Криминальные ябеды: за ложный донос можно сесть на два года

В последнее время в Украине резко выросло количество доносов, в том числе и ложных. Нет, это не возврат сталинских времен. Просто во всех правоохранительных ведомствах открылись многочисленные телефоны доверия и горячие линии, позвонив на которые можно сообщить, к примеру, о нечистых на руку чиновниках. Вот и «несет» наших граждан — оговаривают и ябедничают на всех и вся!

Автор: ЮЛИЯ ИСРАФИЛОВА, Первая Крымская

Одни начальника хотят подсидеть, другие — избавиться от коллеги-конкурента, третьи “просто так” мстят своим врагам. А что, очень удобный способ доставить недругу большие пробл\емы. Хотя в итоге еще большие проблемы ожидают самого доносчика — статья 383 УК Украины за заведомо ложный донос предусматривает срок заключения от двух до пяти лет.

Доходит до мании

Нынче украинские юристы отмечают необычный факт: начали работать статьи Уголовного кодекса, которые до сих пор считались «мертвыми». До недавнего времени практически не было уголовных дел по ложным доносам. А теперь едва ли не каждый день на скамье подсудимых оказываются около десяти наговорщиков и поклепщиков.

По мнению экспертов, в будущем их число только увеличится из-за многочисленных телефонов доверия, введенных не так давно правоохранительными ведомствами. (Кстати, в России доносчикам за информацию уже платят, может, и у нас скоро начнут…)

Подобные телефоны доверия и горячие линии, конечно же, нужны. Ведь, в сущности, любой из нас может оказаться невольным свидетелем совершенного преступления, и вовремя донесенная до правоохранительных органов информация может пролить свет на какое-нибудь общественно опасное деяние. Правда, не все решаются на то, чтобы уведомить об этом компетентные государственные органы. Или, говоря иными словами, донести.

Слово «донос» имеет негативный оттенок. И действительно, отношение к этому явлению на всех этапах существования человеческого общества было неоднозначным. Общественное мнение всегда оценивало доносительство отрицательно. Законодатель же в этом вопросе проявлял явную непоследовательность — от введения уголовного преследования за недонесение о совершенном преступлении до запрета и осуждения доносов.

К примеру, в период римского права уголовные дела возбуждались по обвинению частных лиц. В средневековье была развита практика анонимных и тайных доносов, причем они принимались даже от еретиков и отлученных от церкви. В Российской империи XVIII века именно доносы в большинстве случаев служили поводом для уголовного преследования за «дела изменные, шпионские». Правда, по существующему тогда положению при поступлении очередного доноса информатора сначала «увещевали», а затем сажали «на два дни под крепкий караул и не давали ему ни питья, ни пищи». Далее он должен был подтвердить свой донос под пыткой.

Особую роль донос играл в тоталитарных государствах XX века — он был возведен правом и общественной моралью в ранг добродетели, поощрялся и культивировался правящей верхушкой.

В ранее действовавшем отечественном законодательстве недонесение при определенных условиях считалось уголовным преступлением. Так, согласно части 1 статьи 187 Уголовного кодекса Украины 1960 года, недонесение о достоверно известных готовящихся или совершенных преступлениях, предусмотренных указанным в данной норме перечнем (государственная измена, посягательство на конституционный строй, диверсия, бандитизм и др.), наказывалось лишением свободы на срок до 3 лет или исправительными работами на срок до 2 лет.

В нынешнем Уголовном кодексе Украины уголовная ответственность за недонесение о совершенных или готовящихся преступлениях не предусмотрена. Слова «донос» и «недонесение» вообще изъяты из кодекса, однако уголовно наказуемым является заведомо ложное сообщение суду, прокурору, следователю или органу дознания о совершении преступления (по сути, тот же заведомо ложный донос, просто формулировка другая).

Согласно статье 383 УК Украины, такое сообщение наказывается исправительными работами на срок до двух лет или арестом на срок до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на срок до двух лет.

Крымские стукачи

В Крыму стукачей хватает. Вот, к примеру, полгода назад в Севастополе произошел такой случай. Виновник дорожной аварии оставил свой автомобиль в залог второму участнику ДТП, пообещав вскоре привезти деньги на ремонт, но не смог найти нужную сумму. И тогда предприимчивый севастополец придумал способ, как вернуть машину и при этом ничего не платить. Он написал заявление в милицию об угоне автомобиля: мол, на подъезде к Севастополю случилась поломка, водитель остановился на обочине, а затем на попутке добрался до города.

Купив нужную запчасть, он вернулся обратно, но машины на месте не нашел. Милиционеры выехали на место происшествия, и там выяснились весьма интересные подробности. Была зима, этот участок дороги буквально завалило снегом, и автомобили двигались по одной накатанной колее три метра шириной. Следов стоянки автотранспорта на обочине не было. Более того, вообще не было никаких намеков на то, что машина съезжала с дороги. У оперативников возникли сомнения в искренности заявителя. Тому не оставалось ничего другого, кроме как признаться во лжи. Севастопольца наказали лишением свободы на шесть месяцев.

Доносят друг на друга и крымские политики. Один обвинил другого в краже личного имущества во время презентации книги. Якобы из его квартиры украли раритетное издание и набор подарочных открыток. Об этом политик заявил в милицию, оклеветав коллегу. Однако проверка показала отсутствие фактов, изложенных в заявлении политика-доносчика. Теперь ему грозит тюремный срок от 2 до 5 лет.

А в Ялте мошенники отбирали квартиры с помощью доносов в милицию на их владельцев. Злоумышленники с целью завладения имуществом ялтинцев инсценировали преступления, якобы совершенные их «жертвами», и сообщали об этом в милицию. По делам некоторых участников мошеннической группы суд уже вынес решения.

Жертвы злых языков

Хорошо если ложные доносы милиционеры разоблачают сразу. Случается, стражи порядка, поверив стукачам на слово, наказывают невиновных людей. Так, к примеру, вопиющий случай ложного доносительства произошел несколько лет назад в Евпатории. В квартиру учительницы математики с 30-летним стажем в ее отсутствие ворвались бойцы ОМОНа — более 10 человек в защитной форме и черных масках, с автоматами наперевес.

Не представившись и не назвав причину визита, непрошеные гости вытащили из дома на улицу престарелых мать и отца учительницы, усадили на скамейку во дворе и полчаса, размахивая перед стариками автоматами, требовали сказать, где те хранят наркотики. Ничего не добившись от пенсионеров, бойцы опять бросились в квартиру и в течение нескольких часов переворачивали все вверх дном.

Потом омоновцы перешли в квартиру дочери учительницы, которая проживала рядом и тоже была уважаемой в городе учительницей. Там они приказали ее мужу лечь на пол, заложив руки за спину. Затем на мужчину надели наручники, выволокли его во двор в нижнем белье и посадили на скамейку рядом со стариками.

В подтверждение законности своих действий один из нападавших размахивал перед лицами задержанных какой-то бумагой. Не дав никому с ней ознакомиться, он заявил, что по решению какого-то суда в квартирах будет проведен обыск. На замечание о том, что сотрудники МВД должны оставить документ или его копию, которые могли бы подтвердить факт обыска, боец заявил, что «ничего никому не должен».

Разбившись на две группы, оперативники перетрясли все кровати и диваны, вытащили из шкафов и с полок все содержимое, нагромоздив в каждой комнате груду вещей. Женщина-оперативница завела мать учительницы в неотапливаемый сарай и раздела догола, внимательно изучив все ее вещи. Внучка, увидев, что бабушке-инвалиду очень плохо — у нее резко подскочило давление, хотела вызвать «скорую помощь». Однако нападавшие сначала запретили ей подходить к телефону, а по прибытии врачей им не дали возможность оказать больной квалифицированную помощь, так как бабушке не разрешили покинуть холодный сарай.

В общем, весь этот кошмар продолжался целый день. Не найдя наркотики, омоновцы ушли, даже не извинившись и так и не обосновав документально причину обыска. Как оказалось позже, поводом для совершения налета на квартиры уважаемых в городе учителей послужило постановление судьи одного из районных судов г. Симферополя, основанное на ложном показании задержанного наркомана Ч., который назвал первый пришедший на ум адрес и заявил, что покупал там наркотики у женщины 60 — 65 лет, фамилии и имени которой он не знал.

В то же время ни 79-летняя участница Великой Отечественной войны, которую при обыске раздевали догола, ни ее дочь, ни внучка не отвечают описанию наркомана. Правоохранителей не смутило даже то, что никто из этой семьи никогда не попадал в поле зрения милиции.

До большей трагедии довел ложный донос на юного жителя села Фрунзе Сакского района Виталия Бучковского, который в августе 2006 года по подозрению в изнасиловании малолетней был арестован и помещен в сакский ИВС, где через две недели был убит при неизвестных обстоятельствах. Подростка арестовали только из-за того, что «кто-то кому-то что-то сказал». Его пытались обвинить без особого суда и следствия, очевидно, просто выбивая признание.

Но Виталик умер, так и не признав своей вины. Невиновность подростка была доказана через несколько лет после его смерти. Но ребенка родителям уже никто не вернет. Клеветники давно выехали из села, поняв, что натворили своими злыми наговорами, а убийцы до сих пор ходят на свободе. Правда, уже не совсем спокойно спят по ночам, потому как родители Виталика в своем желании узнать правду и наказать виновных в смерти сына подобрались совсем близко к развязке.

Читайте также: