Государство против «братвы». Спецпрограмма — посадить бандитов на иглу…

Еще об одном эффективном методе борьбы с крымской мафией: в 90-е годы существовала спецпрограмма, цель которой — посадить бандитов на иглу, сделав их тем самым управляемыми, уязвимыми и… вымирающими.

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Как только не боролось государство с крымским бандитизмом в 90-х! Рассказывают, что правоохранители сталкивали противоборствующие ОПГ лбами, чтобы братва отстреливала друг друга, самоликвидируясь. В банды внедряли «кротов» для получения необходимой информации. Ходили даже слухи, что спецслужбы истребляли главарей мафии, дабы подорвать клан изнутри. И вот теперь стало известно еще об одном эффективном методе борьбы с крымской мафией: знающие люди говорят, что в 90-е годы существовала спецпрограмма, целью которой было посадить бандитов на иглу, сделав их тем самым управляемыми, уязвимыми и… вымирающими.

Наркотики — для избранных

Для того чтобы истребить целую нацию, народность, человечество, в конце концов, необязательно убивать каждого по отдельности, что называется, вручную или используя оружие массового поражения. Существуют и другие технологии по истреблению человечества: к примеру, подорвать здоровье людей какой-либо хворью — чумой, СПИДом, наркотиками… Последнее в 90-х годах решили использовать спецслужбы для борьбы с крымскими бандитами. Тем более выгода от этого была двойная — братва становится управляемой, быстро вымирая естественным образом, при этом в казну (правда, в чью именно, неизвестно) поступали большие средства.

Никто не знает, когда именно в Крыму появились наркотики, но, согласно милицейским сводкам, первые аресты наркоманов зафиксированы в 50-е годы. То были единичные случаи, ни о каком наркобизнесе тогда речь не шла. Дальше — больше: в 70 — 80-е число наркоманов заметно увеличилось. Тогда на игле сидели далеко не последние граждане полуострова — творческая интеллигенция, дети партийных боссов, некоторые чиновники. Колоться было престижно и круто, пьянство считалось уделом барыг.

Перестроечные годы породили еще большее число наркоманов: безработица, развал экономики и страны в целом ломали даже самые стойкие личности — народ спасался уходом от реальности. Как известно, спрос рождает предложение. Именно в 80 — 90-е годы и зародился на полуострове полноценный наркобизнес.

Первым и самым известным в Крыму кланом, контролировавшим оборот наркотиков, в те годы был этнический наркоклан. Да не сочтет читатель это языком вражды, но история крымского криминала говорит о том, что этот клан был цыганским. Некоторые цыганские бароны — вайды — уже не кочевали с таборами, а селились в каком-то определенном месте. Находились среди них и те, кто решил: если уж «укореняться», то в роскошных коттеджах.

И для этого создавали расширенные сети наркоторговли, контрабанды, взимали дань с таборов и вовсю «взаимодействовали» с правоохранительными органами. То ли работникам милиции было нелегко справиться с этим бизнесом, то ли некоторых из них манила золотая наркожила, обещая немалые барыши, однако факт остается фактом — бессмертие крымской наркомафии отчасти обеспечивала крымская милиция. Некоторых правоохранителей даже посвящали в… цыганские бароны.

Ж. У-в, 1953 года рождения, был (и остается) известен как лидер самого мощного на полуострове наркоклана, и до сих пор занимает высокое положение в своей иерархии. Начинал он бизнес с изготовления и реализации фальсифицированных спиртных напитков. Потом переключился на более выгодное дело — изготовление наркотиков и мелкую торговлю ими.

Преступная деятельность Ж. изначально носила семейный характер — в нее были вовлечены практически все его родственники, включая жену и детей. Товар у цыгана Ж. был в широком ассортименте — маковая соломка, анаша, ацетилированный опий, героин… Его самая крупная точка сбыта располагалась на одной из улиц Симферополя в старом городе и прославилась на весь Крым — ее знает каждый, кто имеет дело с наркотиками.

Поднялся до такого уровня цыганский наркобарон благодаря мощной правоохранительной «крыше». Высокопоставленный начальник, которого должность обязывала бороться с наркоторговлей, вошел в дело на равных долях. Этого «доблестного» стража порядка даже посвятили в цыганские бароны. Коррумпированный правоохранитель вместе с женой наркобарона, которая являлась адвокатом, создали адвокатскую контору. Ж., в свою очередь, посылал очередного наркокурьера на место сбыта наркотиков, где его поджидали работники милиции — люди высокопоставленного начальника.

Курьера брали на горячем, арестовывали, заводили уголовное дело, и тут появлялась защитница С. Она, будучи адвокатом, вытаскивала курьера, заверяя последнего, что откупила его за большие деньги, которые тот должен отработать. Обработанного С. клиента подхватывал Ж. и сажал его на крючок. С этой минуты должник работал на наркоторговца, отдавая всю прибыль семейству У-вых, те, в свою очередь, вкладывали деньги в недвижимость. Не осталась без хлеба с икоркой и правоохранительная «крыша»: тех, кто не мог выплатить «долг», последний отдавал под суд, стряпая, таким образом, «рабочие показатели». Словом, высокопоставленный милицейский начальник рационально совмещал приятное с полезным.

Черная неблагодарность

Некоторым гражданам то, о чем мы сегодня будем говорить, может показаться абсурдом, но эта информация имеет под собой основу. По данным неофициальных источников, в 90-х годах спецслужбами была разработана параллельная закону программа по ликвидации бандитизма в Крыму. Бандитов тогда истребляли всеми возможными методами: сталкивали лбами противоборствующие группировки, внедряли в банды «кротов», чтобы подорвать ОПГ изнутри. Теми же спецслужбами была разработана операция по ликвидации главарей крымской мафии — правоохранители собственноручно убивали криминальных авторитетов, инсценируя все таким образом, чтобы подозрения пали на какую-либо другую ОПГ.

Так вот, боролись с крымским бандитизмом и еще одним весьма изощренным и менее кровопролитным способом — контора пыталась посадить братву на иглу. Есть информация, что в те годы некто С.С. (по понятным причинам мы не можем назвать имя и фамилию этого и ныне здравствующего человека), заручившись поддержкой и «крышей» одного крымского генерала, внедрял эту программу в жизнь на практике — то бишь занимался распространением наркотиков в бандитской среде.

Для чего это было нужно правоохранителям — догадаться нетрудно. Наркоманы — народ уязвимый, управляемый и быстро вымирающий. И при помощи наркотиков от криминальных элементов в Крыму можно было избавиться в буквальном смысле слова малой кровью. Мало того, при этом никаких затрат, одна прибыль: бандиты садятся на иглу, тупеют и периодически покупают наркотики (или выполняют любые приказания за вожделенную дозу), тем самым пополняя казну, правда, один Бог знает, кому принадлежащую.

Одним из первых клиентов С.С. был некто по имени Юрий. Вместе с последним С.С отбывал срок в тюремных застенках. Случился там с нашим будущим наркобароном один казус, за который зэки хотели С.С. «отпетушить», но крымчанин Юрик, имевший определенный авторитет среди тамошней братвы, за него вступился. За это С.С. был очень Юрику благодарен. После освобождения стал С.С. работать с «греками».

Лидер этой ОПГ — Ваня Грек сделал его управляющим одним «свечным» заводиком. С.С. подтянул туда же и своего спасителя Юрика — взял охранником. И все бы хорошо, если б не посадил С.С., который уже тогда начал торговать наркотой под «крышей» генерала, Юрика на иглу. Первое время С.С. не скупился на героин для Юрика, помогал и материально, а потом перекрыл последнему доступ к «кислороду». Неблагодарный поставил наркоману условие, явно продиктованное свыше: за каждую дозу убивай по одному «сейлемовцу».

Это было очень дерзко. Неделю пребывал Юрик в раздумьях. Мало того что его семья разваливалась на глазах из-за мужа и отца-наркомана, так еще и эта безвыходная ситуация. Только наркоман поймет, как тяжела ломка и на что можно пойти ради дозы. Однако Юрик, хотя и имел богатое криминальное прошлое, не хотел становиться на путь убийств. Он поделился своими проблемами с товарищем, и тот, такой же законченный бандит-наркоман, посоветовал ему убить самого С.С. Недолго думая, Юрик с ним согласился. Он пришел к С.С. и выстрелил ему в голову, а потом застрелился сам, оставив предсмертную записку. В ней он просил прощения у жены и детей, а также объяснял ситуацию, в которую попал, из-за чего ему пришлось поступить именно так.

Управляемые и направляемые

Что невероятно, С.С. оказался на редкость живучим — выстрелом ему разворотило щеку и челюсть, но пуля не задела жизненно важные органы. С.С. долго лечился, но в конце концов оклемался, встал на ноги и продолжил распространять наркотики в рамках программы. Достоверно известно, что его следующими клиентами стали такие известные личности, как Борис Майда, которого, в принципе, зелье и сгубило.

«Башмак» благодаря им стал весьма неадекватным: мало того что красил ногти, так еще окончательно разругался со своей братвой (хотя братва, избавившись от наркомана, вздохнула с облегчением). К примеру, Майда был причастен к убийству председателя колхоза имени XIX партсъезда Красногвардейского района В. Сироштана в 1995 году. А пошел он на это дело по заказу «сейлемовцев», несмотря на войну последних с «башмаками». Очень Боре нужны были деньги — он ведь был наркоманом.

В итоге его наркотическая неадекватность довела до того, что Майда начал воевать с бывшими братьями по оружию. От рук этих братьев он и погиб в баре «Шатун» в пгт Белозерка. Как уже писала наша газета, в тот вечер он вместе с другом, жителем Херсонской области по фамилии Гаазе, спокойно ужинал в «Шатуне». Приятели даже не заметили людей, заскочивших в бар и открывших по ним стрельбу. Майда и Гаазе были расстреляны на месте «башмаковским» киллером.

Следующим клиентом С.С. стал «сейлемовец» Алексей М-кин, он же Леша Бешеный. Кстати, арестован он был не так давно наряду с такими небезызвестными «сейлемовцами», как депутат Железнодорожного районного совета Симферополя Алексей Исаев и депутат Сакского районного совета Теймураз Татаришвили. Но так далеко, как его вышеупомянутые «однополчане», он не пошел — в депутаты не выбился, бизнесменом не стал. Виною всему — наркотики.

В 90-е годы Бешеный был известен как один из самых бесстрашных и послушных исполнителей. Сам Хавич в свое время говорил, что на таком человеке крест ставить не нужно — дескать, пригодится. Этого неадекватного наркомана использовали в качестве пушечного мяса, или «пробного шара». А в 1995 — 1998 годах М-кин даже был «сейлемовским» бригадиром. Хотя как могли поставить на такую должность системного наркомана, который за дозу готов на все, непонятно.

В поисках средств на покупку наркотиков

М-кин не обращал внимания на «понятия». Известно, к примеру, что в начале 90-х он опускался до того, что терроризировал жену Юрия Иванова. Этого человека поставили тогда «смотрящим» в Крыму харьковские воры в законе, а именно: Владимир Юрченко, больше известный как Володя Севастопольский, или Сева (о нем «1К» уже писала). Леша Бешеный занялся женой Иванова: он вымогал у нее драгоценности, мотивируя это тем, что они были куплены на «общаковские» деньги. Хотя какое ему было дело до «башмаковского общака», непонятно. Видно, очень доза нужна была…

Как дожил наркоман Леша до наших времен, одному Богу известно. Очевидно, за дозу выполнял любые поручения любых людей. Его взяли в начале весны прошлого года. При задержании Бешеный пытался оказать сопротивление, но все же был помещен за решетку. Без дозы ему там сейчас очень нелегко, поэтому с правоохранителями Леша не конфликтует, а послушно рассказывает все, что знает и даже чего не знает.

И еще известно об одном клиенте С.С. — им был местный вор в законе по кличке Каря. Последний не без помощи и поддержки С.С. стал наркоманом и опустился до такой степени, что порой забывал вытащить шприц из вены. Так и ходил с иглой руке по старому городу в поисках дозы, пока его не сбила машина.

Вот такие «личности» взрастил на наркоте наш герой. Несмотря на то, что нынче С.С. и сам сидит на игле, рынок тяжелых наркотиков он держит и по сей день. Неизвестно, участвует ли С.С. сейчас в каких-нибудь спецпрограммах по ликвидации криминала в Крыму, но работает все под той же «крышей». Так что, как говорится, саду цвесть… А людям — умирать.

Читайте также: