Аферы и воры

Для афер нужен определенный воздух. Определенная ментальность на уровне коллективного бессознательного. Мифотворчество, если желаете. Ноосфера СНГ позволяет лишь воровать — тупо и безвкусно.

Первая моя рубрика в «Бизнес журнале» называлась «Великие аферы». По материалам опубликованных 27 эссе в 2003 году издательство «Бестселлер» издало двухтомник «Как зовут вашего бога?»

С того и пошло: за мной намертво закрепилась репутация «специалиста по аферам», поэтому как только какому-то телеканалу или постороннему (нашему издательскому дому) журналу хотелось что-то молвить на модную тему, писали-звонили мне. Даже на «Культуре» мне довелось выступить всего единожды и опять же в облике «специалиста по аферам». Видать, такова карма. Никуда от нее не денешься 🙂

Между тем, мне давно хочется возобновить обсуждение этой темы в одном строго определенном аспекте. Вот каком. Когда меня спрашивают, почему я ничего не пишу про аферы в родном отечестве, а все больше про Америку, да про Америку, я всегда даю однозначный ответ: «Не пишу, потому что в отечестве афер сегодня нет. Есть одни лишь воры и уголовники». Раньше, при советской власти афер было хоть отбавляй. В новое время все аферы куда-то исчезли.

Впрочем, я знаю куда. Для афер нужен определенный воздух. Определенная ментальность на уровне коллективного бессознательного. Мифотворчество, если желаете. То, что есть у нас сегодня, элементарно не позволяет закручивать и — главное! — тиражировать аферы. Ноосфера СНГ позволяет лишь воровать — тупо и безвкусно.

Предлагаю на эту тему подискутировать. В качестве затравки, для прояснения моей позиции по вопросам аферостроительства, предлагаю небольшой текст, который я написал пару недель назад. Украинский телевизионный канал СТБ в октябре планирует приступить к съемкам фильма, посвященного аферостроению. Где они эти аферы видели — ума не приложу. Как бы там ни было Старого Голубятника пригласили принять участие в съемках в качестве эксперта и консультанта.

Телеканал выслал уточняющие вопросы, видимо, для зондирования моей гражданской позиции 🙂 Ответы на эти вопросы я и предлагаю читателям в качестве отправного пункта для плодотворной дискуссии на эту занимательную тему.

СТБ: Есть ли принципиальная разница в методах и схемах великих аферистов и уличных «разводил»?

СГ: На уровне психологии — нет. Что это за психология — я описал во Введении к книге «Как зовут вашего бога». Очень важный момент во всех аферах — определенная психологическая заряженность общества на уровне коллективного бессознательного. То есть готовность воспринимать определенную информацию на веру. Скажем, в 90-е в СНГ легко строились финансовые пирамиды, потому что общество было внутренне готово воспринимать утверждение «деньги растут из денег» как аксиому. Ну и так далее — тут говорить и писать можно целую диссертацию 🙂

СТБ: Есть ли люди, подсознание которых — бастион для афериста? Неужели хороший аферист способен «кинуть» любого?

СГ: Думаю, что могут кинуть любого. Причем парадоксально: чем крепче считает себя человек, тем легче его кинуть. Потому что представление о «крепкости» в данном вопросе основано на наборе неких «непоколебимых» аксиом (например: никому не верю, все мошенники и т.п.), которые легко обходятся различными схемами, заточенными именно под такую «крепкость» (например, прозрачная афера, когда берут деньги якобы в управление при условии контроля со стороны клиента чуть ли не в реальном времени)

СТБ: Однажды обманутый мошенником человек никогда не обманется вновь?

СГ: Еще как обманется! Чтобы быть обманутым, нужно иметь в голове (пусть даже на уровне подсознания) определенный набор глупых аксиом (см. вопрос 1), а изжить эти аксиомы не возможно на личном опыте, поскольку они продиктованы коллективным подсознательным, то есть уровнем развития и состоянием общества.

СТБ: Почему людей не учат «разводы», однажды с ними уже приключившиеся?

СГ: См. предыдущий вопрос

СТБ: Вы утверждали, что умный лох — самая легкая жертва мошенника. Почему?

СГ: Потому что он находится на совершенно другой волне. Он мыслит на таком уровне абстракций, которые просто недоступны разводящему. Соответственно, и сама разводка строится на совершенно ином уровне, сниженном, так сказать. В результате умная жертва просто не замечает аферы, у него нет рецепторов в организме для того, чтобы адекватно реагировать.

СТБ: Чем обывателю защищаться от схем аферистов?

СГ: Созданием системы табу на уровне именно общественного бессознательного. Иными словами, государство, если бы оно было искренне заинтересовано в том, чтобы граждан его не разводили на деньги, должно бы было постоянно вести психологическую обработку населения на предмет выработки в нем внутреннего отторжения любого аферизма. Самое забавное, что привить нужно элементарнейшую аксиому: «Не возможно заработать денег на халяву». Так вот просто. Никакими форексами, никакими паевыми фондами, никакими сделками с недвижимостью.

СТБ: Почему в стране еще остались люди, которые ни разу в жизни не были обмануты мошенниками — ведь это, казалось бы, такое прибыльное и плевое дело — надуть лоха. Ведь все — потенциальные лохи, не так ли?

СГ: Не обмануты, потому что либо жизнь еще не свела, либо по тем или иным обстоятельствам в них развито внутреннее табуирование афер (см. выше про невозможность заработка на халяву).

СТБ: Приведите самые массовые виды афер, с которыми может столкнуться буквально каждый.

СГ: Ваучерная приватизация. Современная система банковского кредитования. «Быстрый кредит». Вся деятельность операторов мобильной связи. Миллионы ипотечных схем. Это — навскидку.

СТБ: Как эти схемы эволюционировали после эпохи наперсточников? Как изменилась психология жертв аферистов? Поумнели ли?

СГ: Никто не поумнел, конечно. Стали просто осторожнее. Наперсточники — это не афера, раз, и не массовое мошенничество, два. Это экзотика такая 🙂 В СНГ по ряду психологических причин афер нет практически в принципе на частном уровне (только на уровне государства). Другое дело — Америка. Я кстати, потому и пишу про аферы исключительно в Соединенных Штатах, поскольку население там идеально подходит для именно аферных разводок. В СНГ же есть только воровство — тупое и беспощадное 🙂

 

СТБ: Поведение мошенника. Подстраивается ли аферист под конкретный психотип своей жертвы, выбирая нужные приемы и схемы?

СГ: Это только в кино так бывает. В жизни никакой индивидуализации не происходит — это напрасная трата времени. Вспомните в моей книге: когда кавказские клоуны (во Введении) поняли, что не проходит театр, они мгновенно потеряли ко мне интерес и преспокойно удалились восвояси.

СТБ: Как это происходит — подсознательно, спланировано, возможно, в среде аферистов существует даже что-то вроде науки о том, как выбирать жертву.

СГ: Думаю, никто никого не выбирает. Просто расставляются сети и нужная рыба приходит сама. Кто не поддается разводке, проплывает мимо — охота еще на него время тратить 🙂

СТБ: Какие категории людей (пол, возраст, социальный статус, темперамент и т. д.) наиболее склонны доверять людям?

СГ: Абсолютно любые. Нет никаких закономерностей. И богатые и бедные, и флегматики, и холерики, и женщины, и мужчины, и старики, и дети.

СТБ: Какие люди — самые скептичные? Почему?

СГ: Да нет таких! Вот казалось бы: старики умудренные жизненным опытом должны быть самими стойкими к аферам. Между тем старики составили значительную часть жертв финансовых пирамид в СНГ в 90-е годы.

СТБ: Возможно ли отобрать некоторые возможности у аферистов законодательно? Как государство может защищать от бытовых афер? Где откровенные «дыры» в законодательстве?

СГ: Государство само является главным аферистом (что наше, что американское, что любое другое). Наше государство, конечно, самое беспредельное, но не потому что такое плохое, а потому, что народ самый дикий. Впрочем влетают все равно все и везде. Посмотрите: в Европе и США существуют страшные санкции за пирамидостроение и любые другие формы аферизма. И что же? Мейдофф в США, Кервиель во Франции. Какой размах (десятки миллиардов долларов), какой масштаб! Причем — все происходило ГОДАМИ прямо на глазах органов надзора 🙂

СТБ: Наперсточники отошли в прошлое. За какими аферами будущее?

СГ: Государственными.

СТБ: Новые технологии (интернет, высококачественные принтеры, мобильная связь) — какая их роль в новой эре аферизма? Как обезопасить себя от «компьютерных» разводов?

СГ: В интернете как раз разводом в разы меньше, чем в риаллайфе. Причина: априорно онлайн воспринимался на уровне коллективного бессознательного как экзотичная среда. Поэтому все быстро осознали: сеть опасна, сеть враждебна, сеть полна разводок, банковскими карточками платить нельзя и т.п. В таких условиях разводить гораздо сложнее. Ну и умные все в сети слишком 🙂

СТБ: Почему у случайного человека не получится провернуть некоторые аферы, а только у мошенника, который занимается этим «по призванию»? Какие личностные качества — залог успеха афериста?

СГ: Ох, море этих качеств. В основе — установка на обман. Это не так-то просто, потому что большинство, даже подавляющее большинство людей живут с «богом в душе». Для них обмануть — не так-то просто, существует множество внутренних табу. Нужно определенное воспитание, определенная национальная расовая и социальная среда, в которой бы выращивались ростки аферизма. Об этом, опять же, можно говорить часами 🙂 Для затравки лишь скажу, что предпосылками для выращивания аферизма служат такие идеи, прививаемые воспитанием в семье, как представление о собственной исключительности, противопоставление себя окружающему миру, окружающим народам, постоянное стимулирование оборонного сознания («все нас не любят, сынок, все хотят нам зла, но мы всех умнее») и т.п.

СТБ: Вас, выступающего в роли теоретика аферизма, все еще можно обмануть?

СГ: Легко 🙂

Сергей Голубицкий, Компьютерра

Читайте также: