Преступность Одессы: этапы большого пути

Бандитизм сопутствует любому государству, любой власти. С первых лет возникновения Одессы она погрязла в мошенничестве при строительстве как города, так и порта. Известно резонансное убийство во времена правления Дерибаса Косоглу — председателя греческой общины Одессы, который был ограблен и убит другим греком — Беломорским. Позже город стал центром международного мошенничества (братья Гофман, Мищиц, Сонька Золотая Ручка и другие)…

В предвоенную эпоху 1914 г. возникли банды Мишки Япончика, Григория Котовского, Фройма Грача и др., которые с успехом грабили состоятельных людей Одессы.

Годы революции вызвали всплеск в Одессе вооруженного организованного бандитизма. Это относится и к банде Струка, отдельных отрядов добровольцев, а также отдельных частей Махно, Петлюры и красногвардейцев, безжалостно грабивших жителей Одессы. Послереволюционная Одесса славилась своими известными уркаганами, особенно прославившимся в предвоенную эпоху, такими, как Дядя Ешта, Пионер, Жокей и др.

Послевоенная Одесса 45-50-х годов славилась вспышкой бандитизма и борьбой маршала Советского Союза Г. К. Жукова с бандитами. Сталинские лагеря характеризовались своей беспощадностью, насилием бандитов и уголовников над политическими заключенными. Проводились также политические чистки, репрессии.

Так, в эпоху Сталина были проведены массовые аресты работников торговли, которые были приговорены к разным срокам заключения. В настоящее время этих людей называли бы удачливыми предпринимателями. Во время сталинизма, особенно в послевоенный период, уголовники распоясались. Вернувшиеся с войны и вооруженные, выпущенные из лагерей бандиты возобновили свой бандитский промысел.

В этот период в Одессе действуют банды Дяди Ешты, Пионера, Жокея и др. Особенность этого периода заключается в том, что бандиты грабили преимущественно бедных людей или людей среднего достатка, так как богатых в тот период не было. В это время появились организованные банды, которые вели борьбу не на жизнь, а на смерть, с правоохранительными органами, особенно с милицией. Бандитов, влияющих на экономику и политику страны, не было, а банды были.

В Одессе в 1947 г. прогремело резонансное дело — организованное нападение бандитов на инкассаторов. Одесские бандиты в тот период работали тихо, контролируя подпольных предпринимателей и всякое мелкое жулье. Советская власть и органы прокуратуры и суда воздерживались от обвинения и приговоров по бандитизму.

Во времена Н. С. Хрущева в период так называемой «хрущевской оттепели» бандиты стали «крышевать» уже начавшееся в тот период воровство колхозной и совхозной собственности, а также государственной собственности. Амнистия Хрущева дала резкий всплеск бандитизма во всем СССР, но особенно — в Одессе. Это приводило к усилению работы Одесского уголовного розыска, возглавляемого полковниками Павловым и Курляндом.

Брежневский застой, коррумпированность власти привела к новой форме борьбы с криминалом. Оказались ненужными в руководстве правоохранительных и силовых ведомств те, кто твердо стоял на позиции социалистической законности. Брежневская власть избавлялась на местах от тех, кто мог помешать растаскиванию государственной собственности. В руководство ведомств стали внедряться люди, от которых требовалось только одно — верность режиму, остальных постепенно снимали с должностей. В связи с этим на начало 90-х годов приходится рассвет классического бандитизма.

Это было время бандитских сборищ, появления бандитских «общаков». Принадлежность к группировкам не то что не скрывалась, а даже демонстрировалась: спортивные костюмы, крутящиеся на пальцах четки и т. д. Системный рэкет охватил все сферы новой экономики: от приватизированных заводов до бабулек, торгующих сигаретами.

Бандитизм даже дублировал своей структурой административное устройство страны: были бандитские группировки поселковые, районные, областные; видимо, были и федеральные. Попытки обычных уголовников взять свою долю в большинстве случаев успеха не имели. Они вытеснялись из дела менее пьющими и лучше организованными спортсменами. Да и коммерсанты предпочитали платить фиксированную дань нормальной крыше, чем разбираться всякий раз с пьяной шпаной.

Появились новые русские милиционеры и прокуроры: золотые цепи, печатки, иномарки. Усилился кавказский акцент. Демонстрация материального успеха, стократно превышающего нормальные милицейские и прокурорские возможности, теперь имела важный практический смысл — клиенту давали понять: «Я свой парень. Со мной можно дела делать». По замыслу младшего Гайдара, Россию должны были спасти богатые люди. Где ж их взять?

Предприниматели, разбогатевшие на выпуске конкурентоспособной продукции, — это и сейчас мечта идиота. Вот и получилось, что бандитизм в форме системного рэкета стал локомотивом экономической реформы как один из наиболее простых и быстрых способов накопления капитала. Тем более, что наиболее умные и образованные бандиты уже тогда понимали: такой кайф вечно продолжаться не может, и принимали меры к легализации, создавая различные коммерческие структуры.

В этот период в Одессе появляются организованные преступные группировки Карабаса, Киселя, Стаса, Кацапа и многие другие, которые «крышуют» бизнес, беря для своих целей «десятину», т. е. 10 % от прибыли. В это же время милиция стала чрезвычайно коррумпированной и начала наряду с бандитами «крышевать» угодных и уничтожать неугодных предпринимателей. В Одессе появился термин «бандиты с погонами и табельным оружием».

Одесса меньше всего испытала коррумпированный бандитизм, потому что во главе одесских милицейских органов стояли честные генералы — Григоренко, Епур, Ивушкин, Кирницкий и др. С их помощью в правоохранительных системах было немного коррумпированных чиновников. Большую роль в истории одесского бандитизма сыграли начальники одесских УБОПов — полковники Филиппов и Романовский. Они были честными правоохранителями, и раскрываемость преступлений при них была высокой.

В этот же период в судебные органы попадают многие не совсем честные юристы. Поэтому многие преступники, задержанные милицией, оправдывались в суде. Правда, в Одессе это явление имело место в значительно меньшей степени, чем в других городах СССР, потому что во главе судов стояли честные, высокообразованные юристы, такие, как Коваль, Личман и др.

К сожалению, доля оправдательных приговоров в судах Украины очень незначительная — в десятки раз ниже, чем в любой цивилизованной стране. Государственный бандитизм безжалостен. Он не намерен давать гражданам шанс на сопротивление. Процесс замещения бандитских «крыш» на милицейские, прокурорские и административные «крыши» начался еще в период правления Ельцина.

Государственный бандитизм оказался гораздо эффективнее, чем классический. Любой предприниматель, получающий доходы не из бюджета, попадает в сети чудовищных законов, выполнив которые, он бы не получил никакого дохода вообще. Поэтому он должен был нарушать законы и платить контролерам. Поэтому, с нашей точки зрения, любое усиление контроля над чем бы то ни было означает только одно — обогащение тех, кто контролирует.

Сейчас создаются всякие благотворительные фонды, куда предприниматель должен добровольно, если хочет выжить, вносить деньги. Так, например, начальник Одесской инспекции по контролю качества лекарственных препаратов В. Решетняк организовал «яму» " Семейный доктор«, куда все аптеки города и области должны были вносить деньги. Это было заключение договора с односторонней выгодой.

Чтобы разоблачить такие подставные «ямы», должны быть в высшей степени профессиональные работники правоохранительных органов, кропотливая работа, систематическое отслеживание преступной деятельности с применением всех современных технических средств. Самое главное — для того, чтобы этим заниматься, необходима единая воля людей и государства, направленная на подавление государственного бандитизма. Ничего этого, конечно, нет. Есть жуткий страх обывателя от своей незащищенности. Сложилось взаимовыгодное мирное существование криминалитета, части предпринимателей и чиновников силовых ведомств, которые становились миллионерами и получали звания генералов.

Вот почему в Украине и в той же Одессе имеется огромное количество олигархов. Задержанные бандиты быстро выкупались на свободу и продолжали свою преступную деятельность. Успешная работа правоохранителей не становилась залогом карьерного роста, а наоборот, была опасной для жизни.

Это был последний акт трагедии нашей милиции, которая видела бесперспективность своей тяжелой и опасной работы. Многие из них покинули органы и перешли на гражданскую работу. Другие, как это показано в кинофильме «Белая стрела», а также «Брат-2», переходили на индивидуальную борьбу с бандитизмом, на индивидуальный отстрел криминальных авторитетов, что с их точки зрения было единственным способом их милицейской деятельности.

Авторы: В.Файтельберг-Бланк, академик; Е.Игнатенко; Одесса, Порто-франко

Читайте также: