Виктора Ющенко к ответственности.

Хотя (даже если не вспоминать давние дела вроде банка «Украина») с гаранта явно есть за что спросить — взять хотя бы эпопею с судном «Faina» и продажей оружия Грузии. Но у нас есть только «руки, якi нiчого не крали». Впрочем, нет — помнится, в начале сентября БЮТ и ПР практически довели Виктора Андреевича до истерики, преодолев вето президента на закон о следственных комиссиях, открывающий путь (хотя и извилистый) к импичменту. Но и тут политическая конъюнктура вскоре взяла верх, и БЮТ (уже вместе с НУ-НСом) постановление о комиссиях отменил.

Точно так же совершенно нереально привлечь к уголовной ответственности какого-нибудь министра или депутата (разве что они станут жертвами жестокой политической борьбы, но и тогда их, скорее всего, просто найдут дважды застрелившимися). То есть «писатель пописывает» о коррупции, читатель почитывает, правоохранительные органы показывают друг другу распечатки из Интернета и весело смеются. Страна живет своей нормальной жизнью…

Александр Максимов, ИнтерМедиа Консалтинг

Читайте также: