Арестован белорусский Хорек, «построивший» крымских «братков»

В начале августа нынешнего года под Тулой был арестован беглый белорусский киллер по кличке Хорек, состоявший в свое время в гомельской ОПГ. Что интересно, именно этот человек в конце 90-х годов доставил немало неприятностей крымским бандитам, приехавшим в Белоруссию осваивать новые территории.

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Умел только убивать…

В интересах белорусского следствия мы не будем разглашать имя пойманного не так давно киллера, укажем только его незатейливую кличку — Хорек. Входил он в так называемую морозовскую, или гомельскую, ОПГ, которая орудовала в Белоруссии в середине 90-х годов прошлого века. Промышляли «морозовские» рэкетом, разбоями и кражами. У лидера ОПГ Сергея Морозова Хорек ходил в фаворитах. Работал он чисто, цинично, что очень устраивало Морозова, указывавшего наемному киллеру жертв. Ими становились, как правило, предприниматели, которые по тем или иным причинам не устраивали банду, установившую свои законы в сфере малого бизнеса.

Такая деятельность не могла долго оставаться в тени, и вскоре ею заинтересовались правоохранительные органы. В итоге 1 декабря 2006 года Верховный суд республики приговорил трех наиболее активных членов банды — Сергея Морозова, Валерия Горбатого и Игоря Данченко — к высшей мере наказания. Главаря банды приговорили в общей сложности к 103,5 годам лишения свободы и смертной казни. Горбатый и Данченко также были приговорены к расстрелу.

Вынесенные членам «морозовской» группировки смертные приговоры были приведены в исполнение еще на рубеже 2007 — 2008 годов. Однако, что интересно, точные даты казней никто не знает, поскольку тамошние власти предпочитают наказывать преступников тайно. Затем родным приходит извещение из загса о том, что человек уже мертв. Так, к примеру, вдова Игоря Данченко получила его в конце января 2008 года.

Казнили ее мужа, вероятно, двумя неделями раньше. Вдова Сергея Морозова узнала о казни случайно. Она обратилась за разрешением навестить мужа и услышала, что его уже месяц как нет на белом свете. Оказывается, согласно белорусским законам, ни осужденным, ни родственникам не называют дату смерти. Родным не выдают ни тела, ни личные вещи покойных, а также не говорят, где захоронены их близкие. Тела отступников хоронят на кладбище, при этом землю выравнивают и покрывают дерном.

Но вернемся к нашему повествованию. Еще один 41 член «морозовской» банды получил срок от 2 до 20 лет лишения свободы. Их признали виновными в серии умышленных убийств, покушениях на совершение умышленных убийств, нападениях в составе банды и других преступлениях. Кстати, пятеро осужденных, ранее являвшихся сотрудниками милиции (!), были лишены специальных званий от полковника до старшего сержанта милиции. Нескольких гангстеров, в том числе непосредственного исполнителя убийств — киллера Хорька, объявили тогда в розыск.

В розыске Хорек числился последние шесть лет. Когда портрет киллера показали по всем каналам белорусского телевидения, он понял, что не может больше оставаться на родине, где ему только за одно тройное убийство из череды других совершенных им преступлений грозила смертная казнь. Оставив семью, Хорек перебрался в соседнюю страну — Россию. Здесь он надеялся, конечно, не без помощи «коллег», навсегда исчезнуть из поля зрения милиционеров. Возвращаться к старому убийца побоялся, а найти какую-нибудь работу оказалось сложно, ведь ничего другого, кроме как убивать, он не умел.

От всего этого Хорек сильно запил, жил на подачки московских друзей. Пока они, не выдержав, не переселили его подальше от себя — в Алексинский район Тульской области. Там он проживал в домике одной из баз отдыха, продолжая пить.

Однако спокойная жизнь для белоруса закончилась нынешним летом. Сначала выяснилось, что паспорт у него поддельный — переклеена фотография. В Москве действительно проживает мужчина с аналогичными данными, однако несколько лет назад он потерял свои документы. Проверка по учетам МВД показала, что задержанный — гражданин Белоруссии — уже шесть лет числится в розыске за особо тяжкие преступления.

В настоящее время Хорек находится в одиночной камере следственного изолятора, помещать к нему соседей опасаются в силу дерзкого поведения и вспыльчивого характера убийцы. Решается вопрос о его экстрадиции в Республику Беларусь, где все еще проходят суды над его бывшими товарищами.

Вот такой страшный человек встретился нашим крымским бандитам в конце 90-х в Белоруссии.

Навел страху на «башмаков»

В середине 90-х годов крымская братва начала чувствовать себя не так уверенно, как в начале. Некоторые бандиты подались вон из Крыма осваивать новые территории. Среди них были два друга — Симон Дынян и Олег Майский, о которых уже писала «1К». Работали эти двое в одной «башмаковской» бригаде, промышляли разбоем, рэкетом, грабежами. Но основной специализацией Дыняна и Майского были нелегальные поставки крупных партий оружия своим браткам.

Именно эта деятельность приносила двум товарищам неплохой доход. И все было сладко и гладко, пока не началась у «башмаков» серьезная война с «Сейлемом». Несколько мощных боев между этими ОПГ, последовавших после смерти Башмака, оставили после себя горы трупов. При таких раскладах будущее Дыняна и Майского представлялось далеко не радужным. Что было делать: смириться и податься в бега или сдаться врагу? Но был у двух товарищей и третий вариант — освоить новую территорию. Курс был взят на Беларусь.

Сначала крымские обосновались в Могилеве. Но их тут никто не ждал — были здесь свои «авторитеты», которые подвигаться совсем не желали. Наши, конечно, сдались не сразу. Сначала попытались сколотить мини-банду из местных, но криминальный бизнес в Могилеве у Майского и Дыняна не заладился. Потом «башмаки» переехали в Минск. Здесь у них появилась мощная «крыша», которую предложил им очень влиятельный человек. Занялись Дынян и Майский автомобильным бизнесом.

Понятное дело, криминальным. Быстро адаптировавшись, группировка начала практиковать различные его формы, вплоть до «реквизиции» машин на дорогах с применением «автостопа» — милицейской формы. Однако основных каналов добычи было два: «конфискация» краденых автомобилей и перегон таких же «темных» машин из-за границы. Интересны нашим были только престижные иномарки.

Бизнес очень скоро наладился, авто пошли конвейером. «Крыша» работала превосходно, и жизнь на шикарной вилле, где обосновались крымские, била ключом. Здесь проворачивались все сделки с представителями криминальных структур Беларуси, России и Крыма.

Почувствовав себя крутыми и влиятельными, крымчане ходили царями в чужом городе. Пришли, к примеру, однажды в тамошний ресторан и устроили большую попойку. При этом вели себя настолько дерзко и вызывающе, что руководство ресторана, желая утихомирить клиентов, вызвало на подмогу местных братков, «крышующих» этот ресторан. Ими оказались «морозовские». Вот тогда-то и познакомились Дынян и Майский с Хорьком.

Тот влетел в заведение с дюжиной бритоголовых хлопцев и начал на повышенных тонах объяснять чужестранцам, где их место. Хорек был настолько агрессивен, что крымские сразу притихли, испугавшись не группы вышибал, а именно Хорька — с вытаращенными глазами, размахивающего пистолетом и «мурчащего», как будто три века провел в зоне. Тогда конфликт был улажен: крымские позвонили своей высокопоставленной «крыше», и их покровитель договорился с главарями гомельской ОПГ.

Но то была не последняя встреча Хорька с Майским и Дыняном. Пересеклись интересы этих троих, когда пацаны крымских бандитов, переодевшись в милицейскую форму, остановили на трассе очень дорогую иномарку, которую пасли уже несколько недель, и, буквально выкинув из нее хозяина, угнали автомобиль.

Как потом выяснилось, владельцем дорогого авто был коммерсант-мясник, которого «крышевала» гомельская ОПГ. И опять на разборки «морозовские» послали Хорька. Он приехал на виллу, где обитали крымские, и без лишних разговоров открыл стрельбу по припаркованным в ряд машинам. Майский и Дынян, выскочившие на шум, были шокированы увиденным. Это был полный беспредел. Крымские вызвали охрану, но та побоялась вступить в перестрелку с разгневанным Хорьком и его людьми.

Немного успокоившись, последний передал слова своего старшего — Сергея Морозова: крымские должны вернуть автомобиль коммерсанту и заплатить сто тысяч долларов. Потом этот вопрос решался на более высоком уровне, и в итоге крымчанам пришлось выполнить выдвинутые требования.

Вскоре после этого жадность наших фраеров сгубила окончательно. Как известно, Майский и Дынян стали лютыми врагами, когда первый «кинул» второго на большую сумму «зеленых». «Крысятничество» Дынян Майскому не простил: остатки «башмаков» раскололись на две враждебные бригады. Майский со своими людьми вскоре предпочел отовариваться в Польше и стал промышлять разбоем на польско-германской границе.

Дынян некоторое время продолжал пиратствовать на прежней криминальной ниве — в областном центре Белоруссии, но в один прекрасный день почувствовал пристальное внимание УБОП и, прихватив своих пацанов, тоже отправился в Польшу. Майский, узнав об этом, ретировался еще дальше — в Париж. Известно также, что бывшие друзья не раз заказывали убийство друг друга, но покушения не удавались — оба оставались живы.

Где сейчас эти двое и чем занимаются, никому не известно. Возможно, рано или поздно и их постигнет та же участь, что и Хорька.

Читайте также: