Катастрофа атомохода «К-3»: выжившие моряки требуют справедливости!

8 сентября 1967 г. атомная подлодка «К-3» возвращалась с задания (эта первая отечественная атомная подлодка, которая после успешного похода на Северный полюс получила имя – «Ленинский комсомол»). Она несла боевую вахту в Средиземном море. Но при проходе Норвежского моря на борту АПЛ произошел пожар. Из 125 членов экипажа погибли 39… Выжившие моряки атомной подлодки «К-3» просят помочь восстановить справедливость.

Экипаж «К-3» был представлен к высоким государственным наградам. Прошло несколько лет. Про выживших подводников все забыли. Сегодня в живых осталось несколько человек. И они ждут, когда родина про них вспомнит! «АН» встретились с несколькими офицерами АПЛ «Ленинский комсомол» в Санкт-Петербурге и Северодвинске.

«К-3» срубила «лисицу в очках»

У этой лодки — потрясающая биография. Ее собрали на «Севмаше» в Северодвинске в 1955 г., а 17 июля 1962 г. «К-3» впервые достигла Северного полюса. Это была не просто сенсация, а событие планетарного масштаба, почти как полет Юрия Гагарина.
Никто не ожидал, что советские подводники «всплывут» на полюсе холода. Мало кто верил в существование у СССР атомного подводного флота. И до той поры США чувствовали себя на Севере комфортно: СССР оказался в зоне досягаемости американских ракет. Американский «пионер» атомного флота «Наутилус» пересек полюс 3 августа 1958 года.

Директор ЦРУ Аллен Даллес — «лисица в круглых очках», как называл его Сталин, — лишился своего поста за то, что проморгал разработку советских АПЛ.

21 июля 1962 г. на базе в Гремихе субмарину встречал Никита Хрущев. Он вручил звезды Героя Советского Союза контр-адмиралу Александру Петелину, капитану 2‑го ранга Льву Жильцову и инженер-капитану 2-го ранга Рюрику Тимофееву.

На этом триумфальные страницы истории «К-3» закрылись. А открылись иные — трагические.

Реакторы работали «на выдохе»

— Решение об отправке «К‑3» на боевую службу в Средиземное море было авантюрой, — считает помощник командира капитан-лейтенант Александр Лесков. — Три года АПЛ не выходила на боевые службы. И вдруг — дальний поход. На дежурство должна была идти «К‑1», но у нее обнаружилась неисправность.

— В ту пору ни одна советская подлодка толком не готова была к дальним походам, — рассказывает Юрий Калуцкий, командир турбинной группы «К‑3». — Наша лодка была головной в серии и исполняла роль опытного образца. На ней без конца шли переделки. Уже к 1962 г. «К-3» выработала ресурс своего основного оборудования и нуждалась в капитальном ремонте. Атомные реакторы работали «на выдохе».

— В последний момент несколько офицеров были заменены «в связи с профнепригодностью». Меня назначили помощником командира за 2 дня до выхода в море, — продолжает А. Лесков — потому что я уже имел допуск к управлению АПЛ. Несчастное это было плавание…
В Средиземном море лодку преследовали технические проблемы. А еще на борту внезапно скончался один из подводников. Из Москвы пришел приказ: передать тело на наш корабль, который находился в водах Египта. И субмарина вынуждена была всплыть. Лодка была рассекречена и отправилась домой, на Север.

В тот памятный день, вернее ночь, 01 час 52 мин. на пульте связи замигала лампочка. Лесков щелкнул переключателем:

— Кто вызывает центральный?

И вместе со щелчком отпущенного тумблера в отсек ворвались страшные крики горящих людей.

22 торпеды

Отсек горел всего 2 минуты. Но подводники умерли не от огня. Смертельной оказалась окись углерода. Командир второго отсека капитан-лейтенант Анатолий Маляр перед смертью успел захлопнуть люк отсека изнутри. Он предотвратил страшную пляску огня. Именно Анатолий Маляр спас первую советскую атомарину и 86 человек личного состава. А командир первого отсека капитан 3-го ранга Лев Коморкин ринулся в бушующий пламенем второй, потому что там были его подчиненные. И 22 торпеды. Некоторые из них имели боеголовки, которые могли разнести пол-Европы.

Командир лодки Юрий Степанов при попытке отдраить верхний рубочный люк получил тяжелую травму и потерял сознание. Командование подводной лодкой принял капитан-лейтенант Лесков. Трое суток «К‑3» лежала в дрейфе, пока не подошел резервный экипаж.

Комиссия признала действия экипажа героическими. Все моряки — и живые, и мертвые — были представлены к государственным наградам. 5 — к званиям Героев Советского Союза, 2 из них — посмертно.

Виновата зажигалка!

Через месяц после того, как командование Северного флота поздравило оставшихся в живых подводников с высокой оценкой их подвига, главком ВМФ С.Г. Горшков вынес новую версию событий: ЧП случилось… «по вине экипажа». Были аннулированы выводы первой комиссии. Назначили вторую, которая тут же «обнаружила» на самом видном месте АПЛ — на столике вахтенного… зажигалку! Экипажу навесили ярлык «аварийщиков». И расформировали. Из героев покорители Северного полюса превратились в преступников.

— На похороны в братской могиле 39 подводников под Мурманском не допустили даже близких родственников, — рассказывает «АН» контр-адмирал Николай Соколов. — О том, чтобы отправить гробы на родину или выплатить родным пособия и компенсации, речи не было.

Несколько десятилетий моряки молчали обо всем, что случилось, потому что дали подписку в КГБ. Но теперь заговорили. Сегодня из 5 членов экипажа, представленных к званию Героя, в живых остался только один!

Бывшие подводники уже получили положительный ответ Дм. Медведева на восстановление справедливости, но, учитывая, что сегодня президент не может вручать награды бывшего СССР, необходимо, чтобы главком ВМФ сделал новое представление. Так было с Александром Маринеско.

Но почему‑то главком ВМФ хранит упорное молчание.

Ирина Смирнова, Надежда Попова, Аргументы недели

Читайте также: