Воры в тумане

Что стоит за последними громкими событиями в криминальном мире на постсоветском пространстве? Эксперты убеждены: мы присутствуем при закате некогда могущественного грузинского преступного сообщества.

 

Покушение на одного из столпов российского криминального мира Хасана Усояна, более известного как Дед Хасан, стало одним из самых громких событий последних недель. Новость попала на первые полосы газет и в новостные сводки практически всех телевизионных каналов.

Интернет заполнен самыми разнообразными, порой взаимоисключающими версиями случившегося. Мы попросили высказать свое мнение о причинах громкого покушения бывшего руководителя отдела этнической преступности столичного РУБОПа Рафаэля Эммияна.

ГРУЗИНСКИЕ ГОСТИ

— Рафаэль Эмильевич, что случилось с Дедом Хасаном? Чья пуля его укусила?

— Однозначный ответ на ваш вопрос дать сложно. Но, на мой взгляд, есть две равновероятных версии происшедшего. Убийство Япончика и покушение на Хасана — это либо дело рук грузинского криминалитета, либо игра российских спецслужб, акция, призванная сплотить против грузин всех остальных законников — в основном славян и армян. Но, я думаю, в любом случае этот выстрел станет последним звонком в многолетней истории грузинского криминального мира. Мы становимся свидетелями эпохального события — короли-львы джунглей российского преступного мира — грузинские воры в законе — покидают криминальную и политическую сцену нашей страны.

— А почему часть криминалитета и спецслужбы ополчились именно на грузин?

— Тут надо знать историю вопроса. Именно грузины романтизировали звание вора в законе и еще при советской власти подняли его на недосягаемую высоту у себя в республике. Но в традициях «правильного вора» всегда было идти против власти. Грузины же нарушили эту традицию, когда поняли, что власть со всеми ее составляющими приятнее многолетней полировки казенных нар. Помнишь, как прорывались к власти в Грузии Джаба Иоселиани, Тенгиз Китовани и прочие криминальные авторитеты? Они были уверены, что после получения независимости инвестиции бурной рекой потекут в Грузию. Но бурной рекой потекли только проблемы и неприятности. В итоге Грузия стала малоинтересной местным ворам в законе, они покинули скудное поле и отправились к тучным пастбищам — в Россию.

— А почему они так быстро нашли в России свою нишу? Своих воров, что ли, было мало?

— Свои-то были, но, в отличие от грузин, многие из них не вписались в крутой вираж истории. Они оставались бессребрениками, сидели по тюрьмам, придерживались старых воровских традиций, не сотрудничали с властью. Более прогрессивные воры-грузины меж собой называли воров-славян «деревенщиной, напичканной предрассудками». Кстати, точно такой же конфликт произошел в свое время и среди итальянских мафиозо старой и новой формации. И закончился он большой кровью. Так что пришельцы в России оказались очень даже востребованными… Это было самое начало «ревущих девяностых». Москва тогда напоминала постоянно извергающийся вулкан. Криминальные ОПГ росли как на дрожжах и энергично осваивали новые виды бизнеса. Шел бурный передел криминальных сфер влияния, и разногласия между солнцевскими, балашихинскими, подольскими, таганскими вспыхивали чуть не ежедневно. Разборки зачастую заканчивались смертоубийством. Правила игры не были выработаны, и если бы не было третейских судей — в лице тех же грузинских воров, — славянские бандюки просто перестреляли бы друг друга.

— Тогда стрельба и так шла чуть не каждый день…

— Без участия грузинских «законников» жертв было бы на порядок больше. Они, как могли, тушили все эти пожары. К тому же именно грузины продавили на всех уровнях открытие в Москве многочисленных казино, которые на много лет стали для них настоящим Эльдорадо. Тогда практически в каждой славянской группировке была пара-тройка грузинскихворов. Они, как никто другой, умели разруливать сложные ситуации. Но в определенный момент перед вызовом истории оказались бессильны даже они. И вот тогда свое веское слово сказали славянские воры…

— И что это был за вызов?

— Чеченцы.

ЯПОНЧИК ПРОТИВ ЧЕЧЕНЦЕВ

— А как чеченцы появились в столице?

— Внезапно. Самоуверенные и беспощадные чеченские ОПГ были напористы и даже многоопытных и изощренных грузин поставили в тупик. Чеченцы, как бульдозер, давили и плющили всех, кто встречался на их пути. Причем малоопытные бандюки-славяне сначала никак не могли взять в толк, по каким правилам играют пришельцы, и терпели от них одно поражение за другим.

— А по каким те действительно играли правилам?

— По правилам горских партизан. Спустились с гор и нагнули всех, кого смогли. Славян они опережали и переигрывали на каждом шагу. Какие-либо договоренности с кем бы то ни было они и в грош не ставили и использовали их только для того, чтобы во время переговоров перегруппировать свои силы и организовать нападение на конкурентов. Например, лидеры ОПГ договаривались о встрече с глазу на глаз, а чеченцы привозили на нее сотню человек и закатывали конкурента в пластик. «Стрелка», например, планировалась без оружия, а они приезжали вооруженными до зубов и устраивали врагам разлет попкорна.

Вычислив «тропы к водопою» славянских бандитов, они могли в любую секунду нанести им внеплановый визит. Они умудрились отметелить до полусмерти в одном из ресторанов на Бауманской весь личный состав таганской братвы, после чего таганская ОПГ на какое-то время вообще прекратила свое существование. Без малейших сожалений они отстреливали и грузинских воров, когда те пытались их хоть как-то вразумить. Так, например, был убит родной брат знаменитого Отари Квантришвили Амиран.

— А что у чеченцев не было своих воров в законе?

— Никогда. Вернее. Был когда-то один — Хусейн по кличке Слепой, из Балашихи, — но его, по-моему, сами чеченцы и задвинули. Все увещевания воров-грузин, что гармоничные отношения приносят больше пользы, чем пробитые черепа, они отметали в принципе. И грузины дрогнули и отступили под напором этих отморозков, предложив славянам самим разбираться с этой напастью. Славяне же были в замешательстве. В итоге чеченцы подмяли под себя львиную долю столичного бизнеса вообще. Тогда из Москвы в Чечню безнаказанно уходили колоссальные финансовые потоки.

Именно в тот период, особенно после истории с чеченскими авизо, на мой взгляд, и была заложена финансовая база под будущие незаконные вооруженные формирования, которые потом показали себя в обоих чеченских войнах. Тогда, в самый разгар чеченской криминальной оккупации, стало очевидно, что дальше так продолжаться не могло. Несмотря на то, что и МВД, и ФСБ тоже переживали не лучшие времена, кое-какой порох в пороховницах у них все-таки оставался.

И мириться с тем, что происходит в Москве и России, они не хотели. Презирающие какие-либо компромиссы чеченцы умудрились настроить против себя решительно всех. И в один знаковый для истории день наши шефы вместе с представителями других силовых структур впервые в истории совместного сосуществования оставили за дверью старые распри и собрали совместный консилиум по чеченской проблеме. Вот тогда-то, я подозреваю, и родилась мысль использовать плотно сидевшего на нарах Вячеслава Иванькова — Япончика.

На том саммите у каждого ведомства были свои креатуры. Причем наше ведомство было против Япончика, но ребята из ФСБ продавили-таки именно его кандидатуру. И, как потом выяснилось, не промахнулись. В ноябре 1991 года «выписывать» Иванькова из «отеля» в поселок Тулун Магаданской области отправился я и со мной несколько оперов — старших братьев из «Конторы глубокого бурения» (КГБ. — «Профиль»).

— В Тулуне все прошло как по маслу?

— Не совсем. Япончику суд «нарезал» неслабый срок — 14 лет. А так как Иваньков, едва переступив порог зоны, с ходу записался в «отрицалы», этот срок разбух еще на один год. И такую акулу — на свободу!

— Как реагировал он на ваше предложение?

— С превеликим трудом погасил свои эмоции. Было видно, что внутри у него все ликует. Тем не менее повел себя строго по понятиям — взял долгую паузу. По законам жанра, когда опера делают предложения уркаганам, они не дают им время для раздумий — это вам любой сыскарь подтвердит. Но тут случай был исключительный, и мы, помявшись для блезиру, пошли навстречу. Япончик держал паузу до последнего и дал согласие, когда мы уже направились к выходу. В Москву летели вместе.

— А как повел себя Япончик в столице?

— Превзошел самые смелые ожидания. Он вообще был парень дерзкий — именно на это, как я позже понял, и делали ставку. Недаром Япончика на зоне звали «ломом подпоясанный». Он сумел в предельно сжатые сроки объединить разрозненных славян и открыл на чеченцев настоящую охоту. Война свирепствовала два года, чеченских бандитов в Москве и области расстреливали на всех углах. Причем наводку на ключевых фигур чеченских ОПГ, как я понял, бандюкам давали мои «старшие братья» (так оперативники МВД называют своих коллег из ФСБ. — «Профиль») Так, например, был убит ключевой чеченский авторитет Николай Сулейманов по кличке Хоза. Договоренность у бандитов с братьями, насколько я понимаю, была простая: вы нам — наружку, адреса и явки, мы вам — хладный труп клиента. В конце концов чеченцев выбили из столицы. А вот грузинам почему-то простили их нейтралитет в этой русско-чеченской криминальной войне, и они вернули себе весь потерянный бизнес, включая практически все столичные казино, которые сами называли «золотым выменем».

— А как вел себя тогда Усоян?

— Достоверной информации у меня нет. Про осторожность Деда Хасана в криминальном мире России ходят легенды. О нем говорят, что он всегда смотрел в оба, прежде чем перейти улицу — сначала налево, потом направо, а потом еще и вокруг. Именно поэтому он и оставался столько лет бессменным генералом своей криминальной армии. Возможно, он еще тогда понял, что эра грузин обязательно закончится и, не обрывая старых связей, стал тихо дрейфовать в сторону славянских воров.

ГРУЗИНСКИЕ ГОСТИ-2

— Вы сказали, что чеченцы вбили первый гвоздь в гроб грузинского криминалитета в России, а кто вбил второй?

— Как ни странно, Михаил Саакашвили. В первое время он у себя на родине открыл на воров настоящую охоту. В результате многие из тех, кто еще оставался в Грузии, перебрались в Россию. Журналисты еще острили, что Грузия стала крупнейшим поставщиком воров. Но выдавил Саакашвили далеко не всех — часть оставил в покое.

— И что потребовал взамен — лояльности?

— Не только. Он не хотел терять связь с эмигрировавшими в Россию авторитетами. Насколько я понимаю, договоренность была такая: качайте капиталы из России и размещайте их на выгодных условиях в Грузии. Таким образом Саакашвили убивал сразу трех зайцев.

— Грузинским ворам идея понравилась?

— Да. Тем более что какое-то время Саакашвили слово свое держал. В итоге на российские деньги, перекачанные по грузинским криминальным каналам, было отстроено все Аджарское побережье, которое сами воры стали называть «пенсионом для блатных в отставке». А грузинские законники просто помешаны на мысли о том, чтобы после бурной молодости встретить старость на берегу моря, под присмотром врачей и рядом друг с другом. Но эту идиллию испортили российские власти и вспыхнувшая война в Осетии.

— И каким же образом?

— По моим сведениям, Кремль потребовал от грузинских воров некоей отдачи от безжалостного доения теневого российского бизнеса — в первую очередь казино.

— В каком виде?

— Угадай с одного раза.

— Помочь убрать Саакашвили. И как отреагировал грузины?

— Попросили время и деньги для подготовки переворота. Денег им никто не дал — берите с казино, а подождать согласились.

— И что было дальше?

— Дальше ты знаешь: опереточная оппозиция, клоунада возле администрации президента и никакого намека на реальную революцию. Тот же Тариэл Ониани, через которого перекачивались капиталы из России в Грузию для революции, не только не спонсировал оппозицию, но и дружил с самим Саакашвили.

— Но ни одна власть не потерпит, чтобы ее водили за нос. Они что, думали, что Россия проглотит это?

— Но проглатывали же, когда чеченские коммерсанты, построившие свой бизнес в России, финансировали чеченских боевиков. Такое бывает и в политике, и в жизни. А потом, мне кажется, что Саакашвили сообщил им, что в его же обещания о неприкосновенности капиталов в Аджарии могут быть внесены некие корректировки. Хотите сохранить вложенные в Грузию деньги? Им просто некуда было деваться.

— Это все вам в Кремле лично рассказали, за зубчатыми стенами?

— Нет, свои люди из-за окошек с решетками.

СОЧИНСКИЙ КРИЗИС

— Но вернемся к Деду Хасану. А он принимал какое-то участие в «грузинском проекте»?

— Нет. Во-первых, в силу своей природной осторожности. Во-вторых, он все-таки ассириец (по другим данным, курд. — «Профиль»), а не грузин. Ну и так далее. Он засветился позже — в Сочи, ког-да теснимые по всем фронтам грузины решили освоить этот город. Постаревшего авторитета, как я полагаю, использовали для разрешения сочинского криминального кризиса.

— А был такой кризис?

— Статус этой традиционной вотчины преступного мира в последнее время решительно поменялся, и ты знаешь, почему. В преддверии Олимпиады и в процессе строительства город решено зачистить от криминалитета. Задача непростая, но выполнимая. И в «конторе» совершенно логично предположили, что лучше всего с ней справился бы… Правильно, все тот же Иваньков. Но, похоже, кураторы Япончика предположили, что одному ему сочинский воз не вывезти. Надо ведь было не только грузин бортануть, но еще и местных армянских воров на свою сторону переманить. И поэтому в сочинском деле компанию Япончику составил Дед Хасан. Это, пожалуй, был единственный случай в его жизни, когда проблема выбора встала перед ним с такой остротой.

— А откуда возник вдруг армянский фактор?

— Во-первых, в Сочи позиции у армянских воров всегда были сильнее, чем у грузин. Во-вторых, кураторы сочинского проекта, судя по всему, неплохо знали историю криминальных войн. Между армянскими, курдскими и грузинскими ворами существуют давние счеты. И пули, выпущенные в Хасана и Япончика, возможно, прилетели из кровавого криминального прошлого.

— А журналисты говорят, всему виной территория бывшего «Черкизона»…

— Слушай, могли бы придумать что-нибудь поэкзотичней. У меня есть информация, что люди Хасана контролировали в Москве выпуск контрафактной видеопродукции, поставку в Россию безакцизной кавказской водки и подпольные цеха рыбной нарезки. А о его связях в строительном мире я вообще не слышал ничего и никогда.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

— Правда ли, что после покушения на Деда Хасана начнутся новые криминальные войны?

— Да не будет ничего! Таро Ониани за все хорошее, скорее всего, окунут в «Белый лебедь» (одна из российских «пожизненных» зон, известная своим суровым режимом. — «Профиль»). Рубикон уже перейден. Вслед за Таро другие грузинские воры в законе полетят с насиженных мест.

— И куда же они денутся?

— Часть действительно осядет в Аджарии. Некоторые эмигрируют в Чехию, Словакию и Германию. Но в Восточной Европе криминальный бал исторически правят турки, албанцы и чеченцы. В Германии — итальянцы. Так что участь новичков незавидна — им, скорее всего, придется выступать на криминальных подтанцовках у других этнических группировок. Освободившиеся грузинские ниши займут воры-армяне, абхазы и осетины.

Какая-то часть грузинских ОПГ, оставшаяся в России, деградирует до банального гопничества. Ты думаешь, с чего это вдруг столицу заполонили сотни грузинских воров-барсеточников? Ты считаешь, что это прибыльная работа — носиться по городу с задранными хвостами, гопничать, шарахаться от каждого милиционера в форме? Уверяю тебя — сплошные нервы. Это говорит только о том, что грузинское преступное сообщество пошло вразнос. Поставь-ка себя на их место. Врагу не пожелаешь. Вспомни, как улепетывающие от погони барсеточники-грузины протаранили на МКАД две иномарки, заботливо выставленные на их пути гаишниками? Да от таких переживаний можно инсульт схлопотать! Вот попробуй сам ради интереса…

— Спасибо, в другой раз. Так откуда они все же появились?

— Да просто те, кто раньше рулил казино и метал «зелень» направо и налево, теперь остались и без казино, и без «зелени». Так что мы сейчас присутствуем при закате некогда всесильной и живучей, как итальянская мафия, грузинской организованной преступности. На сегодня все карты жизни грузинских воров в законе легли крайне неудачно. Войдя в большую политику, они угодили во все капканы, которые судьба расставила на их пути. И в итоге стали аутсайдерами как в большой политике, так и в большом криминале, и власть сейчас смахивает их со стола. А стрельба по тем, кто остался в фаворе у власти, — предсмертная агония некогда всесильного криминального сообщества.

Игорь Моисеев, Россия, журнал «Профиль»

 

Читайте также: