Кто ответит за базар?

Один мой знакомый психиатр утверждает, что плюрализм мнений в одной голове — это признак вяло текущей шизофрении. И не доверять ему у меня нет оснований. Именно поэтому в последнее время у меня сложности с восприятием того, что пытается втолковать нам, рядовым гражданам, так называемый политбомонд.

Например, моя семья с восторгом слушает интервью одного из народных депутатов о наших «газовых» победах и достижениях, об украинской дипломатии, которая в трудных судебных баталиях отсудила счастливое будущее для будущих поколений украинцев на острове Змеиный. Но, спустя минуту, переключив телеприемник на другой канал, я получаю от другого депутата противоположную версию указанных событий.

В конце концов, можно хлебнуть чуток нашего всенародного антидепрессанта, и все станет на свои места. Вопрос в другом: ведь один из депутатов в этой ситуации обязательно лжет. Лжет не просто своей жене по мелочам, что, дескать, вечером задержался на заседании фракции, а не у юной зазнобы. Народный избранник лжет по-крупному миллионам тех, кто за него проголосовал.

Нет, я понимаю, что на подобном гумусе произрастают многочисленные ток-шоу, за счет которых кормится не одна сотня телевизионщиков. Мне бы хотелось узнать другое: а понесет ли кто-то наказание за ложь в эфире? Будут ли компетентные органы выяснять достоверность сказанного перед лицом многомиллионной аудитории? Ведь это та ситуация, когда один из корреспондентов, то бишь депутатов, доводит до граждан страны, своих избирателей, заведомо неправдивую информацию.

А ведь в УПК Украины в ст. 94 четко указано, что «…приводами до порушення кримінальної справи є …повідомлення, опубліковані в пресі». Никого не нужно убеждать, что все сказанное в телеэфире — это очень серьезно. И каждый выступающий прекрасно понимает, что его выступление способно изменить общественную точку зрения на противоположную.

Есть ли выход из сложившейся ситуации? Есть. Причем удивительно простой. Нужно вернуть понятие «клевета» из сферы Гражданского права в уголовное. Принцип прост: сказал неправду о своем оппоненте или о его деятельности — будь добр, компенсируй негативное влияние на честь, достоинство и деловую репутацию пострадавшего, а то и целой страны.

Почему бы лгуну по решению суда не подобывать уголек в малопродуктивной и забытой всеми шахте? Почему бы не поучаствовать в государственной программе строительства дорог? Как говорят в народе, за базар нужно отвечать!

И прекратились бы свары перед телеобъективами, погасли бы сами по себе некоторые телезвезды… Да вот только Верховный cуд Украины считает нецелесообразным принятие законопроекта, предполагающего установить уголовную ответственность за клевету. Замечания и предложения Верховного Суда к проекту Закона Украины «О внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украины» (относительно клеветы) содержат обоснования неправомерности такой инициативы.

Суд считает, что такое деяние, как клевета, не достаточно серьезно, чтобы отвечать за него по статье Уголовного Кодекса. Попросту говоря, Верховный суд пытается нас убедить, что депутатская братия еще не «наговорила» себе на уголовную статью.

Нужно помнить, что уголовная ответственность за клевету была предусмотрена в отечественном уголовном законодательстве — в ст. 125 УК Украины 1960 года. И, помнится, отдельные представители власти и прессы пострадали, выступая в СМИ с недостоверной или клеветнической информацией. Не стану опровергать мнение тех, кто видел в этом вездесущую руку КГБ. Но не все же подобные дела инспирировались спецслужбами.

Однако законодатель декриминализировал клевету с принятием в 2001 году нового УК. С того времени на рассмотрение Верховной Рады неоднократно вносились законопроекты, направленные на ужесточение ответственности за клевету, однако ни один из них не был принят как закон.

И вот «маємо те, що маємо». Потому, случись в результате телеэфира или газетной публикации какая претензия «бело-голубого» депутата к «оранжевому» или наоборот, речь пойдет лишь о публичных извинениях да копеечном штрафе, согласно статьям 28 и 32 Основного Закона Украины, а также статьями 297 и 299 Гражданского кодекса Украины. А то, что вся страна, слушая какого-то депутата на фоне бэк-вокала Савика Шустера, треплет себе нервы, пытаясь определить, кто же говорит правду, то это не столь важно.

Мне бы, например, как гражданину свободной страны, хотелось услышать окончательную версию о захвате судна «Фаина» и его экипажа. Мне важно, кто врет в деле о смерти журналиста Гонгадзе. Я не успокоюсь, пока не узнаю, можно ли назвать причиной смерти самоубийство, если человек последовательно пустил себе собственной рукой две пули в висок.

Люди, облеченные властью, к словам которых прислушиваются, должны нести ответственность за сказанное. Причем, не только моральную. Закон должен определить рамки, перейдя которые клеветник или дезинформатор — кем бы он ни был — обязательно понесет справедливое и жесткое наказание. В дни мировых и национальных кризисов все ветви власти должны быть особенно тщательны в выборе слов и выражений. Они должны следить за каждым сказанным словом, даже за интонацией.

Подводя итоги всему написанному, я хочу повторить, что ответственность властей перед обществом очень велика. И, несмотря на то, что свобода слова должна быть, отождествлять ее с ложью и клеветой не стоит. Нужно, чтобы каждый госчиновник, народный депутат или просто гражданин не был слишком «шустер» (извините за каламбур), и был бы готов лично ответить за сказанное.

Геннадий НИКОЛАЕВ, Главное 

Читайте также: