Киргизия: дни безвластия. Репортаж из страны, где нет государства

В Бишкеке приспущены государственные флаги, идут похороны. 9 и 10 апреля были объявлены в Киргизии днями траура. У Музея изобразительных искусств, разгромленного в ночь с 7 на 8 апреля, лужа крови. Кто-то прямо в кровь положил два белых цветка…

Рейс Москва-Бишкек был забит иностранными журналистами и… депутатами киргизского парламента. За несколько дней до переворота группа парламентариев вылетела в Санкт-Петербург на Парламентскую ассамблею стран СНГ. Домой депутаты возвращались растерянными, не понимая, в каком, собственно, качестве они летят домой: то ли еще депутаты, то ли уже нет, учитывая заявление новой власти о роспуске парламента.

154-08-01.jpg 

Так теперь выглядят ворота на площади перед зданием правительства в Бишкеке

Аира улетела из Бишкека в командировку в Москву 5 апреля, за сутки до начала волнений в Таласе. «Тогда, сразу после взрывов в метро, было страшно к вам лететь, теперь — страшно домой возвращаться, — говорит Аира. — У вас взрывают, у нас стреляют». На вопрос, где она работает, Аира коротко отвечает: госслужащая. Ее зарплата чуть меньше $100. «Не воровала бы семья Бакиева, было бы все нормально, — вмешивается в разговор ее коллега.

— Конвенцию о правах человека не соблюдал». «Конвенции, преференции, выучили умных слов, дураки, — обрывает его Аира.

— А мне звонит в истерике сестра из Бишкека, у нее окна выходят прямо на площадь Ала-Тоо (площадь перед разгромленным зданием правительства. — The New Times), рассказывает, как людей убивают, и жалуется, что она за памперсами для ребенка сходить не может: те магазины, что еще не закрыты, уже разграблены». 

Спустя дни после погромов столица Киргизии по-прежнему выглядит как город, переживший войну. Закрыты магазины и кафе. Щитами загорожены витрины супермаркетов. Приезжему человеку найти еду — проблема. Корреспонденту The New Times удалось обнаружить в центре города только одно работающее заведение общепита — грузинский ресторанчик. 

С наступлением темноты служащие отелей тушат все люстры на первом этаже, чтобы не привлекать внимания мародеров, запирают двери и остаются на ночь дежурить в холле — на случай, если бандиты решат атаковать здание. Милиции нет, охранников тоже — город и люди предоставлены самим себе: одни грабят, другие от них защищаются. 

Бишкек: безвластие 

Власть в Киргизии сменилась, но власти как таковой в стране нет. Выгорело здание Генпрокуратуры, распущен парламент, по домам отсиживаются сотрудники налоговой службы, паспортных столов, финансовой полиции, Службы государственной охраны (СГО). Именно бывший руководитель СГО, брат свергнутого президента Жаныш Бакиев, как здесь утверждают, отдал приказ силовым структурам стрелять по митингующим на поражение. 

Временное правительство заседает в здании Жогорку Кенеша (парламента). Окна в здании парламента выбиты, на парадной двери табличка «Вход с востока». С востока в здание пытаются попасть полторы сотни митингующих. Входные двери обороняют крепкие молодые люди с красными повязками на рукавах — активисты народной дружины, сформированной из добровольцев. «Кабинет министров проводит выездное заседание, потом (глава временного правительства) Роза Отунбаева появится в Минздраве, потом, может быть, будет пресс-конференция», — говорит, шагая по коридорам разгромленного парламента, пресс-секретарь временного правительства Авланбек.

На дверях кабинетов наспех приклеены листки формата А4: «Иностранный отдел», «Похоронная комиссия». Кабинеты депутатов пустуют, бумаги и еженедельники раскиданы по полу. «Я тут помародерствовал немного, раздобыл в одном из кабинетов телефонный справочник с мобильными всех депутатов, — шутит один из журналистов. — Жаль только, 90% этих номеров уже не работают».  

154-08-02.jpg 

7 апреля, Бишкек: милиция и ее народ пошли стенка на стенку

«Обстановка стабилизировалась. Два дня она была неконтролируема, но сейчас все налаживается», — уверяет заместитель начальника ГУВД Бишкека по оперативной работе Торобек Азизов. Он, как и его начальник, глава ГУВД и комендант Бишкека полковник Малгобеков — ставленники уже временного правительства. Свергнутый президент отправил Азизова на пенсию, но в революционной ситуации его вернули в строй. Табличка с именем бывшего хозяина кабинета вырвана с корнем, в оконном стекле — дыра от брошенного кем-то камня, есть следы и от пуль — 8 апреля здание бишкекского ГУВД обстреляли неизвестные. 

Сейчас во внутреннем дворе строится личный состав. В штатском. К милиции, признает Азизов, отношение у горожан после расстрела манифестантов резко отрицательное, поэтому выходить на улицы в форме просто опасно. По словам нового руководства ГУВД, тех, кто стрелял в людей, вскоре привлекут к уголовной ответственности, но пока «они с нами в одном строю».  

154-08-03.jpg 

Для разбора полетов внутри системы время еще не пришло: «Ряд офицеров не желает поддерживать новую власть, личный состав подавлен, многие не выходят на работу: при Бакиеве в руководящих органах МВД появилось множество выходцев с юга, теперь министерство ждет большая кадровая ротация».

После этого перечисления в слова о том, что обстановка стабилизировалась, верится с большим трудом. На вопрос, возможны ли вооруженные столкновения между силовыми подразделениями, перешедшими на сторону новой власти, и теми, кто остался верен свергнутому президенту, Торобек Азизов осторожно отвечает: «Информации о конфликтах между силовыми структурами пока нет, но она в любой момент может появиться». 

Ош: в ожидании бури 

На жизнь второго по величине города страны Ош, расположенного на юге страны в 640 км от столицы (а юг — оплот свергнутого президента Бакиева), революция на первый взгляд никак не повлияла. Рынки, магазины и кафе работают в обычном режиме. «У нас богатый опыт после 1990 года, когда в городе были столкновения между киргизами и узбеками», — говорит мэр Оша Мелисбек Мырзакматов. Градоначальник рассказывает, что 9 апреля ему звонил президент Бакиев и искал помощи. «Я ему ответил, что не допущу кровопролития, — рассказывает Мырзакматов.

— Президент задумался». Мэр Оша в отличие от большинства других руководителей удержался на своем посту после революции, хотя и числился среди сторонников Курманбека Бакиева. В Киргизии вопрос легитимности правителя, если нет времени провести выборы, решают старым, веками отработанным способом: народным собранием, курултаем. В Оше на курултай собралось около 2000 человек. Решение принимали криком — кого громче поддерживали, тот и победил. В результате мэр остался на своем посту, а губернатора ошское вече отправило в отставку.  

154-08-05.jpg 

8 апреля, Бишкек: мародеры грабят магазины

 

Может, из-за свершившейся кадровой рокировки или еще из-за чего, но обстановка в офисе губернатора намного напряженнее, чем в мэрии. В стеклянном предбаннике облправительства дежурит около десятка спецназовцев с автоматами и даже одним пулеметом. «Значит так, мужики, в здание никого не пропускаем. Лучше одна большая шишка останется на улице, чем непонятно кто — внутри, — инструктирует офицер подопечных.

— А даже если шишку эту вы пропускаете, то всех помощников, телохранителей и прочих сопровождающих отправляйте ждать на крыльцо». Новый губернатор Кушбак Тезенбаев объясняет: днем раньше в городе были замечены группы людей, собиравшихся штурмовать здание правительства. «Были люди с оружием, молодежи раздавались деньги, — рассказывает губернатор. — Но нам с силовиками удалось взять ситуацию под контроль. Мы донесли до них прямо: все попытки Бакиева вернуться к власти будут жестко пресекаться, если кто-то пойдет на штурм — мы откроем огонь на поражение».

Ну а плюс к этому от Оша до Джалал-Абада, куда бежал из Бишкека президент Бакиев, рукой подать — 60 км. Бакиев, по словам губернатора, прилетел в Ош в девять часов вечера 7 апреля, а отсюда перебрался в Джалал-Абад. Молодые ребята, стоящие на площади перед губернаторским зданием, подтверждают: на них выходили соратники Бакиева и предлагали поддержать президента: «Обещали кому 1000 сомов ($22), кому 5000 сомов ($110), — говорят они. — Но мы держим нейтралитет. Мы хотим порядка». 

Бишкек: «Бакиев не вернется» 

В возможность вооруженного конфликта между временным правительством и сторонниками Бакиева в Бишкеке, однако, не сильно верят. Хотя по городу все эти дни циркулируют слухи, будто с юга в столицу направляются автобусы и грузовики со сторонниками сверг нутого президента. Корреспондент The New Times этих автобусов не обнаружил.  

154-08-06.jpg 

Но 9 апреля к разгромленному зданию правительства все равно вышло несколько тысяч человек. Одни — защищать достигнутое, другие — помянуть погибших. Люди собирались группами вокруг не смытых поливальными машинами луж крови, садились на корточки, поминая таким образом убитых. «Шансов вернуться к власти у Бакиева нет», — уверен Султан. Он, школьный учитель, пришел на площадь после уроков. Вокруг моментально собираются люди: «Да-да, Бакиев проиграл, но кто будет следующим президентом и станет ли при нем лучше?»

Пять лет назад был свергнут предыдущий президент Аскар Акаев: «образованный, вечно поддакивающий, многое сделавший, но засидевшийся» — так о нем отзываются теперь. «Бакиев многое пообещал своим землякам с юга, но ничего для них так и не сделал, — считает Темирбек. — Они его, конечно, не сдадут, но даже южные регионы за него не поднимутся». Как и в Молдавии времен правления Владимира Воронина, наибольшее недовольство у жителей вызывает не фигура президента, а его сына — Максима Бакиева (в Молдавии — Олега Воронина).

Руководитель Центрального агентства развития, инноваций и инвестиций (ЦАРИИ) Бакиев-младший, находящийся в эти дни в Вашингтоне, подчинял себе любой мало-мальски прибыльный бизнес в стране. На него возлагают ответственность за многократное повышение энерго- и теплотарифов; подконтрольные ему структуры монополизировали рынок мобильной связи республики, после чего даже не за звонок, а за любую попытку звонка с пользователя начали снимать по 60 тыйынов (в одном киргизском соме — 100 тыйынов, 44 сома — $1). На ограде у здания правительства даже появилась в какой-то момент растяжка «Грязным евреям и таким, как Максим (имеются в виду Максим Бакиев и его советник Евгений Гуревич. — The New Times, см. стр. 17), нет места в Кыргызстане». Ее, впрочем, быстро сняли. 

«Расплачиваемся мы» 

До 7 апреля Асамбек был относительно преуспевающим бизнесменом, владельцем обувного магазина. Относительно — потому что ровно 5 лет назад, после прошлой революции, он уже был на грани банкротства, когда мародеры разорили его бизнес. В ночь с 7 на 8 апреля 2010 года бандиты наведались в магазин Асамбека вновь. На этот раз он успел вывезти часть товара. Грабители просто пробили кирпичную стену и вынесли все, что смогли унести.

Асамбек, оглядывая опустевшие полки, качает головой. Пробоину в стене только что заложили, цемент еще не застыл. «Власть меняется, режимы меняются, а расплачиваться за это нам, бизнесменам», — сетует он в разговоре с корреспондентом The New Times. Обувной магазин Асамбека находился на Киевской улице, по соседству с ним мародеры разгромили стоматологическую клинику и ассоциацию бодибилдинга.

В Бишкеке активно формируются добровольные бригады. «Только в первый день работы в наши бригады записались 1500 человек, — говорит командир штаба народной дружины «Спартак» Айдарбек Керимков. — Мы не вооружены, не ввязываемся с ними в драки, нам звонят люди — мы выезжаем. Больше всего звонков к нам поступает из центра города, с южных окраин, отдаленных микрорайонов».  

154-08-07.jpg 

Объявление в витрине магазина: так бизнесмены защищаются от мародеров, которых привлекают блестящие манекены

 7 апреля, в день главных погромов, дотла сгорели здания Генпрокуратуры и финансовой полиции. У бывшего офиса прокуроров корреспондент The New Times встретил Аманкелди Курманова, из принадлежащего мэрии муниципального предприятия «Тазылык», которое занимается вывозом мусора и уборкой города. Аманкелди, молодой парень, помогает разборщикам завалов: городу надо как-то начинать жить. Видно, что парень пережил шок — рассказывает, как с крыш соседних зданий на его глазах по людям, собравшимся на площади перед правительством, «работали» снайперы: «Пять лет назад мы надеялись на лучшее, и тогда все обошлось почти без крови, сегодня мы тоже надеемся на лучшее, но в моргах десятки трупов… Что завтра… не знаю…» 

Джалал-Абад: где Бакиев? 

Свергнутый президент скрывается именно здесь, в столице родной ему области. Когда-то именно на юге республики его поддерживали активнее всего. Сейчас такой поддержкой Бакиев похвастаться не смог бы. «О себе он при власти позаботился, а о нас — нет», — говорит Орозоле, мастер по починке швейных машин. Орозоле — узбек, граница с Узбекистаном всего в нескольких километрах, и население города делится почти пополам — киргизов на пару процентов больше. Говорят, люди сверг нутого президента пытались разжечь здесь межнациональные столкновения, но из этого ничего не вышло. Даже удивительно, насколько дружно в разных концах Киргизии, что в столице, в Бишкеке, что здесь, в его вотчине, не любят Бакиева.  

154-08-08.jpg 

Тем не менее дальнейшая его судьба — предмет постоянных обсуждений, причем часто в сочетании со словами «гражданская война». В рейсовом автобусе по дороге из Оша в Джалал-Абад между пассажирами на эту тему разгорелся двуязычный спор (с киргизского переходили на русский, апеллируя к корреспонденту The New Times, и обратно), «гражданская война» звучала, но в итоге сошлись на том, что за Бакиева жители юга уже не поднимутся.

«Если бы его кто-то поддерживал, люди вышли бы на улицу, но никаких протестов же не было», — говорит губернатор Джалалабадской области Арсан Шакиров. А на вопрос, где скрывается Бакиев, отвечает, что местонахождение президента его не интересует. Начальник городского ГУВД Сапарбек Арсаналиев заявил The New Times, что его подчиненные ищут Бакиева. Цель? Арсаналиев говорит, что хочет лишь послать к Бакиеву аксакалов на переговоры: полномочий арестовать президента у него нет. Областной прокурор Абдураме Шарипаев сказал вашему корреспонденту, что даже в случае отречения Бакиева закон будет охранять главу государства от уголовного преследования.  

154-08-09.jpg 

Десятки погибших, сотни раненых — итог политики, которую выгнали из парламента на улицу

 

Как бы то ни было, Курманбек Бакиев после подавления беспорядков — главная проблема временного правительства Киргизии. На момент подписания номера в печать свергнутый народом президент пока так и не признал своего поражения и не сложил полномочий. 


Ушли в Twitter 
В роковые минуты авторитарный режим обычно перекрывает населению информационный кислород: вырубает телеканалы, глушит радио и мобильную связь. И тогда граждане, как за кислородную маску, хватаются за неподцензурные коммуникативные сети — это новейшая примета времени. Так было во время прошлогодних волнений в Иране. То же самое началось 6 апреля в Киргизии. Как оказалось, свой блог в Твиттере ведет даже Роза Отунбаева, возглавившая временное правительство Киргизии. The Nеw Times все эти дни следил за киргизским Твиттером 

Айбек Баратов, Бишкек 
http://twitter.com/aibekbaratov 

Я на всякий пожарный начну расчехлять свою двуствольную «вертикалку». Хер пойми чего ждать от этой толпы. Надеюсь, применять не придется. Только бы мародерство не началось в огромных масштабах… ТОЛПА РИНУЛАСЬ в сторону БД!!! («Белого дома»: Дома правительства. — The New Times) Сейчас что-то будет! Несколько человек убили, выносят с площади. Стреляют в людей!!! 

Евгений, Бишкек 
http://twitter.com/llis456 

Охрана президента Киргизии открыла стрельбу в аэропорту Манас. 

Султан Омурзаков 
http://twitter.com/SOmurzakov 

Отец работает в аэропорту, сегодня остался, не выпустили, говорит всю площадку очистили, на старте стоит президентский Ту-154. В Кыргызстане сняли блокировки со всех сайтов! Но в 4 часа пополудни Мегаком отключил сотовую связь. Полностью! 

Жомарт Амирханов, 
Казахстан, Семей 
http://twitter.com/zhomart 

В Бишкеке разгромлен Музей изобразительных искусств имени Гапара Айтиева. Музей-то на фига трогать?! 

S@M, Киргизия 
http://twitter.com/sam_des 

Не выходите на улицу! Залпы явно автоматные! Кучка парней выехала из Иссык-Куля в Бишкек в полночь. Судя по крикам — грабить. 

Мария Раснер 
http://twitter.com/masharasner 

Народ несет холодильники, стиральные машины, картины, микроволновки, колеса. Грузят на машины. Номера заклеены или их нет ваще. Под окнами проходят молодчики — с лыжами, палками, сноубордом… По всей видимости, пал близлежащий спортивный магазин. CNN, Евроньюс начинают новости с КР. 

Анна, Киргизия 
http://twitter.com/Lelik_krolik 

Добровольцы-дружинники собираются около Октябрьского РОВД. Отличительный знак дружинников — белая повязка на правой руке. 

Марат, Киргизия 
http://twitter.com/maka_kg 

Тут бесчинство полное! Идет бой за УВД Бишкека! Мля, ситуация выходит из под контроля! Ау, где армия?!? Писец, толпа снесла ОМОН, пару лет назад помню «черепашки» удачно отбились, но в этот раз… Штаты упорно держатся за Бакиева. Путин поддержал Отунбаеву, интересный георасклад. 
Есть слухи, что АзияУниверсалБанк объявил себя банкротом. Это х…о, там депозиты Соцфонда были! Что удивляет, на юге власть сдалась мирно, поэтому утверждения, что юг за Бакиева — это чушь!!! Договоры о продаже «Северэлектро» и «Кыргызтелекома» аннулируются. Отлично! Нурбек прав! Революция должна быть внутри нас! 

IndinVitaly: 
Однозначно одно — Бакиевы несут ответственность за все жертвы последних дней!!! Ощущение = как будто какой-то фильм про вампиров, ждешь рассвета и безопасности! Я так понял что революция приходит почти неожиданно — как первый снег в ноябре. Где же новая власть? Может, пора уже проявить себя и остановить беспредел? Казалось бы, режим Бакиева — просто крепость, а развалился как спичечный домик! Одного снайпера (как выяснили, американец) убили. Затоптали толпой. 

AzatKulbaev: 
С Алматы сообщают. На Кордае у таможни огромное количество машин, выезжающих из Кыргызстана. Таксисты-мародеры, не хуже московских во время теракта: от БГУ до Ахунбаева-Советской 200 сомов, оттуда до МосСовета 400. Идиот Бакиев, неужели он не знал, что Отунбаева диссертацию писала по теме «военный коммунизм», где изложена ленинская революционная методика. 

Перизат, Киргизия 
http://twitter.com/ova_adan 

Не хватило сил задержать мародеров, присоединяйтесь: октябрьское РОВД — «белая повязка». Дружина защитников Бишкека забрала 3 холодильника, 1 сканер, однако мародеры скрылись. 


Роза Отунбаева 
7 апреля возглавила временное правительство страны. В Киргизии ее называют 
«госпожа чистые руки». Она родилась в 1950 году в Оше, на юге Киргизии. Окончила философский факультет и аспирантуру МГУ. В 1986 году стала заместителем председателя Совета министров Киргизской ССР, затем — министром иностранных дел. В 1989–1991 гг. работала в МИД СССР. После распада Советского Союза стала главой МИД независимой Киргизии в администрации президента Аскара Акаева. Занимала ту же должность в середине 1990-х, а также некоторое время после победы «тюльпановой революции» в 2005 году. В 1992–1994 гг. — посол Киргизии в США и Канаде, в 1997-м — в Великобритании и Северной Ирландии. Владеет помимо киргизского и русского английским, французским и немецким языками. 

 

Илья Барабанов, Бишкек—Ош— Джалал-Абад

Хроника падения

Народ не выдержал семейного беспредела

«Я буду с автоматом в руках защищать эту власть!» — сказал Курманбек Бакиев на одной из своих первых пресс-конференций в качестве главы Киргизии. Тогда это казалось фигурой речи, сейчас — реальностью. Вопрос: будет ли при новой власти по-другому?

Две женщины понуро ходят по битому стеклу и остаткам витрин. Воспаленные, заплаканные глаза говорят сами за себя: магазин был разграблен новыми киргизскими революционерами. «В 2005 году мы тоже лишились всего, — говорит одна из хозяек магазина Ольга К. — В этот раз мы спрятали весь товар в квартире, которая расположена рядом с магазином. Сидели охраняли его. Но мародеров это не остановило». «Мы звонили и в милицию. И к новым властям обращались. Нам ответили, что лучше уйти из квартиры, иначе нас убьют», — говорит другая совладелица Анастасия П. Женщины были вынуждены через балкон карабкаться на крышу, а потом просить приюта у соседей. Ранним утром Ольга и Анастасия решились прийти в свой магазин. Товар продолжали растаскивать. «Когда я стала кричать, что это моя собственность, один из мародеров достал обрез. Дальше спорить было бессмысленно», — рассказывает Анастасия. В магазине и квартире не осталось ничего. Но женщины — живы. И уже этому они рады. А вот 79 граждан Кыргызстана лишились в «тюльпановой революции-2» своих жизней. Самому младшему из них было 16. «Я стоял рядом с этим парнишкой, — вспоминает Канат. — Он снимал происходящее на сотовый телефон. Снайперы сначала прострелили ему руку. Но он продолжал снимать, держа телефон другой. И тогда снайпер убил его выстрелом в лоб…»

Автомат как гарантия власти

В приверженности Курманбека Бакиева демократическим ценностям стали сомневаться довольно быстро. И эта его фраза: «Я буду с автоматом в руках защищать эту власть!» — сказанная вскоре после его избрания президентом в 2005 году, запомнилась многим. В 2007 году руками руководителя своей администрации, опытного интригана Медета Садыркулова, Бакиев разгромил оппозицию. Потом с помощью все того же Садыркулова смог распустить действующий парламент; провести через референдум новую редакцию Конституции, дававшую президенту полномочий больше, чем было у свергнутого революцией 2005 года Аскара Акаева; провел выборы и сформировал практически однопартийный парламент, состоящий на 80% из членов президентской партии «Ак Жол». В следующие два года ручные парламент и правительство позволили Бакиеву вовлекать армию в разрешение внутренних гражданских конфликтов, отбирать у граждан их движимое и недвижимое имущество без решений суда, фактически ввести цензуру в СМИ, закрывать газеты и телеканалы, осуществлять слежку за гражданами, прослушивать их телефонные разговоры и просматривать переписку в интернете, расставить на ключевые посты сыновей и братьев, предусмотреть конституционную возможность наследования власти.

Особые полномочия давались Службе государственной охраны (СГО). При Акаеве это ведомство занималось лишь охраной первых лиц государства. При Бакиеве она стала могущественнейшей силовой структурой. Возглавлял ее младший брат президента Жаныш Бакиев. Кстати, одним из последних законов, принятых ручным парламентом, были поправки к закону о СГО. Ей дали право закупать и ввозить оружие.

Для укрепления «боевого духа» правоохранительных органов там проводили кадровые зачистки. Увольнялись сотрудники, родившиеся на севере страны. А на их места назначались выходцы с юга Кыргызстана. Таким образом власть рассчитывала, что правоохранительные органы не сдадут ее при очередной революции. Ведь южане должны поддерживать «южного» президента Бакиева.

Казалось, президент и его окружение сделали все, чтобы остаться у руля на века. Поэтому для всех стало шоком столь быстрое падение Бакиева.

Гроза пришла с севера

Курманбек Бакиев винит во всем оппозицию и некую страну, поддержавшую мятежников, намекая на Россию. Хотя если разбираться в деталях, то он сам во всем виноват.

Вполне логично, что протесты против южного президента начались именно на севере страны. Здесь привыкли жить свободно. Еще в июле 2009 года в день выборов президента вспыхнули волнения в небольшом городке Балыкчи на западе Иссык-Кульской области. Тогда сторонники Социал-демократической партии Кыргызстана (СДПК), возглавляемой главным оппонентом Бакиева Алмазбеком Атамбаевым, попытались захватить здания государственных органов. Бунт быстро подавили. Но осадок остался. На Иссык-Куле Курманбека Бакиева очень не любят. Во время президентских выборов 2005 года эта область дала ему всего чуть более 30% голосов (меньше, чем любая другая область). Причина нелюбви — в устранении двух потенциальных противников президента, выходцев из этой части Кыргызстана.

Снайперы получили приказ стрелять на поражение

Затем в начале 2010 года начались митинги в другой северной области — Нарынской. Для власти это стало неожиданностью. Причина недовольства — резкое повышение тарифов на электроэнергию. Власть вовремя не смогла подавить протест. Поэтому ей пришлось отступать. «Правильно сделали нарынчане, что вышли на митинг!» — заявил президент Бакиев в своем выступлении на курултае согласия. Это мероприятие было задумано политтехнологами президента для частичного снятия напряжения. Специально отобранным людям позволили мягко покритиковать власть. Затем был экстренный указ президента о 50-процентных скидках для жителей высокогорных населенных пунктов — к таковым относится и Нарын — при оплате счетов за электроэнергию. Но с этого момента власть начала полное «закручивание гаек». Одно за другим закрывали СМИ, высказывавшие критику в адрес президента. Это, по мнению стратегов власти, должно было обуздать народ. Но в конце марта оппозиция объявила о курултаях несогласия на местах. И если бы власти не препятствовали проведению этих сходов, то вполне возможно, Бакиев все еще был бы полноправным президентом.

Гайки слетели в Таласе

6 апреля в Таласской области был задержан один из руководителей оппозиции, выходец из Таласа Болот Шерниязов. С этого и началось падение Бакиева. Почему именно здесь и с таким размахом (а местами даже с проявлением бесчеловечной жестокости) развернулась борьба с Бакиевым? Во-первых, это родина супруги первого президента Киргизии — Майрам Акаевой. Во-вторых, это обособленная от страны область, где живет не так много людей. И все приходятся друг другу, что называется, родственниками. В-третьих, при Бакиеве пострадали несколько крупных местных лидеров. Тот же Болот Шерниязов, предприниматель и политик Омурбек Бабанов, молодой, но одиозный Равшан Жеенбеков.

Наверное, поэтому именно здесь «из искры возгорелось пламя», да еще с такой звериной жестокостью.
«Мне стыдно, что я, спецназовец, был вынужден бежать», — рассказывал автору один из участников событий в Таласе, согласившийся говорить только при условии соблюдения его анонимности. Этот 30-летний спецназовец находился в осажденном УВД Таласской области, когда толпа пять раз пыталась захватить управление. «Нас много чему учили. Но я никогда не видел таких озверевших людей. Это невозможно описать. Не знаю, может быть, их чем-то напоили или обкололи…. Но они ничего не боялись. В их глазах была ярость, которая заставила нас дрогнуть.

Хорошо, что под обмундированием была гражданская одежда. В ней-то мы и растворились в толпе и таким образом спаслись. Понимаю, это позор для спецназа. Но, поверьте, нас разорвали бы на куски!»

Примерно то же самое довелось увидеть и автору этих строк 7 апреля в Бишкеке, когда неуправляемая озверевшая толпа металась у стен Дома правительства и уже не боялась ни резиновых пуль, ни слезоточивого газа, ни снайперов. С каждым погибшим ярость становилась все сильнее. И всю ее силу пришлось испытать молодым пацанам из Академии МВД и опытным милиционерам, которых фактически оставили на погибель у стен Дома правительства. По свидетельствам очевидцев, после взятия здания толпой двое снайперов были сброшены с 7-го этажа.

Затем эта ничем не сдерживаемая ярость вылилась на здания Генеральной прокуратуры (от пятиэтажного здания практически ничего не осталось) и парламента, бишкекские магазины и офисы.

Но даже очередной «революционный» разгром столицы может оказаться лишь малой частью испытаний. В стране есть предчувствие гражданской войны. Три южные области хоть и признали новую власть, но с таким ходом истории явно не согласны. Да и сам Курманбек Бакиев вместе со своими братьями сдаваться не торопится.

«Не простим!»

«Когда мы изгнали Акаева, то считали его трусом. Он ведь убежал из страны, не оказав сопротивления, — анализирует ситуацию Сагынбюбю. Она приехала в Бишкек из небольшого села Кочкорка на севере Нарынской области. — Сейчас я понимаю, что он поступил правильно. Ведь во время революции 2005 года здесь — на площади — не погиб ни один человек. Посмотрите, скольких убил Бакиев и его семья. Этого мы ему никогда не простим!

О том же говорят в немногих уцелевших магазинах, общественном транспорте, на кухнях и лавочках у подъездов. По большому счету население уже забыло, что больше всего их раздражало в Бакиеве. Теперь они ассоциируют президента только с одним — он стрелял в людей.

Лидеры оппозиции, неожиданно для самих себя получив власть, очевидно, с трудом справляются с ситуацией. Впереди самые серьезные испытания: восстановление Бишкека, подъем рухнувшей вместе с Бакиевым экономики, создание новой политической системы. Уже сейчас новые лидеры объявили о реформе Конституции. Но, похоже, они пока не знают, какую страну будут создавать. Если президент останется с сильными полномочиями, то появление новых акаевых и бакиевых неизбежно, считает один из местных политологов. Кроме того, при таком раскладе неизбежны конфликты в стане сегодняшней новой власти: по традиции следующим президентом должен быть северянин. Это значит, что основными конкурентами станут Алмазбек Атамбаев и Темир Сариев. Раскол неизбежен. Если же выбор будет сделан в пользу парламентской республики, то это чревато для республики перманентным политическим кризисом. Ведь партии в Кыргызстане существуют скорее номинально. Впрочем, чего загадывать? Сегодня главный вопрос: избежит ли страна гражданской войны?

Эгиль Байсаров,
руководитель аппарата главы временного правительства Киргизии:
«Государственная казна почти пуста, фонды куда-то переведены, осталось только 986 млн сомов ($22 млн. — The New Times). Именно поэтому мы заморозили функционирование банковской системы — опасаемся, что банки, контролируемые Бакиевым, захотят вывести эти фонды из страны».

Роза Отунбаева,
глава временного правительства Киргизии — в интервью радиостанции «Эхо Москвы»:
«Народ очень отчаянный, к сожалению, порушили много, поломали, пожгли. Это отчаяние и злость — это как тот пар, который выходит за все эти репрессии, за тот нажим, бездумный, тупой, который делается на народ… Никакой мобилизации мы не будем делать, никаких комендантских часов, как пытался за что-то схватиться Бакиев».

Курманбек Бакиев,
свергнутый президент Киргизии — в интервью радиостанции «Эхо Москвы»:
«Я избранный глава государства. Не признаю никакого поражения… Я не буду называть конкретно страну, не хочу называть, но без внешних сил такую скоординированную операцию провести невозможно… Никакой клановости нет, можно проверить, посмотреть. Мои братья, родственники — они работали при Акаеве на тех же практически должностях, и то, что потом я их использовал по их профессиональному признаку, я ничего в этом плохого не вижу».

Из интервью Курманбека Бакиева Би-Би-Си
«Если я вернусь в Бишкек, меня убьют или бросят в толпу со словами: «Это он виноват в кровопролитии».

Киргизия — страна в Центральной Азии, население чуть больше 5,4 млн. С 1876 года входила в состав Российской империи, против власти которой боролась многие годы: в 1916 году здесь произошло восстание, в результате которого шестая часть населения была убита. В 1936-м Киргизия вошла в состав СССР как союзная республика, а в 1991-м вновь обрела независимость. Первый президент независимого Кыргызстана Аскар Акаев после 14 лет у власти был отправлен в отставку в результате «революции тюльпанов» 2005 года. Президентом был избран бывший премьер-министр Курманбек Бакиев.
Киргизия — молодая страна: средний возраст — 24,4 года. Большинство населения — мусульмане (75%), православных — 20%; этнические киргизы составляют почти 70%, узбеки — чуть меньше 14%, русские — 12,5% (наряду с киргизским русский — официальный язык).
Основное занятие населения — сельское хозяйство (на селе живет почти 64%) и сфера обслуживания. Страна очень бедная, ВВП на душу населения — $2100 (в России в 6 раз больше). Экономика в 2006–2008 гг. показывала 6-процентный рост — главным образом из-за повышения цен на золото, которым богата страна.
Самая протяженная граница (более 1000 км) —с Казахстаном и Узбекистаном, чуть меньше (более 800 км) – с Китаем и Таджикистаном.

Кадыралиев Керим, Бишкек

«The New Times».

 Подробный фоторепортаж смотрите в нашей фотогалерее

Читайте также: