Война из-за свитков Мертвого моря

В Нью-Йорке арестован адвокат, обвиняющийся в попытке перевести научную дискуссию об иудейских древностях в уголовную плоскость. Речь идет о дебатах, расколовших специалистов по свиткам Мертвого моря на два лагеря.

Первым на свитки набрел в 1947 году в пещере у Мертвого моря пастух-бедуин. К 1956 году в 11 пещерах у руин древнего поселения, находящегося к северо-западу от Мертвого моря на территории нынешнего Израиля, были найдены примерно 900 манускриптов, написанных в основном на иврите, реже – на арамейском и относящихся к периоду Второго Храма.

Как говорится в пресс-релизе манхэттенской прокуратуры, свитки включают единственные сохранившиеся копии библейских текстов, сделанные раньше первого века до н.э.

Большинство ученых полагают, что свитки принадлежали древней еврейской секте ессенов, многие члены которой жили, по их данным, в Кумране.

Первым на свитки набрел в 1947 году в пещере у Мертвого моря пастух-бедуин

Первым на свитки набрел в 1947 году в пещере у Мертвого моря пастух-бедуин

Самым видным членом другого лагеря является профессор Чикагского университета Норман Голб, доказывающий, что свитки Мертвого моря не имеют никакого отношения к Кумрану и его древним обитателям, включая ессенов, а были произведением других сект и общин древнего Израиля, которые унесли их с собой из Иерусалима, когда бежали из города во время Римской войны 67-73 года до н.э. и спрятали в пещерах под Кумраном. По словам Голба, Кумран вовсе не был ессенским «монастырем», как считают многие его коллеги, а являлся одной из крепостей, защищавших Иерусалим.

Непосвященным, возможно, трудно понять, как столь эзотерическая распря может разбудить жаркие страсти, но Голб звучит в интервью как гонимый инакомыслящий и сетует на травлю со стороны своих оппонентов, которые, по его словам, не пускают его на выставки свитков. Одним из его самых ярых защитников всегда был его сын Рафаэл Хаим Голб, окончивший Нью-йоркский университет и защитивший в Гарварде диссертацию по сравнительному литературоведению.

Как заявил на пресс-конференции главный манхэттенский прокурор Роберт Моргентау, его следователи обнаружили, что Голб-младший, работающий адвокатом по части недвижимости, зашел в борьбе за отца слишком далеко: он якобы занялся похищением личных данных и начал выдавать себя за других лиц, пытаясь дискредитировать оппонентов отца. Главным объектом его интриг был завкафедрой гебраистики и иудаистики Нью-Йоркского университета профессор Лоуренс Шиффман.

По утверждению прокуратуры, в августе прошлого года 49-летний Рафаэл Голб якобы обзавелся электронным адресом на имя Шиффмана – larry.schiffman@gmail.com. Затем он явился в Нью-Йоркский университет и послал с тамошнего компьютера 11 собщений ряду его преподавателей и кадровиков. Они были написаны от имени Шиффмана, который признавался в них в плагиате у Голба-старшего. Как выпускник этого вуза и жертвователь в его библиотечный фонд, Рафаэл Голб имел право пользоваться университетскими компьютерами.

«Это иллюстрирует растущую тенденцию в области хищений личности, — сказала на пресс-конференции заместитель Моргентау Антония Мерзон. – Открыть в интернете счет на любое имя очень легко.

Само по себе это не возбраняется. Но когда вы начинаете пользоваться выходными данными другого человека для каких-то целей — это уже граничит с похищением личности, что есть уголовное преступление…».

Как заявляет прокуратура, Голб также открыл несколько блогов, на которых он высказывал аналогичные обвинения в адрес Шиффмана. Наконец, он якобы рассылал нападки на свою жертву от имени других видных специалистов по кумранским рукописям, таких как Стивен Горансон и Джонатан Сайдел. Он сетовал, что отца зажимают и замалчивают на выставках свитков его теории.

Отец, со своей стороны, говорит сейчас, что «мой сын – честный человек, он такого сделать не мог». Голб-старший уверен, что уголовное дело, которое грозит сыну четырьмя годами лишения свободы, инспирировано его оппонентами.

Любопытно, что диссертация, которую защитил Голб-младший в Гарварде, называлась «Проблемы прайвеси и доверия в современной литературе и их отношение к идее свободы».

Владимир Козловский, Нью-Йорк, NewsWe

Читайте также: