Россия в наркотическом угаре. В Украине – не лучше (+фоторепортаж)

Ни в какие периоды российской истории наркомания и наркобизнес не имели такого распространения, как в последние три-четыре десятилетия. Но если управленческая элита в российского государства, похоже, осознала масштабы трагедии и предпринимает меры по ее локализации, то в Украине об этом власти предпочитают молчать. Какие уроки мы извлечем из беды соседей?

…Проблема имеет три проекции: медицинскую, социальную и криминальную. Разрушение психики, ценностных ориентиров, личностная деградация — неизбежное и необратимое последствие для нравственного и физического здоровья человека. Немедицинское потребление наркотиков существенно ограничивает продолжительность жизни: от первого знакомства с дурманом до кладбищенского холмика проходит не более 5 лет.

Наркоман показывает использованные шприцы в пункте обмена шприцов

Ежегодно российское общество от передозировки теряет 30 тысяч человек, в основном молодых, в то время как во всей Европе при несопоставимо бόльшей совокупной численности населения летальность от наркотиков втрое меньше, чем в России, и составляет 10 тысяч в год.

Если суммировать смертность от наркотиков с другими бессмысленными потерями российского населения, в частности, ДТП — в которых ежегодно погибает около 24 тысяч, от алкогольного отравления — около 40 тысяч, от суицида — 60 тысяч, это значит, что и без того кризисный демографический потенциал государства ежегодно претерпевает — неестественную! — убыль в 154 тысячи сограждан. Это ли не угроза национальной безопасности?!

По мнению врачебного сообщества, даже прошедшие курс лечения от наркозависимости, во-первых, от неё избавляются не стопроцентно (излечивается не более 5% без гарантии ремиссии), а, во-вторых, даже если пациент силой воли укротил в себе пагубную страсть, наступившие изменения в организме не исчезают. Наркоманы, алкоголики рано становятся инвалидами. В этом случае нет справедливости в том, что общество принимает на себя нагрузку по социальным гарантиям для граждан, получивших статус инвалида по своей воле, через наркотики.

Не секрет, что многим женщинам, принимающим наркотики, приходится заниматься проституцией, чтобы заработать деньги на героин.

Проститутка ждет клиентов на улице в пригороде Санкт-Петербурга

Наркоманы не способны к передаче здорового генокода будущим поколениям. Около 37% наркоманов — носители ВИЧ-инфекции, приобретенной через инъекции общими шприцами (это только выявленные данные). «Эстафету» заболевания известными путями передают дальше, чем и создают новое направление смертности.

Наркозависимый, будь он солдат с оружием в руках или пилот воздушного судна, шахтер в забое, оператор центра управления сложными системами жизнеобеспечения (АЭС, ГЭС) и опасными производствами — это далеко не все примеры, но они дают представление, как кратно возрастает потенциальный риск ошибки, совершённой работником в неадекватном сознании.

С 1990 г. уже к началу 2000 г. нелекарственное потребление наркотиков в России увеличилось в 20 раз и продолжило расти.

На заседании Совета Безопасности РФ 8 сентября 2009 г. отмечено, что с 2000г. число наркоманов увеличилось ещё на 60% и сейчас составляет 2-2,5 млн. В июне текущего года МВД России подтвердило цифру: 2,5 млн. россиян «сидят на игле» то есть на каждую сотню граждан страны приходится почти 2 наркомана .

Для инъекций уже не используются традиционные вены на сгибах локтей. Наркоманы стараются спрятать следы от уколов.

В контексте нашего обсуждения любопытны и другие цифры официальных документов. Цитирую: «…реальная численность потребителей наркотиков в стране превышает официальную в 8 −10 раз. < …> и составляет 5,99 млн. человек, из них 1,87 млн. человек — это подростки и молодежь в возрасте до 24 лет». Конец цитаты, взятой из Постановления Правительства РФ от 13 сентября 2005 г. № 561. Всего 5 лет назад (!), а такие расхождения в статистике (2,5 млн. против почти 6 млн.). Это говорит о том, что проблема существует не одно десятилетие, а реальной картины пока что никто толком не знает.

в пункте обмена шприцов

90% состоящих на учёте наркоманов зависимы от самых тяжелых наркотиков-опиатов (героина и дезоморфина — синтетического аналога, который в 15 раз токсичнее природного).

По данным ФСНК России, сегодня каждый двадцатый школьник употребляет наркотики . Независимые источники приводят более страшные цифры: каждый пятый российский школьник знаком с наркотиками. Детское население наиболее подвержено риску зависимости.

Так как самому поставить укол под мышку проблематично, наркоману делают его другие.

Некомфортная информация. Кажется, что нас это не коснётся. Увы!.. Любой — на улице, в сквере, в подъезде своего дома — может стать жертвой наркомана, одержимого целью добыть средства на спасительную дозу. Это происходит! Наших детей могут «угостить» на школьной перемене или в студенческой курилке. Это тоже происходит! Любой ночной клуб, ночная дискотека обслуживаются наркодиллерами. 70% опрошенных впервые попробовали дурман именно в школах и местах развлечения.

Экспертами НААФ проанализирован сегмент преступности, связанной с наркотиками, и соответствующая ей судебная практика. Выводы показывают: несмотря на то, что правоохранительные органы проводят наступательные операции, положение из года в год усугубляется в математической прогрессии. Динамика такова: в 1990 г. зарегистрировано 16255 преступлений, связанных с наркотиками. За двадцать лет их число возросло в 14 раз. Замечу, что вся зарегистрированная преступность за тот же период выросла в 1,8 раза.

Из более чем 15 млн. зарегистрированных в 2006-2010 гг. преступлений, каждое четырнадцатое связано с наркотиками (1 млн.33 тыс.). 70% наркопреступлений — тяжкие и особо тяжкие, две трети (или 660,4 тыс.) совершены в крупном и особо крупном размере.

По оперативным данным МВД (на июнь 2010г.), поставкой и сбытом наркотиков на территории России занимаются 350 организованных преступных групп. За указанный период по оконченным уголовным делам изъяты 222 тонны наркотиков и психотропных средств.

В структуре зарегистрированных уголовных дел менее одного процента составляют дела о контрабанде наркотиков, хотя все тяжёлые наркотики поступают из-за рубежа.

«Один из основных видов деятельности организованных преступных групп и самый крупный источник доходов < …> наркоторговля, от которой получают в год от 300 до 500 млрд. долларов. < …> Получаемые прибыли соперничают даже с ВВП некоторых стран, создавая угрозу для государственной власти, экономического развития и верховенства права ». Это констатация, содержащаяся в Докладе группы высокого уровня ООН.

Самый крупный монополист в производстве опиатов — Афганистан, поставляет на мировой рынок более 90% героина. По данным ФСНК России, «в 2009 г. в Афганистане было изготовлено в два раза больше наркотиков, чем 10 лет назад производил весь мир». Основной объём направляется в Западную Европу и Россию. На Россию приходится наибольший потребительский объём опиатов, около 70 тонн, что обеспечивает наркогруппировкам доход от 13 до 15 млрд. долларов в год.

Специфика наркопреступности такова, что её непосредственные жертвы (потребители) становятся таковыми добровольно. Поэтому главнейшей задачей гражданского общества, власти и специальных институтов государства является бескомпромиссная негативная оценка не только распространения наркотиков, но и потребления!

Поле этой деятельности скрыто, оно находится в психологии человека, его отношении к окружающему миру. Когда организм поражён зависимостью, то поведенческие факторы формирует не разум, а физиология, постоянно посылающая запрос на стимуляторы. Влиять на эту зависимость можно только совокупным усилием медицинского содержания и культурно-нравственными установками, которые исходят от окружающей среды. О её чистоте обязаны заботиться и граждане, и все виды власти — от первой до четвертой.

…Необходимо вводить обязательное с определённой периодичностью тестирование на наркотики школьников и работников образовательных учреждений (всех — от технички до директора); студентов, преподавателей и представителей др. профессий; получателей тех или иных прав и статусов. Общество находится в такой ситуации, когда тестирование на наркозависимость уже нельзя связывать с личным согласием (или несогласием) лица на прохождение этой процедуры (как на том настаивает правозащитная общественность), поскольку не выявленный наркоман опасен для окружающих.

Необходимо развивать систему специализированных учреждений медицинской помощи, профилактики и реабилитации наркозависимых. Сегодня мы к этому не готовы.

Олег Зыков, член Общественной палаты Российской Федерации, президент Фонда «Нет алкоголизму и наркомании!»: «…Наркология — это профессиональная отрасль, которой должны заниматься профессионалы. Мы создали концепцию реформы наркологии. По имеющейся информации, Минздрав пытается заблокировать даже обсуждение этой концепции. Они хотят остаться в неизменной ситуации этой уродливой наркологии.

При этом гигантские деньги вкладываются в формальную наркологию. К кому это имеет отношение? Точно, не к больным. Кроме лишения их определённых прав: гражданских, трудовых. Реабилитационных ресурсов никаких. На этом фоне, конечно, развилась коммерческая наркология, у которой только два лозунга: обмануть и обобрать, ничего другого нет. На руинах наркологии появились не только сектанты, но и криминальные реабилитационные центры.

Вы ходите по Москве и видите рекламу „Преображение России“. По их собственному заявлению, это порядка 700 или 800 центров. Может, никто из вас не задумывался. В Общественную палату поступили материалы, свидетельствующие, что эти центры созданы криминальными структурами, где используется бесплатный рабский труд алкоголиков, наркоманов, людей, вышедших из колоний. Безнравственно говорить о том, что мы не должны заниматься социализацией этих людей, поскольку они сами спились, сами виноваты, мы не будем ими заниматься. Если не будем заниматься мы, криминал будет заниматься, что и делает вполне системно. 700 центров в России! Вообще их никто даже не замечает. Никаких стандартов на реабилитацию не существует. И что происходит? Криминальные структуры наживаются на рабском труде на наших глазах. Тысячи людей работают на криминальные сообщества. Это — „наркологическая помощь“ в нашей стране!..»

P.S.Причины, по которым наркомания приняла такие масштабы, прочно связаны с изменениями, происходившими в стране в перестроечный и постперестроечный период, когда менялась система ценностей, миллионы людей утратили перспективу и жизненную опору в общественной жизни, а многие — и в семьях.

Наркоманы у себя дома готовят героин для инъекций, 18 октября 2007 года, Санкт-Петербург.

Не сработала инерция рассчитывать на помощь государства: оно и само находилось в полураспаде. Молодёжи навязан стереотип ущербности отечественной истории, культуры и собственного народа, предложен новый стиль движения к успеху, который выплеснулся с экранов как образец отношения к жизни: никаких обязательств, никакой морали, свобода во всём, только удовольствия!..

ПОДРОБНО О ПРОБЛЕМЕ:
«Незаконный оборот наркотиков. Угроза национальной безопасности России» — конференция с таким названием проведена 4 октября 2010 года под эгидой Комитета Государственной Думы РФ по безопасности; Национального Антикриминального и Антитеррористического Фонда; 119 человек, представлявших федеральные и региональные органы законодательной и исполнительной власти России, образовательные и научные учреждения, экспертное сообщество, общественные организации, исследующее современные вызовы и угрозы национальной безопасности обсудили проблемы наркотизации России. Полный текст предлагаемого отчета, который раскрывает содержание выступлений, ход дискуссии, разнообразие точек зрения на проблему и рекомендации по противодействию этой угрозе, можно прочесть здесь: www.crime.vl.ru/.

В  фоторепортаже представлены фотографии Лорены Рос (Lorena Ros), сделанные в Санкт-Петербурге в октябре 2007 года, в рамках своего проекта "Героин в России".

Смотрите также фоторепортаж : Наркоманы: призрачное «счастье»

Отчет подготовила Л.Н.Коренева, Владивостокский центр исследования организованной преступности


 

Фотограф Лорена Рос (Lorena Ros) родилась в Барселоне в 1975 году. Получила степень в области гуманитарных наук и литературы в университете Помпеу Фабра,  аспирантуру по фотожурналистике в Лондонском колледже печати. 

Вскоре она начала работать над своим первым проектом о нелегальных иммигрантх в Испании (2001 WorldPressPhoto ). Имеет несколько наград, на World Press Photo, Care International.

С тех пор работает для различных журналов и организаций по гуманитарным вопросам.

В настоящее время она живет в Бруклине, Нью-Йорк.

Читайте также: