Как живут и умирают молодые колумбийские гангстеры

 Японский фотограф Косуке Окахара два месяца провел бок о бок с бандитами колумбийского города Медельин, в свое время являвшегося столицей кокаиновой империи легендарного Пабло Эскобара, создателя всемирно известного Медельинского наркокартеля. И сегодня, спустя 16 лет после его гибели, Медельин остается одним из главных мировых наркоцентров

 Японский фотограф Косуке Окахара два месяца провел бок о бок с бандитами колумбийского города Медельин, в свое время являвшегося столицей кокаиновой империи легендарного Пабло Эскобара, создателя всемирно известного Медельинского наркокартеля. И сегодня, спустя 16 лет после его гибели, Медельин остается одним из главных мировых наркоцентров

 

В этом городе все просто: любовь, секс, наркотики… Даже убийство, понимаешь… У нас есть идол, который все делает простым — бог Медельина, — говорит мне, стоя посреди медельинских трущоб, Альберто, один из молодых местных бандитов. — Я знаю, что положение становится все хуже и хуже, но ведь мы так живем не одно десятилетие. И нет способа убежать от этой войны».

Молодое поколение гангстеров (Gang Stars) начало междоусобную войну летом 2008 года — после экстрадиции в США Диего Мурильо, более известного как Дон Берна. Он был самым влиятельным местным наркобароном и даже после ареста, уже из тюрьмы, контролировал город, нанимая боевиков и крышуя любой сколько-нибудь прибыльный наркобизнес. После его высылки количество убийств резко подскочило: в 2009 году были убиты две тысячи человек, а за январь и февраль 2010−го — еще шестьсот. Медельин вновь стал одним из самых опасных городов мира.

В конечном счете все местные банды оказались под контролем двух боссов: Себастьяна и Валенсиано. И теперь Медельин напряженно ждет, когда же один из них наконец захватит всю власть над городом — до тех пор война не закончится.

К постоянной бойне большинство местных бандитов привыкло с молодых ногтей. Как бы ни старались их матери, даже они понимают, что уберечь своих чад от вступления в одну из группировок практически невозможно. «Я пытался нормально работать, — рассказывает один из боевиков, в 15 лет вступивший в партизанский отряд ФАРК (Революционные вооруженные силы Колумбии. — “РР”), а теперь являющийся членом одной из банд. — Но я вырос на войне, и нормальная жизнь была для меня нестерпимой: слишком трудная и слишком скучная».

На шухере
На шухере
 

Правительство даже учредило для молодых гангстеров программу социальной интеграции: сложив оружие, они могут получить образование. Но, по мнению мирных горожан, единственным ее результатом стало то, что бюджетные средства потекли к бандитам.

«Эти правительственные борцы за права человека просто не в состоянии найти управу на гангстеров, — убежден бывший секретный агент управления по борьбе с наркотиками. — Почему мы должны тратить наши деньги на этих пацанов? Да, я понимаю, что они тоже жертвы сложившейся ситуации, но тогда надо искать приемлемое для всех решение, а пока все попытки проваливаются».

Единственная надежда не на правительство, а на то, что новый бандитский босс установит единоличный контроль над Медельином. И тогда воюющий сам с собой город вновь погрузится в свою безжалостно-монотонную, размеренную жизнь.

Судьба Медельина волнует всю Колумбию

Судьба Медельина волнует всю Колумбию, поскольку экономика страны, к сожалению, по-прежнему в очень большой степени зависит от наркодолларов. И мало кто верит, что состоявшиеся 30 мая президентские выборы что-нибудь изменят.

В женской колонии Медельина тюремщица разговаривает с заключенной

В женской колонии Медельина тюремщица разговаривает с заключенной. Многие из здешних обитательниц — участницы бандитских группировок. Женщины-гангстеры иногда даже грабят банки, чтобы добыть для своих банд деньги на покупку наркотиков и оружия

Бандиты фасуют кокаиновый порошок

Бандиты фасуют кокаиновый порошок

Рядом с молодыми боевиками две девицы — это сестры по кличке Патрон де Марихуана, контролирующие весь местный рынок травки

Перед вскрытием врачи изучают досье боевика

Перед вскрытием врачи изучают досье боевика

Перед вскрытием врачи изучают досье боевика, которого застрелили члены конкурирующей группировки

Боевик рассматривает свой пистолет.

Боевик рассматривает свой пистолет. Когда ему было 15, он вступил в партизанский отряд ФАРК, потом стал наемным убийцей наркомафии. Теперь он мечтает, чтобы двое его детей усердно учились, поступили в вуз, а потом получили хорошую работу и жили достойно

Трое подозреваемых ждут результатов экспертизы

Трое подозреваемых ждут результатов экспертизы, которая должна определить, кто же на самом деле совершил убийство

Отец смотрит на убитого сына

Отец смотрит на убитого сына — молодого офицера полиции, прослужившего всего два месяца и расстреляного на пороге собственного дома. Как ни странно, отец кажется довольно спокойным, словно он заранее знал, чем все это закончится

Фото: Kosuke Okahara, «Русский репортер»

 

Читайте также: