Депутатское «завтра»: прикоснуться бы к ним, да вилами…

Желание лишить депутатов неприкосновенности – свидетельство ненависти к представителям власти. Только демонстрация категорической общественной нетерпимости к скотству под прикрытием мандата вынудит партийных вождей фильтровать кадры. Иначе – вилы. 

Жаль, социологи Института Горшенина не уточнили, что люди подразумевают под «прикосновенностью». За таким единодушием ее отменить наверняка предполагается возможность ухватить избранника за какое-нибудь место и для начала пристально посмотреть ему в глаза. Неудивительно, что предложение взяться за вилы часто всплывает в обсуждениях дела депутата, подозреваемого в охоте на человека в угодьях, которые уже называют «феодальным наделом».

Но показательнее ненависть, которая пронизывает всякое упоминание о народных избранниках. Даже когда в аварии погиб сын регионалки Анны Герман, многие откликнулись в интернет-комментариях: так ей и надо! Какие еще нужны доказательства, что отношения народа с «этими» приблизились к опасной грани?

Идея оставить парламентариев без специальной правовой защиты регулярно посещает головы украинских политиков. На референдуме 2000 года мнением народа по этому вопросу интересовался Леонид Кучма (84,5% высказались за отмену иммунитета), в разное время предлагали отобрать эту депутатскую привилегию и Виктор Ющенко, и Владимир Литвин, и Юлия Тимошенко, и Юрий Луценко, и Арсений Яценюк.

Выступала с подобной инициативой и Партия регионов. Просто удивительно, как при таком единодушии эта норма еще засоряет нашу Конституцию. Неужто за этими призывами – наивная вера в непредубежденность и неподкупность отечественного правосудия? Скорей уж уверенность, что для них, кудрявых, – все схвачено, за все заплачено. А остальным, включая депутатов собственных фракций, чтобы не нарваться на неприятности, надо вести себя, как скажут. Неприкосновенность в розницу, так сказать.

Вот все говорят об отмене, но почему просто не придать отечественной норме о неприкосновенности какую-то вменяемость? Нашего народного избранника нельзя задержать, даже если будет застигнут на горячем при тысяче свидетелей. Даже если он по пьяни начнет палить из пистолета по прохожим. Ни привлечь к уголовной ответственности, ни осуществить какое-либо действие, ограничивающее свободу народного депутата без разрешения Верховной Рады нельзя – запрещают Конституция и Закон «О статусе народного депутата». Почему хотя бы за откровенную уголовщину автоматически не лишать иммунитета?

Но не только в законе дело. Венецианская комиссия в докладе Совету Европы «О режиме парламентского иммунитета» обращает внимание на простое обстоятельство: применение нормы о неприкосновенности в значительной степени зависит от роли общественного мнения и его чувствительности к этическим моментам. Как «наезд» на несговорчивого депутата, так и депутатский беспредел должны получать однозначную и резонансную оценку.

В случае с Лозинским близость выборов вынудила БЮТ и его руководительницу сдать правосудию депутата, вляпавшегося в грандиозный скандал. Но в период межвыборного затишья на мнение людей у нас принято презрительно плевать. Слуги народа бесцеремонно и безбоязненно определяют народ в слуги, не опасаясь отпора. Они его не чувствуют или игнорируют. И только демонстрация категорической общественной нетерпимости к скотству под прикрытием мандата вынудит партийных вождей фильтровать кадры. Иначе – вилы.

А как в мире

Депутаты во всем мире защиту имеют

Но то, что пользуются они ею, чтобы оградить себя от народа – уникальное украинское достижение.

Изначально привилегия неприкосновенности защищала как раз народ, в лице его представителей, от покушений со стороны других институтов власти.

Выдать такому депутату бронежилет иммунитета – в интересах общества. Но их выдают всем и всяким, и это обратная сторона медали.

Когда в 1397 году сэр Томас Хэкси предложил английскому парламенту билль, осуждающий неоправданные траты королевского двора, гневу Ричарда II не было предела. Наглеца приговорили к казни. Парламент счел это серьезной коллективной угрозой, и Хэкси в конечном итоге отстояли. От следующего английского короля, Генриха IV, добились обещания никогда не вмешиваться в парламентские дела.

В той или иной степени защитой обладают парламентарии во всем мире. К примеру, депутаты нидерландских генеральных штатов равны в правах перед законом с остальными гражданами страны, особым образом оговорена лишь их свобода на высказывания во время работы парламента. Чтобы привлечь к ответственности депутата шведского Риксдага, нужно согласие аж 5/6 депутатского корпуса, но этого не требуется, если статья обвинения достаточно серьезна и грозит минимальным сроком заключения 2 года.

Во многих странах депутата арестуют автоматически, если он задержан на месте преступления. Но, например, в Израиле дела, связанные с депутатами Кнессета, требуют рассмотрения Верховного суда и парламента. Пока верховные органы разбираются, провинившийся может попытаться исчезнуть. Так было и в Италии, которая в 90-е годы ХХ века вела ожесточенную борьбу с мафией.

Только за короткий период в 1993 и 1994 годах было подано более 200 обращений к парламенту о снятии неприкосновенности с депутатов, заподозренных в коррупции и связях с мафией. Некоторым удалось скрыться за границей, пользуясь несовершенством процедуры. Это напоминает нашу ситуацию, правда? Итальянцы с тех пор ужесточили законодательство. Теперь уголовное судопроизводство в отношении парламентария возбуждается беспрепятственно.

Опрос

Как вы считаете, стоит ли полностью упразднить депутатскую неприкосновенность?

Да – 71,8%
Скорее да – 18,4%
Скорее нет – 2,7%
Нет – 1,8%
Затруднились ответить – 5,3%

Как вы считаете, будет ли способствовать отмена депутатской неприкосновенности усилению законности в Украине?

Да – 33,8%
Скорее да – 31,5%
Скорее нет – 18,7%
Нет – 7,1%
Затруднились ответить – 8,9%

Леонид Швец, газета По-киевски

Читайте также: