Anonymous и революции. Как сетевое движение анонимов свергает правительства

Нравится это кому-то или нет, но мир вступил в информационную эпоху, когда никто уже не может эффективно контролировать потоки данных. Какими бы ни были цели ограничения обмена информацией (политическая цензура, копирайт или охрана патентов) – на сегодняшнем этапе развития интернета они уже не будут работать эффективно. Стихийная «стая» пользователей сильнее любых барьеров.

Последние события в Тунисе и Египте показали, какое влияние оказывают сегодня на гражданскую активность интернет в целом и хактивизм в частности. Хактивизм (hacktivism) – нелегальное использование сетевых технологий для достижения каких-то политических целей – существует так же давно, как и сам интернет. Но только в последние годы благодаря группе Anonymous (анонимы, анонимусы) это движение получило широкую огласку и известность.

Anonymous – это массовый политический активизм, от случая к случаю набирающий обороты и собирающий под своим знаменем разных участников (не всегда одних и тех же). Очень уместно сравнение анонимов со стаей птиц: их объединяет лишь общее направление движения, а не организационная структура, – и в любой момент кто-то может присоединиться, отколоться, или сменить курс. Но стая, тем не менее, остаётся достаточно многочисленной, чтобы иметь довольно-таки серьёзную силу и влияние, что и показали события последних лет.

Движение анонимов является принципиально новым феноменом, отличным от всего, что мы видели в XX веке. Подчёркнутая стихийность и дезорганизованность (у них нету даже единого координационного центра – акции собираются на самых разных имиджбордах, форумах, социальные сетях, в Twitter и так далее), тем не менее, не мешает их эффективному действию.

Эффективность заключается в том, что, в отличие от стихийных политических акций в оффлайне, под свои знамёна в каждом определённом случае им удаётся стягивать силы со всего мира.

Активизм анонимусов сначала не был политическим, и они преследовали лишь своих конкретных «врагов» – критиков анонимного доступа к сети и интернет-цензоров. Позже их заинтересовали вопросы общественной значимости, напрямую их не затрагивающие: скажем, поиск и сдача полиции совратителя малолетних Криса Форкана; или их выступления против коррупции в церкви Сайентологии.

Первыми примерами сугубо политического активизма анонимов были их акции против отдельных людей и организаций – например, они «вывели» из эфира ультраправую радиостанцию Hal Turner. Наконец, на уровень борьбы против целых правящих режимов они вышли во время протестов, развернувшихся в Иране после президентских выборов 2009-го года.

Тогда правительство Ахмадинежада жестко подавляло народные выступления, протестующие против фальсификации результатов выборов, – при этом пытаясь скрыть это от мировой общественности, резко ограничив объём информации, поступающей из страны.

Анонимы тут же «подняли» сайт для поддержки иранцев, где помогали им обходить интернет-фильтры, оставаться инкогнито для властей, а также выкладывать информацию о происходящих событиях в интернет. Во многом именно благодаря их работе мир узнал о жестокости политики этого режима, и на президента Ирана обрушилась волна критики со стороны международного сообщества.

Другое значимое выступление в том же году – атаки против австралийского правительства (в частности, на три дня был выведен из строя сайт парламента) и организаций по контролю в информационной сфере. Планы введения интернет-цензуры на уровне провайдеров анонимы посчитали явным нарушением их гражданских свобод. В итоге по стране прошла волна протестов, и эти предложения не были приняты парламентом.

Ещё большую роль анонимы сыграли во время недавних протестов в Тунисе. В знак солидарности с митингующими они провели серию DDoS-атак, в результате которых были выведены из строя 8 государственных сайтов и практически парализована агитационная машина тогдашнего правительства в интернете. Более того, им удалось изменить даже главную страницу сайта правительства, «расписавшись» в своих действиях и пригрозив другим режимам, которые они считали репрессивными и ограничивающими свободу слова.

Также анонимы отметились и во время недавних акций протеста в Египте, выведя из строя государственную агитационную машину – сайты Министерства Информации и правящей партии Хосни Мубарака. Более того, сейчас они готовят акции против правительств Ирана, Италии, Алжира и Йемена, и вскоре мы увидим, как будут развиваться ситуация в этих странах.

Для меня как для участника пиратского движения важно, что анонимы близки нам и практически, и идеологически. Цели движений всегда пересекались, что выливалось в конкретное сотрудничество. Например, сайт в поддержку иранской оппозиции в 2009-ом году создался при помощи The Pirate Bay, хостился у них и рекламировался именно через этот популярный торрент-трекер.

Анонимы и сами неоднократно выступали в поддержку пиратского движения, успешно атакуя сайты наиболее ярых противников свободного обмена информацией, что парализовало сайты крупнейших лейблов и таких организаций, как RIAA. Также они оказали активную поддержку движению Wikileaks: в частности анонимы «заморозили» сайты Visa и MasterCard в ответ на то, что эти системы перестали принимать платежи в адрес скандального сайта.

Но главное в том, что и пираты, и анонимы признают один очевидный факт: нравится это кому-то или нет, но мир вступил в информационную эпоху, когда никто уже не может эффективно контролировать потоки данных. Какими бы ни были цели ограничения обмена информацией (политическая цензура, копирайт или охрана патентов) – на сегодняшнем этапе развития интернета они уже не будут работать эффективно. Стихийная «стая» пользователей сильнее любых барьеров.

Автор: Илья Кравцов, SLON.ru

Читайте также: