Банда «оборотней» из президентской охраны и спецслужб грабила антикваров

Человек с депутатским значком вытянул из-под стола дипломат и поставил передо мной. Кейс был полностью набит пачками денег…» Крымский коллекционер скифского золота рассказал, как его ограбила банда, в состав которой входили сотрудники… президентской охраны В.Ющенко. Награбленный антиквариат скупался в секретариате Президента и Верховной Раде («Бандитам — тюрьмы!»). Подробности.

На прошлой неделе СМИ сообщали о том, что сотрудники милиции изъяли в столичных антикварных магазинах огромное количество изделий из скифского золота. Как оказалось, обыски, проведенные в салонах, торгующих антиквариатом, напрямую связаны с делом оборотней из числа сотрудников Управления госохраны и служащего спецподразделения СБУ, изобличенных два года назад столичным Управлением по борьбе с организованной преступностью. Члены этой банды не только долго и успешно грабили бизнесменов, за что уже получили срок. Преступников подозревают также в вооруженных нападениях на ювелиров и коллекционеров, специализирующихся на скифском периоде…

Особый интерес участники преступной группы проявляли к собственникам изделий из скифского золота. По информации правоохранительных органов, часть награбленного осела в сейфах столичных антикварных магазинов (в связи с чем и были проведены обыски) и в частных коллекциях представителей отечественной элиты. В уголовном деле, которое сейчас расследуется Главным следственным управлением МВД Украины, фигурируют имена нескольких народных депутатов.

«Помощник депутата сказал мне: «Кибицкий охотится за предметами старины, которыми ты владеешь. Уезжай отсюда, пока не случилась неприятность»

Журналисту газеты «Факты» удалось побеседовать с 47-летним Иваном Андреевичем — коллекционером из Крыма, с показаний которого и началось следствие по «скифскому делу».

— В 2007 году в антикварном магазине Севастополя, где я часто бывал, со мной заговорил незнакомый мужчина, — вспоминает Андрей Иванович. — Оказалось, нас интересовали одни и те же вещи. Посмеявшись над таким совпадением, мы обменялись телефонами и в течение года время от времени созванивались. В конце 2007 года мой новый знакомый неожиданно предложил устроить мне в Киеве встречу с интересными, как он сказал, людьми. Не ожидая подвоха, я отправился в столицу. Когда мы подъехали к зданию Секретариата Президента, я стал догадываться, что это за люди.

Приятель повел меня к боковому входу, где нас уже ждал некий Алексей Кибицкий (как позже выяснилось, главарь группы). На входе Кибицкий предъявил удостоверение сотрудника президентской охраны, так что внутрь мы прошли без осложнений. В своем кабинете он продемонстрировал снимки различных старинных изделий, относящихся к скифскому периоду: золотой ритон, витая гривна с изображением голов животных, стеклянная чаша с золотым основанием, браслеты. Эти снимки он показал для того, чтобы я понимал, что интересует лично его, а также некоторых высокопоставленных лиц, с которыми, как сказал Кибицкий, он вплотную общается. Еще он добавил, что может выступить посредником между мной и этими людьми.

Вернувшись в Крым, я несколько раз через нашего общего знакомого передавал для Кибицкого фотографии антикварных вещей, но никаких сделок или обмена ценностями между нами не было.

Странные события в моей жизни стали происходить примерно через год после знакомства с Кибицким. В начале 2008 года я на несколько дней приехал в столицу. Здесь со мной неожиданно связался давний знакомый, киевский бизнесмен. Узнав, где я остановился, он заявился ко мне в гостиницу. Зная о моем увлечении предметами старины, он предложил встретиться с помощником одного народного депутата, тоже коллекционера.

В тот же день мы поехали к нему на встречу в кафе «Дабл кофе» на Крещатике. Помощник депутата на ноутбуке показал мне снимки нескольких очень ценных икон, живопись, дорогой фарфор и предложил поменять эти предметы на что-нибудь из скифского золота. Я спросил у него, почему его интересует именно скифское золото. Тот ответил, что именно эти предметы коллекционирует депутат, которого он представляет.

Я пообещал подумать над его предложением и стал расплачиваться с официантом. Помощник депутата в это время стоял у меня за спиной, поэтому, услышав фразу: «Не оборачиваясь, скажи мне свой телефон. Это очень важно», не сразу понял, кто со мной разговаривает. Вечером раздался телефонный звонок от помощника. «Нужно срочно увидеться. Буду в твоей гостинице через 15 минут».

«Кибицкого знаешь?» — с ходу спросил помощник, когда я спустился в холл. «Знаю». — «Это он вывел меня на тебя. Кибицкий охотится за предметами старины, которыми ты владеешь. И использует всех, кого можно, чтобы больше узнать о твоей коллекции. Уезжай отсюда, пока не случилась неприятность». Напоследок помощник предупредил меня, чтобы у бизнесмена, который нас свел, я ради своего же блага ничего не выяснял.

Вернувшись домой, я оборвал контакты с Кибицким и его приятелем. Поэтому, когда через месяц в Киеве проводился антикварный слет, я ехал туда со спокойной душой.

Не успел поселиться в гостинице — снова звонит тот же киевский бизнесмен. Дело, мол, очень срочное, с тобой хочет встретиться один народный депутат. Лично. Бизнесмен добавил, что депутат будет ждать в кафе «Венские булочки» на улице Институтской. Положив телефонную трубку, я так рассудил: центр города, людное место, ну что со мной там может случиться? И поехал.

В кафе меня ждал серьезный мужчина с депутатским значком на лацкане дорогого пиджака. Поздоровавшись, он сразу перешел к расспросам о скифском золоте. Потом сказал, что может купить изделия прямо сейчас. В подтверждение своих слов вытянул из-под стола дипломат и открытым поставил передо мной. Кейс был полностью набит пачками денег. Там было около трехсот тысяч долларов.

Видя, что покупатель действительно серьезный, я признался, что в Киеве у меня хранится три редких изделия скифского периода и могу их показать. Депутат согласился подождать в кафе, пока мы с приятелем будем ездить по городу. Буквально через час он уже внимательно изучал привезенные мною вещи: золотой ритон, украшенный изящной фигуркой козла, массивную нашейную гривну и две деревянные чаши в золотом окладе. Рассмотрев ценности, депутат сказал: «Это как раз то, что меня интересует» — и предложил пройти в расположенный рядом с кофейней антикварный магазин «Старая коллекция», чтобы более детально ознакомиться с антиквариатом.

«Когда я заикнулся о своих вещах, один из грабителей вытащил пистолет и, прицелившись мне в голову, сказал: «Еще один вопрос — и пуля будет у тебя во лбу»

— Вместе мы вышли из кафе, но прямо у входа в «Старую коллекцию» «депутат» достал из кармана удостоверение сотрудника СБУ и объявил о нашем задержании, — продолжает коллекционер.

— Появившиеся неизвестно откуда несколько человек в форме сотрудников спецподразделений затолкали нас с приятелем в стоящий рядом микроавтобус. Там отобрали деньги и мобильные телефоны, надели наручники. Затем представлявшийся депутатом эсбэушник приказал водителю везти нас в Голосеевское райуправление милиции. На лобовом стекле микроавтобуса блестел спецпропуск, поэтому водитель мчался по городу с максимальной скоростью.

Но до голосеевского управления мы так и не доехали. Когда автомобиль проезжал мимо какого-то кладбища, сидевший на переднем пассажирском сиденье «депутат» приказал водителю остановиться, а своим помощникам — снять с нас наручники. Там же, возле кладбища, преступники (в том, что это не спецоперация, а ограбление, я уже не сомневался) вышвырнули из машины моего приятеля. Меня же повезли в сторону Харьковского массива и высадили прямо на Южном мосту. Стоило мне заикнуться о своих вещах, как один из грабителей вытащил пистолет и, прицелившись мне в голову, сказал: «Еще один вопрос — и пуля будет у тебя во лбу!»

На мое счастье, преступники не забрали паспорт и плохо обыскали задние карманы брюк, где лежали 200 гривен и билет на самолет. Я смог добраться домой…

— Что случилось с вашим приятелем?

— Он в порядке. Зарекся только обращаться в правоохранительные органы. А я все же решился заявить о налете в СБУ. Тем более что догадался, кто заказчик. Когда нас везли в машине, преступники не раз называли прозвище Кирбитос. А когда я, уже находясь в Крыму, сам позвонил Кибицкому, он сначала ругался, а потом выпалил: «Если тебя не пристрелили на мосту, пристрелят потом…» Все это я выложил в СБУ. От эсбэушников же узнал, что, оказывается, эта преступная группа им давно известна и по ней ведется оперативная разработка. Затем в спецслужбе взяли номер моего телефона, чтобы сообщать о ходе расследования. Вот уже два года жду, когда они мне позвонят.

— Знаю, что на вашу жизнь было совершено несколько покушений. Это как-то связано с расследованием дела банды «оборотней»?

— На следующий после моего визита в СБУ день ко мне в гостиницу нагрянул старый знакомый, тоже коллекционер. Пришел с бутылкой коньяка, все уговаривал с ним выпить. Слава Богу, я отказался. Только недавно от следователя узнал, что участники банды подослали этого человека, чтобы отравить меня.

Второе покушение на мою жизнь случилось еще через пару месяцев. Двое мужчин напали на меня во дворе дома. Один ударил по голове палкой, другой выхватил пакет с ценностями.

За последние два года на мою жизнь покушались четыре раза. Последний случай произошел буквально на днях. В подъезде моего дома какой-то молодчик набросился на меня с ножом. Мне удалось увернуться и ногой выбить оружие из его рук. (Игорь закатывает штанину, показывая еще не зажившую рану на голени.)

— И вы продолжаете ходить без охраны?

— Всю жизнь с охраной не походишь, — говорит коллекционер. — Небольшим утешением стало то, что хоть нашлись украденные у меня ценности. Несколько недель назад сотрудники Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД Украины пригласили меня для опознания конфискованных в антикварном магазине изделий. Два года назад банда «оборотней» ограбила меня у входа именно в этот магазин!

Сотрудники милиции показали мне каталог предметов старины, составленный по коллекции известного народного депутата, которого называли владельцем этого магазина. По снимкам я опознал не только вещи, похищенные у меня в феврале 2008 года, но и ценности, отобранные у меня крымскими бандитами шестью месяцами позже. К тому же среди сотен экспонатов мне удалось распознать вещи, которые принадлежали моим друзьям-коллекционерам, тоже когда-то ограбленным…

— Вы не допускаете, что это могли быть просто похожие изделия?

— Предметы скифской культуры как раз и отличаются своей неповторимостью. В античные времена мастера не тиражировали свои изделия. Похожими могли быть только парные украшения, браслеты или серьги. Причем по каждому из названных предметов есть экспертное заключение Министерства культуры.

— В какую сумму вы бы оценили изъятую правоохранителями коллекцию? Говорят, она намного богаче той, что принадлежит государству.

— Прямой связи между количеством, весом изделий и их ценой нет. Все зависит от уникальности каждого изделия. Но эксперты всю коллекцию предварительно оценили в два миллиарда триста миллионов долларов.

Только сейчас меня волнует другое. Зная фамилии людей, к которым после ограбления попали мои вещи, я не вижу пути, как вернуть их себе. Раритеты уже внесены в каталоги предметов антиквариата, принадлежащих народным депутатам и высокопоставленным чиновникам-коллекционерам, они выставляли их на «мистецьких» раутах как свою собственность.

На этой неделе для помощи следствию по инициативе МВД была создана специальная комиссия из членов Национальной академии наук Украины, Института археологии Украины и Национального исторического музея. Несмотря на то что в МВД громкое «скифское дело» комментировать не спешат, «ФАКТАМ» удалось узнать некоторые подробности.

— Работая в Управлении Гос-охраны, Кибицкий довольно тесно общался со многими высокопоставленными чиновниками, в том числе и с теми, которые интересовались антиквариатом, — рассказал источник в МВД. — Сначала он выполнял их мелкие поручения, а позже, познакомившись с черными археологами, стал приторговывать сам.

Впоследствии Кибицкий решил, что коллекционерам платить вообще необязательно, если вещь можно забрать силой. Вокруг себя он собрал около десяти сообщников, в основном из числа действующих сотрудников спецподразделений. Были в его группе и ранее судимые. Благодаря одному из подельников, который занимал должность заместителя начальника отдела Государственной службы специальной связи и защиты информации, преступники имели возможность отслеживать маршруты движения выбранных жертв, прослушивать их телефонные разговоры…

Сами коллекционеры признали, что бандиты были слишком хорошо осведомлены о специфике антикварного бизнеса и располагали подробной информацией о том, кто из собирателей какими сокровищами владеет. Оказалось, что в довольно ограниченном кругу коллекционеров и черных археологов у преступников были свои наводчики, которые и снабжали их информацией.

Во время разбойных нападений они использовали не только удостоверения и форму, но и табельное оружие. Пострадавшие не обращались в правоохранительные органы, а преступники с каждым новым ограблением становились все циничнее.

Случай с нападением на коллекционера в центре столицы — яркий тому пример. Ведь то, что они устроили на улице Институтской, зафиксировали даже камеры Нацбанка Украины!

Интересно, что из всех участников банды действительно на широкую ногу жил только главарь. Оплачивал содержанок, владел тремя машинами, домом в Крыму. Остальные же участники, можно сказать, перебивались копейками.

P.S. Имена всех действующих лиц этой истории изменены.

Справка

В конце 80-х — начале 90-х годов нелегальный антикварный рынок и рынок сбыта черной археологии в СССР контролировался не только представителями криминальных кругов, кураторы этого «бизнеса» работали в структурах госбезопасности и внешней разведки. У каждого куратора существовала своя сеть в среде частных коллекционеров, в собраниях которых нередко хранились и реставрировались предметы старины. Эти уникальные предметы использовались для оплаты сведений, приходящих от зарубежной агентуры, финансирования прочей секретной деятельности спецслужб. Например, за спасение жизни разоблаченного советского разведчика Рудольфа Абеля внешняя разведка Советского Союза расплатилась с американским адвокатом Абеля «Кодексом Юстиниана» 1520 года издания, разумеется, добытым не из фондов советских музеев…

В первые годы после развала СССР часть таких кураторов растворилась в криминальном мире, сбыв ценности многих коллекционеров олигархам «первой расстрельной волны», кто-то из них до сих пор работает в органах безопасности, а кое-кто из кураторов при весьма странных обстоятельствах погиб. Контролируемые же ими собрания антиквариата и археологических ценностей практически остались без государственного присмотра. Подобная история в начале 90-х произошла в Кировограде с уникальной коллекцией Александра Ильина, которая после смерти коллекционера постепенно, на протяжении двух десятилетий, разворовывалась людьми, близкими к местному чиновничьему аппарату. (Этот случай был описан в нашей газете 25 октября 2002 года.)

Результатом ослабления государственного контроля на антикварном рынке в постсоветских странах стало невероятное по своим масштабам перемещение культурных ценностей за рубеж и беспрецедентное развитие черной археологии. Нелегальная добыча трипольской керамики, скифского золота или античных монет стала доходной и модной игрой для украинских олигархов. В период, когда официальные археологические экспедиции не могли найти денег на такие элементарные вещи, как лопаты, для них велись раскопки в невероятных масштабах, с применением самых современных технологий. Большая часть сокровищ, незаконно добытых в Украине в конце XX и в начале XXI века, была распределена в частных собраниях коллекционеров «новой волны». На сегодня легализирована и передана в государственные музеи лишь малая часть из этих коллекций. А следственная практика указывает на то, что реально сотрудники правоохранительных органов не могут подобраться к подобным коллекциям из-за того, что ее владельцы пользуются депутатской или дипломатической неприкосновенностью. По тем же «неприкосновенным» каналам сокровища нашей земли и истории уплывают из Украины в частные коллекции мира.

Коллекция так называемого скифского золота и ее символ — золотая пектораль из Толстой Могилы — широко известны во всем мире. Самые богатые в Украине коллекции изделий скифского периода находятся в Национальном историческом музее, Музее драгоценностей Украины и сокровищнице Национального банка Украины.

Автор: Надежда Кутовая, Факты

Читайте также: