Планета над пропастью: экономический крах ведет к глобальной эпидемии насилия

Когда люди теряют доверие к способностям рынков и правительств разрешить глобальный кризис, весьма вероятно, что они взорвутся протестами с применением насилия. Кроме этого, они могут нападать на других людей, которых они считают виновными за свои беды, включая правительственных чиновников, руководителей предприятий, землевладельцев, иммигрантов и этнические меньшинства. 

Если нынешнее экономическое потрясение превращается в то, что президент Обама назвал «потерянным десятилетием», результатом могут стать глобальные беспорядки на экономической почве.

Если вам не терпится испортить себе настроение, повесьте карту мира и втыкайте красные булавки в те места, где уже был эпизоды с применением насилия. Итак: Афины, Лоньянь (Китай), Порт-о-Пренс (Гаити), Рига, Санта Круз (Боливия), София (Болгария), Вильнюс, Владивосток – для начала. Многие другие города, от Рейкьявика, Парижа, Рима, Сарагосы до Москвы и Дублина стали свидетелями массовых протестов из-за растущей безработицы и снижающихся зарплат, которые не переросли в массовые беспорядки только из-за присутствия огромного количества полиции. Если вы воткнете в такие места оранжевые булавки – ваша карта весело загорится. А если вы азартный человек, то можете поспорить, что скоро на ней появится еще много красных и оранжевых булавок.

Пока что по большей части такие выступления, даже насильственные, оставались локальными. Вполне возможно, однако, что по мере ухудшения экономического кризиса, некоторые из таких инцидентов будут перерастать в более серьезные и длительные события: вооруженные восстания, военные перевороты, гражданские столкновения и войны между государствами на экономической почве.

Каждый взрыв насилия имеет свои особые причины и характер. Однако все они движимы похожим сочетанием беспокойства перед будущим и отсутствием доверия к способности органов власти решить возникшие проблемы. А поскольку кризис оказался глобальным, как никакой другой, то и местные инциденты – особенно учитывая молниеносный характер современных коммуникаций, способны стать искрой, вызывающей пожары в самых отдаленных местах, связанных друг с другом лишь виртуально.

Глобальная пандемия насилия

Беспорядки, вспыхнувшие весной 2008 в ответ на подорожание продовольствия, дают представление о скорости распространения насилия на экономической почве. Вряд ли западные масс-медиа сообщили нам обо всех таких выступлениях, однако среди тех, о которых сообщали «New York Times» и «Wall Street Journal» были бунты в Камеруне, Египте, Эфиопии, Гаити, Индии, Индонезии, Сенегале и республике Берег Слоновой Кости. В Гаити тысячи протестующих штурмовали президентский дворец в Порт-о-Пренсе и были разогнаны лишь правительственными войсками и миротворцами ООН. Другие страны, такие как Пакистан и Таиланд попытались предотвратить такие нападения, развернув войска по всей стране.

Бунты утихли лишь к концу лета, когда снижение цен на энергоносители привело к снижению цен на продовольствие. (Цены на продовольствие тесно связаны с ценами на нефть и газ, поскольку углеводороды широко используются в производстве зерна). К несчастью, это лишь временное затишье, поскольку засуха поразила обширные регионы, где выращивается зерно, в Соединенных Штатах, Аргентине, Австралии, Китае, на Ближнем Востоке и в Африке. Взгляните на цены на пшеницу, сою, рис в ближайшие месяцы – когда миллиарды людей в развивающихся странах будут поставлены на грань выживания глобальным экономическим коллапсом.

Голодные бунты были лишь одной из форм насилия, что привела к кровопролитию в 2008 году. По мере ухудшения экономического положения, люди будут протестовать против безработицы, бездеятельности правительств, ущемления потребностей бедных. В Индии, например, протесты с применением насилия уже угрожают стабильности во многих районах страны. Хотя обычно их называют этническими, межкастовыми или межрелигиозными конфликтами, как правило, они имеют экономическую подоплеку.

Столкновения начались и на большей части восточного Китая в 2008. В таких событиях, названных китайскими властями «массовыми инцидентами» обычно участвуют рабочие, лишившиеся работы из-за внезапного закрытия предприятий, или незаконного захвата земель. Протестующие часто требуют компенсации от руководства предприятий и властей, чтобы избежать столкновений с полицией.

Нужно сказать, что китайские коммунистические лидеры неохотно признают факты таких инцидентов. Однако в январе этого года журнал «Ляоянг» («Еженедельный обзор») сообщил, что невыплата зарплат и споры вокруг нее привели к резкому нарастанию таких «массовых инцидентов», особенно в прибрежной части страны, где сосредоточены многие предприятия.

В декабре 2008 эпицентр таких спорадических инцидентов насилия переместился из стран развивающегося мира в Западную Европу и страны бывшего Советского Союза. Здесь они были вызваны страхами длительной безработицы, недоверия к действиям властей и ощущением того, что «система», как бы ее ни называли, неспособна удовлетворить ожидания широких слоев населения.

Один из самых первых таких инцидентов произошел в Афинах, 6 декабря 2008, когда полиция застрелила 15-летнего школьника в густонаселенной старой части города. Когда новость об убийстве разнеслась по городу, сотни студентов и молодежи собрались в центре города и устроили битву с полицией, швыряя в нее камни и зажигательные бомбы. Хотя позднее правительственные чиновники извинились за убийство, а полицейский, убивший школьника, был отдан под суд, беспорядки продолжались еще несколько дней в Афинах и других греческих городах. Разъяренная молодежь нападала на полицию, на роскошные магазины и отели, и некоторые из них сожгла. По одной из оценок, шесть дней бунтов нанесли ущерба на 1,3 миллиарда долларов.

Россия также пережила всплеск насильственных протестов в декабре, вызванных введением высоких тарифов на ввоз автомобилей. Когда местная полиция отказалась подавлять выступления протестующих, властям пришлось перебрасывать по воздуху специальные силы из Москвы, за 3700 миль.

В январе инциденты такого типа, похоже, начали распространяться по всей Восточной Европе. С 13 по 16 января антиправительственные выступления, сопровождаемые стычками с полицией, начались в Риге, Софии, Вильнюсе. Перечислить все такие случаи уже практически невозможно, и весьма вероятно, что мы стоим на краю глобальной пандемии насилия.

Лучший рецепт для нестабильности

Хотя большинство инцидентов вспыхивают в результате конкретных событий – повышения тарифов, закрытия предприятий, объявления о введении правительством режима экономии, они имеют и системные причины. В то время как экономисты согласны с тем, что мы находимся в рецессии, глубже которой не было со времен Великой Депрессии, они все же надеются, что поворот к лучшему начнется – как это и всегда бывало после Второй Мировой войны, уже через год, два или три.

Есть веские причины подозревать, что такие надежды несбыточны – поскольку бедным странам (вместе со многими людьми в богатых странах) придется ждать улучшения положения гораздо дольше, либо его не будет вовсе. Даже в Соединенных Штатах 54% американцев считают, что «худшее еще впереди», и лишь 7% надеются, что экономика прошла «низшую точку», исходя из данных опроса Ipsos/McClatchy. Четверть опрошенных считает, что кризис продлится более четырех лет. Что в США, что в России, Китае или Бангладеш широко распространено опасение, что положение дел намного хуже, чем о том говорят – и это только способствует разрастанию эпидемии глобального насилия.

Самый свежий доклад Мирового Банка, «Global Economic Prospects 2009», подтверждает эти опасения. Хотя он отказывается признавать возможность долгосрочного, или даже постоянного ухудшения экономических условий в большей части мира и даже подчеркивая вероятность экономического восстановления уже в недалеком будущем, доклад полон предостережений о возможностях потерь для стран развивающегося мира, если положение не улучшится.

Два опасения наиболее заметны в докладе Мирового Банка: что банки и корпорации в богатых странах перестанут инвестировать в развивающиеся страны, выбивая у них из-под ног все возможности развития; что цены на продовольствие значительно возрастут, в то время как использование земель для производства биотоплива ухудшит доступность продовольствия для сотен миллионов людей. Несмотря на оптимистические пассажи, относительно экономического восстановления, доклад без обиняков говорит о том, к чему приведет спад.

«Чем хуже будут реагировать финансовые рынки на попытки их восстановления через правительственную политику, тем серьезнее окажутся последствия для развивающихся стран. Такому сценарию будет свойственны банкротства и социальные волнения, разорение банков и валютные кризисы во множестве развивающихся стран. Резкий спад в ряде развивающихся стран неизбежно отзовется распространением бедности и безработицы».

Осенью 2008, когда составлялся доклад, это считалось «худшим сценарием». Однако с тех пор ситуация радикально ухудшилась, а финансовые аналитики говорят о вероятном замораживании всего мирового инвестирования. Что также беспокоит, те индустриальные страны, которые экспортировали товары в богатые страны, получая от этого большую часть дохода, пережили ошеломляющий спад продаж, что привело к массовым закрытиям предприятий и увольнениям.

Доклад Мирового Банка также содержит тревожные данные о доступности продовольствия в будущем. Хотя аналитики и настаивают на том, что планета способна производить достаточно продовольствия, чтобы удовлетворить потребности всего растущего населения, они все менее уверены в том, будет ли оно доступным из-за роста цен, особенно роста цен на углеводороды. Поскольку все больше фермеров начинают переходить на производство биотоплива через использование «чудо-семян», истощающих почву, обычно оптимистичные аналитики Мирового Банка отмечают с горечью: «если спрос на биотопливо окажется сильнее, или производительность его снизится, тогда продовольствие окажется значительно дороже, чем раньше».

Сравним эти два вывода Мирового Банка – о нулевом экономическом росте в развивающемся мире и росте цен на продовольствие – и мы получим прекрасный рецепт для получения беспрецедентных гражданских беспорядков и насилия. Те вспышки насилия, которые мы увидели в 2008 и начале 2009 могут оказаться лишь бледным подобием того мрачного будущего, в котором бунты и гражданские волнения будут распространяться со скоростью пожара в засушливом лесу.

 

Карта мира над пропастью

В современном мире легко найти массу мест для подобных социальных взрывов – или чего-то похуже. Возьмем Китай. Власти пытаются контролировать «массовые инциденты», не позволяя им, перерасти в нечто большее. Однако в стране с более чем двухтысячелетней историей восстаний, риск подобной эскалации должен быть осознан каждым китайским лидером.

Второго февраля, высший руководитель китайской компартии, Чян Ксиян объявил, что за последние месяцы 2008 года 20 миллионов рабочих мигрантов, оставивших село и переехавших в города, бурно развивавшиеся в последние годы, потеряли работу. Хуже того, у них мало шансов получить ее и в нынешнем году. Если многие из этих рабочих вернутся в село, они могут не найти ее и там, и даже землю, на которой работать.

В таких обстоятельствах, и с учетом миллионов работников закрывающихся фабрик в прибрежных районах, перспектива массовых беспорядков очень велика. Не удивительно, что правительство объявило о $585 миллиардном плане стимулирования экономики, направленном на повышении занятости в селе, в то же время, призвало силы безопасности к повышению дисциплины и строгости в отношении к протестующим. Многие аналитики убеждены, что по мере усыхания экспорта, растущая безработица приведет к национальным забастовкам и протестам, которые могут оказаться, неподвластны силам полиции, и потребуют полномасштабного вмешательства армии (как уже было во время демонстрации на площади Тяньаньмэнь в 1989).

Можно взять для примера нефтедобывающие страны Третьего Мира, которые прошли через период резкого скачка доходов, когда цена на нефть была высокой, позволяя правительствам подкупать группы диссидентов или финансировать мощные силы внутренней безопасности. Когда цены на нефть упали с 147 долларов за баррель до менее чем 40 долларов, такие страны — от Анголы до Ирака столкнулись с серьезнейшей внутренней нестабильностью. Типичным примером является Нигерия. Боливия является другим типичным примером производителя энергоносителей, стоящего на грани эскалации насилия, где элита восточной части страны, где добывается нефть, требует себе большей автономии и контроля над добычей.

Учитывая глобальную ситуацию, в которой одно небольшое событие может привести к цепочке неожиданных последствий, трудно что-либо предсказать. На уровне простого населения, однако, базовая картина ясна: продолжающийся экономический спад в сочетании с нарастающим убеждением, что существующая система и институты не способны разрешить ситуацию правильно, приводит к потенциально смертоносной смеси тревоги, страха и ярости. Народный взрыв того или иного характера – неизбежен.

Некоторое понимание этой новой реальности достигло и правящих кругов Соединенных Штатов, ее разведывательного сообщества. В выступлении перед сенатским комитетом по разведке 12 февраля, адмирал Деннис Блэр, новый директор национальной разведки, заявил, «первоочередной проблемой безопасности Соединенных Штатов является глобальный экономический кризис и его геополитические последствия… Статистическое моделирование показывает, что экономический кризис повышает риск нестабильности, угрожающей режиму, если он продлится более чем один или два года» — что и наблюдается в нынешней ситуации.

Блэр не уточнял, какие страны он имел в виду, когда говорил об «угрожающей режиму нестабильности» — новый термин в американском разведывательном лексиконе, по крайней мере, в отношении к экономическому кризису – однако из его выступления ясно, что руководители США внимательно наблюдают за неустойчивыми государствами в Африке, на Ближнем Востоке, в Латинской Америке и Центральной Азии.

А теперь вернемся к нашей карте на стене со всеми нашими красными и оранжевыми булавками и попробуем раскрасить соответствующие страны в красный и оранжевый цвета, чтобы показать спад ВВП и рост безработицы. Даже не имея под собой 16 разведывательных управлений, вы будете иметь массу хороших идей относительно тех мест, где Блэр и его сотрудники столкнутся с нестабильностью, когда будущее окутает мглой планету, стоящую на краю пропасти.

Майкл Клэр (перевод Андрея Маклакова), ДИАЛОГ

Читайте также: