Украину ободрали на миллиарды. За что воевали наши деды?!

Гаагский суд отдал Румынии часть нашего морского пространства вместе с находящимися в них нефтью и газом. Такого в истории независимой Украины еще не было. Безо всякой войны мы потеряли более 10 тысяч квадратных километров своей территории.

Такого в истории независимой Украины еще не было. Безо всякой войны мы потеряли более 10 тысяч квадратных километров своей территории.

Во вторник Международный суд в Гааге вынес вердикт по украинско-румынскому спору относительно делимитации континентального шельфа и исключительных экономических зон стран в Черном море. И хотя наш МИД его пытается представить как компромиссный, приведенная нами карта показывает, что морская граница Украины и Румынии пройдет гораздо ближе к той линии, которую рисовали румыны, чем к той, которую проводили мы.

Не учтено главное требование Украины — считать Змеиный частью береговой линии нашей страны. Если бы его учли, морская граница оказалась бы западнее острова. Но суд решил иначе. «Учет острова Змеиный означал бы юридический пересмотр географии», — объяснила при оглашении вердикта президент суда Розалин Хиггинс.

Итак, суд посчитал, что Змеиный — это остров, но такой маленький, что его нельзя считать частью береговой линии Украины.

«Украина потеряла 14 000 кв. км территории с огромными разведанными запасами нефти и газа на миллиарды долларов», — утверждает нардеп-регионал Вадим Колесниченко. Неудивительно, что румыны довольны. «Честным» назвал решение суда их представитель Герман Михай. А вот то, что наш МИД высказывает удовлетворение, парадоксально. «Мудрое решение», — таков отзыв представителя Украины в суде Владимир Василенко. «Объективное решение», — говорит пресс-секретарь МИД Василий Кирилич.

Чем же мотивируется такая позиция? Тем, что Змеиный признали нашим островом, объясняет Василенко. Тем, что суд признал, что наша береговая линия в три раза больше румынской, добавляет Кирилич. Но ранее МИД говорил, что государственная принадлежность Змеиного не является предметом рассмотрения суда! Что касается береговой линии, то какой толк от ее признания, если море поделили по-другому?!

Еще один аргумент МИД — до тех пор пока шельф являлся спорной территорией, там нельзя было добывать нефть и газ, так как инвесторы не соглашались участвовать в этих проектах. А теперь они будут участвовать. Пусть и на сократившейся территории. Но, с другой стороны, мы вполне бы могли начать добычу нефти и газа и без иностранных инвесторов, силами госкомпаний.

ГОСИЗМЕНА

Судя по реакции МИД и Секретариата президента, наша страна не будет оспаривать вердикт в Гааге. Заместитель главы Секретариата президента Андрей Гончарук, заявил, что «на стороне Украины остались практически все разведанные нефтегазовые месторождения». По его убеждению, установление четкой линии разграничения создаст благоприятные условия для привлечения каждой из сторон иностранных инвестиций с целью разведки и эксплуатации природных ресурсов в этой части Черного моря.

А вот в парламенте не видят в решении Гаагского суда успеха Украины. Только степень недовольства варьируется в зависимости от принадлежности к политической силе. Нардеп из президентской части НУНС Ксения Ляпина считает это решение последствием отсутствия в Украине дипломатической школы, а глава УНП Юрий Костенко полагает, что проблема — в нежелании власти в течение всех 17 лет защищать национальные интересы.

Оппозиция высказывается более жестко. «Мы проиграли с треском, имея все козыри на руках, — говорит первый замглавы комитета ВР по международным делам, регионал Тарас Чорновил. — Это провал международной политики министра Огрызко, который своей деятельностью нанес стране ущерб в десятки миллиардов долларов. Глава МИД должен уйти в отставку, и я готов инициировать этот вопрос. Пусть создадут для него министерство НАТО и Голодомора, но к иностранным делам Огрызко подпускать нельзя».

Коммунисты не готовы оставить министру даже этого. «Огрызко должен быть привлечен к уголовной ответственности», — утверждает нардеп Александр Голуб.

Впрочем, голосов оппозиции для любого решения не хватит. А позиция БЮТ по МИД пока неизвестна — депутаты из блока вчера затруднялись ответить на наши вопросы.

В кулуарах Рады ходят слухи, что у Румынии уже вовсю ведет переговоры о разработке нефтяных и газовых месторождений на шельфе с компаниями, которыми владеет бывший вице-президент США Дик Чейни. Отсюда, мол, и миролюбие нашего МИД и Банковой. Официально это пока никто не подтверждает, но «смутные сомнения» депутатов терзают. «Как юрист могу сказать: то, как бездарно наша сторона вела процесс, наводит на мысль о сознательной сдаче позиций», — сказал нам Вадим Колесниченко.

САМИ СЕБЯ ВЫСЕКЛИ

По утверждению нардепа-коммуниста Александра Голуба, Украина вообще могла не участвовать в суде: «Мы могли стоять на своем — что это наша территория, и никто не смог бы ничего изменить. Но МИД добровольно захотел участвовать в суде, чем фактически поспособствовал рейдерскому захвату Румынией нашей территории». Как говорит Тарас Чорновил, у нас есть маленький шанс изменить ситуацию: «Чтобы остановить действие решения суда, нужно подать иск с просьбой, например, четко определить протяженность береговой линии двух стран».

Но наиболее оригинальный выход предложил лидер объединения «Украина-Русь» Денис Шевчук: «Единственное, что теперь может сделать Украина, — построить на Змеином маяк и отдать его в аренду Черноморскому флоту. Может, Россия захочет добавить к победе над Грузией победу над Румынией».

ПОРАЖЕНИЕ ИЛИ НУЖНЫЙ КОМПРОМИСС

Оценки данному решению Гаагского суда наши политологи дают неоднозначные: одни считают его полным провалом, другие — уступками в компромиссе.

По мнению политолога Владимира Корнилова, это решение — полное поражение украинской дипломатии, которая даже не пыталась отстаивать наши интересы. «Украинская сторона самоустранилась от решения этого вопроса. Мы могли вообще не идти на этот суд. А раз уже пошли, то должны были давить на общественное мнение Евросоюза и НАТО, затягивать процесс. Но Украина ничего не делала. Последствия этого попустительства могут быть чрезвычайно тяжелыми. Думаю, данный процесс — не последний. В Румынии сейчас эйфория, они хотят пойти дальше Змеиного, в Крым. Дает это решение и огромные преференции России. Суд отказался рассматривать советско-румынский договор о границах, поскольку Украина не является правопреемницей СССР. Теперь российская сторона может использовать решение Гаагского суда как прецедент: Украина не может использовать советские карты для отстаивания своих интересов», — говорит он.

Политолог Михаил Погребинский считает, что решение компромиссное и характеризует Украину как правовую страну. «Для Украины это очень полезно: мы показали себя как государство, которое при споре обращается в Международный суд и признает его решение. В дальнейшем это может стать серьезным прецедентом при решении других проблемных вопросов: в Керченском заливе. Азовском море. Конечно, мы потеряли, но это условие компромисса».

В РУМЫНИИ ПРАЗДНУЮТ ПОБЕДУ

«Бухарестские СМИ заявляют о явной победе нашей страны, — рассказала нам журналистка Новостного телевидения Румынии Евгения Киронати. — То, что суд признал Змеиный островом, а не скалой, не имеет никакого значения, потому что 80% наших претензий удовлетворено. Кроме того, у нас комментируют заявление украинского МИД, что вердикт суда устранил последние сложности в румынско-украинских отношениях. Но у нас говорят, что это далеко не последняя проблема в наших отношениях. Ведь есть еще канал Дунай — Черное море. Кроме того, с 2004 года я, как и другие румынские журналисты, пытаюсь аккредитоваться в вашем МИД, чтобы поехать на Змеиный, но все время получаю отказ. Поэтому наша пресса считает, что Украина на острове что-то прячет».

Дмитрий Коротков, Анастасия Кошиль, Сегодня

Румыния в войне против СССР

Для нападения на Советский Союз Румыния выделила две полевые армии (3-ю и 4-ю), насчитывавшие в своем составе 13 пехотных дивизий, 5 пехотных, 1 моторизованную и 3 кавалерийские бригады, около 3 тыс. орудий и минометов, 60 танков. Наступление сухопутных войск должны были обеспечивать 623 боевых самолета. Всего для участия в агрессии против Советского Союза привлекались войска численностью 360 тыс. человек.

На румынские войска немецким командованием возлагались задачи по обеспечению развертывания 11-й немецкой армии в Румынии и ее наступления на Правобережной Украине. Штабу 11-й армии были переподчинены из состава 3-й румынской армии четыре пехотные дивизии, три горнострелковые и три кавалерийские бригады. Остальные румынские войска, сведенные в 4-ю армию, были развернуты на крайнем правом крыле советско-германского фронта2. Формально все немецкие и румынские войска, дислоцированные в Румынии, были подчинены диктатору Антонеску, но фактически ими командовал немецкий генерал Г. Ганзеп.

Для боевых действий на Черном море гитлеровцы, не имея там своих боевых кораблей, использовали военно-морской флот Румынии.

Военно-морские -силы Румынии состояли из черноморского флота и дунайской флотилии. Черноморский флот Румынии к началу войны имел 2 вспомогательных крейсера, 4 эскадренных миноносца, 3 миноносца, подводную лодку, 3 канонерские лодки, 3 торпедных катера, 13 тральщиков и минных заградителей. Дунайская речная флотилия включала 7 мониторов, 3 плавучие батареи, 15 бронекатеров, 20 речных катеров и вспомогательных судов1.

В перевооружении и обучении румынских войск активное участие принимала фашистская Германия. (http://www.istorya.ru/book/ww2/133.php).

22 июня 1941 года германские войска нарушили границы Советского Союза. В тот же день генерал Антонеску отдал приказ армии перейти реку Прут, без заключения какого-либо договора или конвенции с Германией. 27 июня после кровопролитных боев советская армия была вынуждена покинуть территорию Бессарабии и Северной Буковины. Антонеску должен был решиться либо на продолжение военных действий за Днестром, либо остановиться на старой границе румынского государства. Был избран первый вариант, предусматривающий продолжение военных действий совместно с немецкими войсками. После завоевания Транснистрии 6 августа 1941 года Гитлер предоставил Антонеску право администрирования этой области. 15 октября румынские войска вошли в Одессу. В ходе этих боев румынская армия понесла тяжелые потери: 17900 погибших, 63000 раненых и 8850 безвести провавших.

Вместе с германскими войсками румынские армии участвовали в боях за Крым (1941-1943), в битве за Сталинград и за Кавказ (1942-1943), за Кубань (1943) и за удержание Крыма (1943-1944). В боях погибло 147000 румынских солдат и офицеров, а более 180000 попали в плен. (http://www.kagul.ru/forum/index.php?showtopic=1731)

Подробно о «румынском вопросе» в территориальных спорах с СССР можно прочесть здесь

«УК»

Читайте также: