Кризис ушел, но обещал вернуться

Не смотря на активную позитивную риторику экспертов и чиновников, которая заполнила СМИ в последнее время, ситуация в банковской системе отнюдь не выглядит позитивно.  Скорее наоборот, кажется, что мы проскочили только первую волну кризисного цунами, следом за которой идет вторая волна – более сильная. И переживут ее далеко не все предприятия и банки.

С облегчением

Финансовый кризис, длящийся в Украине уже больше 9 месяцев, кажется, пошел на убыль. Вернувшиеся на рабочие места после маевок и посадки картофеля горожане с удивлением обнаружили даже некоторые признаки оздоровления ситуации.

Курсы валют плавно снижаются по отношению к гривне, промышленное производство демонстрирует слабенький рост, экспорт в материальном выражении сравнялся с импортом и т.д и т.п, о чем рапортуют чиновники и независимые экономисты.

Складывается ощущение, что все истерические вопли и последующие успокоительные тирады формируются то ли под воздействием лунных циклов, то ли в зависимости от среднесуточной температуры – слишком уж синхронно паника сменяется позитивом в средствах массовой информации.

Остается лишь понять, действительно ли у экспертов есть повод для оптимизма либо же уважаемые говорящие головы, как обычно, кукарекают о стабилизации, пытаясь опередить друг друга и провозгласить стабилизец точно так же, как 9 месяцев назад они наперебой кричали о противоположном состоянии экономики.

Говорить о том, что кризис в Украине завершился, можно разве что в отношении валютного рынка – действительно, курсы доллара и евро против гривны стабилизировались. Соотношение на уровне 7,5-8 грн./$1 позволило уравнять объемы экспорта и импорта в денежном выражении (по итогам апреля торговое сальдо платежного баланса приблизилось к 0).

Кроме того, высокий валютный курс остудил горячие головы на улицах, массово конвертировавшие свободную гривну, в том числе и с банковских депозитов, в валюту – на доллары дороже 9 грн. покупателей уже просто нет.

Между тем резервы Национального банка, даже с учетом всех необходимых выплат по внешним долгам банков и предприятий, к концу года останутся на уровне $15-16 млрд. – что будет вполне достаточно для удержания курса на текущих значениях.

Из заявлений премьер-министра Юлии Тимошенко следует, что на этом искупление грехов украинской экономики за безудержное потребление импортных товаров в долг (который пришла пора отдавать) – завершилось.

Выглядит это так, как будто больному, у которого температура поднялась с 36,6 до 40 градусов, пообещали, что он не умрет, но будет продолжать валяться в горячке – потому что температура у него не упадет.  Если кто-то считает это облегчением – это его право.

Однако еще классик курсовых теорий Джон Мейнард Кейнс говорил, что соотношение стоимости валют отражает здоровье одной экономики по отношению к другой. Так вот: сформировавшийся на сегодня курс гривны против доллара США и евро говорит о том, что отечественная экономика тяжело больна. И вирус валютного рынка уже начинает перекидываться на другие жизненно важные ее органы. 

  1 января 1 февраля 1 марта 1 апреля 1 мая
Монетарная база 186671 179986 173392 174771 180203
Объемы кредитования экономики 734010 722540 717946 716541 714193
Валовый продукт -31% -30.70% -30% -25.50% -22.30%
Промышленное производство (год к году) -26.60% -30.40% -31.60% -31.90% -31.80%
* Источники: Госкомстат, аналитические исследования финансовых компаний

Лучшее, конечно, впереди

Завершившийся финансовый кризис оставил после себя такие же разрушения, как и первая волна цунами, которая накатила на береговые укрепления экономики. Первая волна ударила и отхлынула, а на воде осталось множество кораблей-предприятий. Часть из них тонет, другая – берет воду бортом, а третья уже прогревает моторы. Успеют ли пережившие финансовый кризис банки и предприятия уйти в тихую бухту, зависит исключительно от того, с какой скоростью нахлынет вторая волна кризиса — а она, по мнению большинства здравомыслящих экономистов, неизбежна.

Причиной второй волны, как и первой, будет банковская система, являющаяся двигателем украинской экономики и параллельно сосредоточением всех ее рисков. Только если в сентябре минувшего года цунами в финансовой системе было порождено реальным и спекулятивным ростом валютных курсов, то сейчас эпицентром цунами станут кредитные вложения банков в руки частных и корпоративных клиентов.

В конце минувшего года внутренний валовый продукт Украины упал по разным оценкам на 22-25%, на 30% опустилось промышленное производство. А ведь за каждым из этих процентов стоит какое-то конкретное предприятие и отрасль экономики, где резко сократились доходы собственников бизнеса, упали зарплаты персонала и, главное, снизилось количество производимых товаров и услуг.

В результате количество невыплачиваемых кредитов резко увеличилось, как со стороны предприятий, так и со стороны их работников. Соответственно, банки несут серьезные финансовые потери (в первом квартале убытки банков превысили 9,2 млрд. грн.), и как следствие – не только не могут выдавать в экономику новые займы, но и банально не могут возвращать депозиты. Даже те, срок размещения которых истек.

Если исходить из мирового опыта и опыта России 1998 г., можно предположить, что сейчас плохие активы отечественной б/с составляют не менее 20% кредитного портфеля. Между тем созданные на сегодня резервы под возможные невозвраты кредитов едва ли превышают 3,5% (на 1 мая банки сформировали обязательные резервы в 22,9 млрд. грн. при общем уровне кредитов в экономику на уровне 714 млрд. грн.).

Таким образом, большинству банков еще только предстоит столкнуться с проблемой существенных потерь капитала из-за плохих активов. Очевидно, что кредитовать экономику в таких условиях будет просто некому. Реакцию экономики на такое к себе отношение просчитать достаточно легко – по статистике Национального банка, банковскими кредитами обеспечивались до 40% ресурсов предприятий. Их отсутствие означает дальнейшее падение производства – чем будет положено начало мощному экономическому кризису.

Вместе с дальнейшим падением производства будет сокращаться и количество выплат по ранее взятым кредитам. А это значит, что возвращать депозиты так же будет не за что.

Разве что государство поможет банкирам и вновь напечатает миллиардов 170 гривневых фантиков, которые торжественно будут розданы нации в преддверии президентских выборов. Впрочем, совершая такие действия, политики практически ничем не рискуют – инфляция в «степах України» все равно неизбежна.

На это четко указывает соотношение количества денег и товаров в экономике. Отечественный ВВП под ударом финансового кризиса с начала года сократился более чем на 9,5%, в то же время количество денег в экономике снизилось всего на 3,5% — то есть налицо явный разрыв между способностью людей покупать товары и возможностью производителей их выпускать. (Здесь редакция не разделяет мнение автора. – Trust.ua).

Украинские «можновладці», по всей видимости, лекции по теории цен повально прогуливали. Поэтому им уж точно невдомек и другой более важный экономический закон, который говорит, что инфляция всегда порождает саму себя, закручиваясь в т.н. ценовую спираль.

Если пояснять это на пальцах, то механизм раскручивания цен при падающем производстве выглядит так: если количество производимых предприятием товаров падает, а его затраты (тарифные, кредитные, социальные, зарплатные) остаются на месте, то менеджменту ничего не остается, как повышать цену на продукцию, чтобы поддержать докризисный уровень рентабельности.

В свою очередь, постоянный рост цен для населения является самым очевидным показателем слабости национальной валюты, от которой надо срочно избавляться. Обычно украинцы избавляются от гривны либо покупая товары (раскручивая инфляцию), либо скупая валюту (провоцируя рост курса). Тем самым люди стимулируют новую волну финансово-экономического кризиса, который, по теории цунами, будет намного сильнее первой – потому что полностью уничтожит банки, а вместе с ними и основные отрасли внутреннего производства.

Александр Дубинский, Trust

Читайте также: