В КГБ СССР. Окончание

…И это – советский человек, офицер, чекист, наконец — коммунист!.. Причём слухи о партийце-каннибале уже докатились до Комитета партийного контроля в Москве, и там так возмутились, что без согласования с КГБ послали на остров своего наделённого особыми полномочиями Инспектора…

Окончание, начало читайте по ссылке -> В КГБ СССР

***

ПЕРВЫЙ изумился:

— Директор ЦРУ?!. Не может быть… Никогда не давал санкции на его вербовку… А где 11-й, наш резидент в США?..

11-го нигде не было видно. Кто-то услужливо подсказал, что перед самым партсобранием видел 11-го в буфете рахзведуправления — он стоял в самом конце длиннючей очереди за «борожоми»…

— Привести! – скомандовал Первый сердито. Из задних рядов кто-то вскочил и бросился исполнять указание.

В ожидании 11-го перешли к третьему пункту повестки. Снова взошёл на трибуну ПЕРВЫЙ, и, разложив перед собою бумаги, сообщил для начала, что в партбюро за истекший период поступило немало жалоб и заявлений, требующих своего обсуждения на данном собрании.

Первой обсудили писульку 235-го (начальник Генштаба в крошечной африканской республике). Товарища заело то, что у себя в джунглях он имел звание генерал-майора, в то время как в советской разведке его никак не хотели поднять выше капитанских звёздочек, что было явной дискриминацией его хоть и маленького, но гордого и свободолюбивого народа, мужественно борющегося с мировым империализмом и неоколониализмом.

«Дайте хотя бы «подполковника», иначе обижусь!» — разюмировал 235-й. После краткого обсуждения постановили: присвоить ему звание генерал-лейтенанта страны пребывания, а будет попрошайничать и демагогию разводить — отправят в не-почётную отставку, и в своём африканском Генштабе он сможет работать после этого разве что дворником.

Затем было зачитано заявление 186-го (резидент в Ницце). В связи с резко пошатнувшимся в последнее время здоровьем он просил срочно выделить ему профсоюзную путёвку в крымский пансионат. «В печёнках уж у меня эта буржуйская Ницца!.. Хочу хотя бы ненадолго отдохнуть душою и телом в милом Отечестве, на привычном с детства крымском бережку!» — скулил 186-й. Эту просьбу тоже отклонили.

 Он там, у себя в Ницце, с жиру бесится, а, скажем, тот же 192-й (резидент в Гренландии) вообще по полгода яркого Солнца не видит, и зимует во льдах, не снимая ни на миг шапки-ушанки, шубы и валенок, в обнимку с тюленями, — но ничего ведь, не плачет!.. Да и нет сейчас свободных профсоюзных путёвок, по ним в основном только руководство разведывательного управления отдыхает. — не отнимешь ведь права на отдых у генералитета!..

Пришлось серьёзно повозиться с ходатайством 26-го (резидент в Великобритании). Считая себя мужчинкой смертельного обаяния и гарантированной неотразимости для любой дамы в возрасте от 16-ти до 116-ти лет, он предложил руководству следующий план: лично знакомится с английской королевой, соблазняет её, разводит с мужем, женит на себе, и спустя некоторое время коронуется на английское царствие.

А дальше всё просто: Великобритания выходит из НАТО, вводит у себя социалистический строй, вступает в Варшавский договор¸ и оказывает СССР экономическую помощь в размере своего пятилетнего бюджета… Единственным уязвимым местом этого плана было то, что резидентствовал в Лондоне неказистый мужик ниже среднего роста, слегка косоглазый, да ещё и прихрамывающий на левую ногу… Но ему на месте виднее, — вдруг чопорные английские дамы именно на таких плюгашей массово и покупаются?!. Дискутировали минут двадцать, и в итоге всё-таки отклонили: не гоже сотруднику советской разведки разрушать (пусть и с благими целями) одну из самых крепких великобританских семей!..

213-й (резидент в одной из двух половинок Латинской Америки) предлагал присвоить звание Героя Советского Союза своему лучшему агенту по кличке «Павлик Морозов». Этот 12-летний сынишка главаря одной из местных хунт за еженедельный пакетик со жвачкой и леденцами (прижимистый папа скупился давать отпрыску на карманные расходы) воровал с папиного стола и передавал 213-му совершенно секретные планы реакции в данном регионе.

Несмотря на старательность мальчугана, его награждение пока что отложили — пусть вначале поможет свергнуть папу-тирана, заменив его нашим ставленником, а там посмотрим… Пока же предложили резиденту ограничиться тем, чтобы раз в месяц выдавать «Паше» ещё и шоколадный торт с мороженым.

Обсудив ещё парочку подобных же просьб, хотели уж закругляться по данному пункту, но тут вернулся посланный за 11-м. На щеке –ссадина, на заднице – отпечаток грязной подошвы… Судя по всему, 11-й был с ним неласков!..

— Отказался идти! — шмыгнул расквашенным носом посланец. – Говорит: пока «Боржоми» не куплю — очереди не покину!.. А без очереди продать ему минералку буфетчица наотрез отказалась!.. Мне, говорит, наплевать — в Америке он резидент, или на Бермудских островах…Я и инспектору ОБХСС, говорит. минеральную воду продам только в порядке живой очереди!..

— Разве вы не сообщили 11-му, что я ПРИКАЗАЛ прийти? — насупился ПЕРВЫЙ.

— Объяснил… — понурился посланец. — А он послал меня… В общем, далеко послал!..

ПЕРВЫЙ растерянно развёл руками: кадры явно разболтались!..

Но тут молча встал ПЯТЫЙ, и. шаркая потёртыми подошвами туфель, молча проследовал к выходу. Его проводили почтительными взглядами. Знали: за что бы он ни взялся — обязательно доведёт до победного конца!.. Старая школа…

(И вообще – загадочный старикан… Всё знал, всегда помалкивал, ничем конкретно не занимался, но был чертовски влиятелен. Резидентская молодёжь шушукалась, что в годы Великой Отечественной ПЯТЫЙ был нашим главным резидентом в фашистком Берлине. Так это или нет — никто в точности не ведал, но имя с фамилией у ПЯТОГО были довольно занятные – Мартин Борманович…)

Собрание продолжалось.

С докладом по персональным делам выступил опять-таки ПЕРВЫЙ. Увы — проштрафившихся за истекший период резидентов оказалось предостаточно.

Так, нехорошая компра поступила на 311-го (резидент на маленьком безымянном островке на Тихом океане). Пятнадцать лет назад его послали наблюдать за секретной базой ВВС США. Попав на близлежащий от базы островок, он быстренько заделался вождём племени местных людоедов, одичал, морально разложился, потерял остатки цивилизованности, и теперь живёт (подобно обезьяне) на кокосовой пальме, забыв не то что секретные шифры для радиосвязи с Центром, но и родной русский язык. Но самое главное- увлечённо людоедствует вместе со своим племенем…

И это – советский человек, офицер, чекист, наконец — коммунист!.. Причём слухи о партийце-каннибале уже докатились до Комитета партийного контроля в Москве, и там так возмутились, что без согласования с КГБ послали на остров своего наделённого особыми полномочиями Инспектора. Гостя из КПК племя встретило радушно, и тотчас — съело его, зажарив на костре с перцем и луком. И вот теперь обидевшийся КПК требует от КГБ немедленно представить им материалы на допустившего подобное безобразие члена КПСС 311-го, намереваясь немедленно исключить его за людоедство из партии, и рекомендовать племени освободить его от обязанностей вождя…

С-час!.. Ежели за подобную мелочёвку разведупр своих резидентов из партии начнёт исключать, то в той же Африке, например, мы две трети резидентов лишимся!..

Обсудили, и постановили: послать в КПК миролюбиво-уклончивый ответ. Мол, «по соображениям конспирации и в интересах советского социалистического государства, находясь за границей в совершенно специфических условиях, некоторые из сотрудников советской разведки (включая и 311-го) действительно вынуждены изредка кушать отдельных современников… Но кто съедается-то?.. в основном — всяческие реакционеры, тамошние враги прогрессивного человечества и мира на всей планете!.. А что ж в КПК думают, — чекисты с заклятыми империалистами и их пособниками цацкаться будут?!. Что касаемо инспектора КПК, это — обычное недоразумение: «прибыл без согласования, принят за вражеского лазутчика и случайно ликвидирован», так что смело можете слать на остров нового контролёра — на этот раз племя встретит его хлебом и солью!..

Для внутреннего же пользования объявили 311-му строгий выговор, первое — уж 12-ть лет не выходит на связь с Центром, и второе — до сих пор не слопал ещё начальника базы американских ВВС вместе с обоими его заместителями. Нечего зазря казённую задницу на кокосовой пальме протирать… В конце концов, регулярно пожрать американскую военщину — это долг каждого коммуниста!..

Серьёзней была вина 22-го (резидент в Неаполе). Возглавляя там одну из орудующих банд каморры, он развернул ожесточённую войну за власть над городом, руками киллеров устраняя мафиози-конкурентов, а также чем либо мешающих ему судей, прокуроров, полицейских, чиновников мэрии и так далее. Оно бы и ладно, лить слёзы над жалкой участью итальянских бандюг и чинодралов в Москве никто не собирался, но, как недавно стало известно, одна из тамошних газетёнок, «Голос неаполитанского народа», вдруг сообщила, что «босс преступного мира по кличке «Джонни-кровопускатель», по слухам, связан с КГБ, и убивает людей по приказу своих коммунистических хозяев»… Не хватало ещё, чтобы неуклюжие действия резидента кинули некую тень на авторитет Советского государства!..

— Давно миновали те времена, когда КГБ устранял своих политических конкурентов убийствами! — напомнил ПЕРВЫЙ.

И предложил направить 22-му радиограмму с требованием немедленно подорвать здание редакции «Голоса неаполитанского народа», — чтобы впредь не распространял порочащие советский народ сведения! И чтоб сам 22-й впредь действовал поаккуратнее, а не то отзовут домой, и здесь посадят — за хулиганку в зарубежье!..

Много времени занял разбор «персонального дела» на 180-го (резидент в небольшом азиатском государстве с труднопроизносимым названием). Прибыл он туда на освободившееся место (его предшественника застукал с поличным муж его любовницы, начальник местной контрразведки, и на месте кастрировал тупой ржавой ножовкой, так что пришлось срочно эвакуироваться для долгого лечения на Родину). Поселившись в шикарном отеле, новый 180-й целых три дня вёл себя паинькой, присматриваясь к местным реалиям, но 4-й день, как на грех, оказался какой-то революционной, «красной» датой в календаре!.. Квакнув по столь радостному поводу литр здешней водки, и с непривычки от подобного питья быстро окосев, 180-й выйдя на балкон своего номера — в красной косоворотке, красных же шароварах и в кирзовых сапогах, — начал, наяривая на балалайке, исполнять любимую песню коммунистов всех стран — «Интернационал».

Представляете картинку?!. Особенно одиозной смотрелась она с учётом того, что по «легенде» был 180-й глухонемым австралийским бушменом антикоммунистических убеждений!.. В общем – скандал…

Но ладно уж, с кем по пьяни не бывает!.. Однако этот распевшийся «немой», протрезвев, испугался провала своей разведывательной миссии!, и прислал в Центр депешу с требованием срочно прислать ему контейнер с тонной взрывчатки!.. Мол, во избежание провала он подорвёт отель вместе со всеми потенциальными слушателями своего пения, — «таковых здесь человек 800, не больше»… Посмеявшись наивности 180-го («станет из-за его безопасности кто-то тонну взрывчатки на другой конец света везти, да и массовый террор – не наш метод!..» — сформулировал ПЕРВЫЙ), решили 180-го немедленно отозвать. Пить надо уметь, а он явно не умеет!..

Последним было персональное дело на 34-го, бывшего резидента в Швейцарии. Этот заслуженный человек, выйдя на пенсию, стал регулярно проводить время на Красной площади, часами прося милостыню аккурат напротив входа в Мавзолей. Ну хорошо — всем в Центре известно, что половину жизни он провёл в Цюрихе, под личиной нищего, и без ежедневного попрошайничества уж просто жить не может… Но почему же – нишенствовать именно у Мавзолея, да ещё в этих столь ужасающей живописности лохмотьях (по слухам — купленным им за бешенные бабки у реквизитора МХАТа!)?!. Пару раз его пытались урезонить дежурившие тут милиционеры, но, познакомившись с его удостоверением генерал-майора КГБ, стали шарахаться от него как от прокажённого. А свои, комитетчики, просто уж и не знали, что с ним делать… Уж и Лидер державы обратил внимание на постоянно маячившего у Мавзолея старенького нищего, и даже соблагоизволил попросить начальника своей охраны: «Устройте дедушку в богадельню поприличнее!» Не станешь же объяснять не вникающему в детали правителю, что «дедушка» на самом деле — герой-разведчик, на подставное имя скупивший в Цюрихе половину тамошних банков, и теперь желающий под каким-либо благовидным предлогом умотать побыстрее в Швейцарию, к своим мульти-миллионным «занычкам»…

Выслушав все мнения, ПЕРВЫЙ со вздохом решил:

— Ладно, хрен с ним… От моего имени передайте: выезд на швейцарскую паперть разрешаю!..

Тут как раз появился и ПЯТЫЙ, толкая перед собою 11-го. Лицо 11-го украшал фиолетовый синяк, но он прижимал к груди две бутылки заветного «Боржоми», и поэтому был счастлив!..

— Мне последние достались! — сообщил он радостно. Резиденты завистливо засопели.

ПЕРВЫЙ кивнул на дрыхнувшего директора ЦРУ:

— Слушай, когда это ты цеэрушника успел вербануть?!. И почему я не знал?..

11-й, приглядевшись, обрадовался:

— О, Билл!.. — но потом, задумавшись, хмыкнул: — А и верно, когда ж это я его мог завербовать?!. Да нет… Не вербовал я его вовсе!.. Он здесь случайно оказался!.. Вчера вечером мы с ним сидим в офисе, дела обсуждаем, тут входит моя секратарша с факсом из Центра: вызывают на партсобрание… Ну, сказал ему, что меня срочно требуют на Мадагаскар, для одной бизнес-акции… Он увязался со мною на аэродром, провожать… Там зашли в бар, тяпнули по стопке-другой… Стоп, так что он — по пьяни со мною и в Москву одним рейсом притащился?!. И я его, выходит, вместе с собою в разведуправление привёл?! Ничего себе…

ПЕРВЫЙ потрясённо уточнил:

— Не хотите ли вы сказать, что, будучи в нетрезвом состоянии, привели на закрытое партийное собрание советских разведчиков главу вражеской разведслужбы?!

11-й растерянно кивнул: так, мол, всё и случилось…

Ошеломлённый зал безмолствовал. В наступившей тишине было слышно, как в переднем ряду мирно похрапывает пьяный в стельку вражеский директор. Не выдержав всеобщего молчания, 11-й начал оправдываться:

— Товарищи, знали бы вы только, как трудно мне работать там, в самом логове нашего классового противника, чувствуя постоянную угрозу ареста… Сидишь, бывало, на очередном ленче, сосёшь свой коньяк, улыбаешься по-голливудски, а на душе такая тоска, и так хочется к себе домой, в Рязань!.. От этой нервотрёпки поневоле начинаешь ошибаться…

— Но не настолько же! – сурово ответил ПЕРВЫЙ.

11-й примирительно заулыбался, почуяв в голосе шефа намёк на возможность прощения.

Напомнил:

— Центр тоже иногда такие ляпы делает!.. Помните, как в прошлом году мне в резидентуру прислали нового замполита?!. Того самого, который в моё отсутствие дал указание всей нашей секретной агентуре выйти 1-го Мая на демонстрацию у Белого дома с портретами членов Политбюро ЦК КПСС в руках?!. Так это хорошо, что я вернулся из командировки раньше времени, и всё отменил, а то бы спалили всех своих агентов в два счёта!.. А ведь этого придурка прислал Центр…

— Только не надо нам на уши спагетти вешать! — побагровел от неприятных напоминаний ПЕРВЫЙ. — Во-первых, замполит в том случае не «указал», а лишь рекомендовал — есть разница?!. И во-вторых, по сути он прав… Ничего страшного не случилось, если б и вышли – из уважения к своему Отечеству… то кто там, в Америка, знает наше Политбюро в лицо?! Сказали бы, что это фотки — дедушек и дядюшек…

— Нет, тут что-то не то… — задумчиво пробормотал ТРЕТИЙ. — Не верю, что Билл припёрся сюда по недоразумению… А что если он — тоже из «наших», но не из «комитетских», а из личной агентуры Лидера?.. И находится здесь – не случайно…

— Тогда – зачем? — не понял ПЕРВЫЙ.

Третий пояснил:

— Возможно, Лидер наметил кадровые перемены в руководстве разведупра. И пригласил сюда свою личную агентуру – для участия в обсуждении новой кандидатуры…

— Чьей кандидатуры? — никак не мог врубиться ПЕРВЫЙ.

— Надо полагать — нового ПЕРВОГО… — дипломатично отвёл глаза в сторону ТРЕТИЙ.

На ПЕРВОГО стало больно смотреть.

— Неправда! Не может быть!.. Лидер только вчера принимал меня, и был со мною очень любезен! — жалобно пробормотал он.

— Будто вы наше руководство не знаете! — фыркнул ТРЕТИЙ. — Сегодня в уста целует, а завтра бац – указ об оставке!

ПЕРВЫЙ вздрогнул, приподнялся было — и рухнул вместе со стулом. От страшных предположений у него приключился обширнейший инфаркт. Тут же появились двое плечистых прапорщиков, погрузили тело начальника разведупра на носилки, и вынесли из зала.

— Ничего, месяц отлежится в реанимации — и будет свежее нового! — лицемерно воскликнул вслед ему ТРЕТИЙ. Озаботился: — Товарищи, но раз ПЕРВЫЙ по состоянию здоровья не может больше исполнять свои обязанности, то мы должны подумать, кого порекомендует на его место парторганизация.. Есть идеи?..

В зале загомонили… И тут 11-го озарило:

— А что, если рекомендовать на должность ПЕРВОГО моего друга Билла?! Он — парень толковый, руководство обеими разведслужбами потянет вполне, тем более — одним делом ведь занимаемся, а под единым руководством – исчезнет разнобой, и перестанет мешать ненужная конкуренция… И наши сотрудники в служебные командировки в США станут выезжать чаще!..

-Правильно! Верно!.. Очень разумное предложение!.. — тотчас закричали из многие.

— А одобрит ли такое Лидер? — замялся ТРЕТИЙ.

Но тут ПЯТЫЙ, вскочив со своего места в президиуме, рявкнул на весь зал:

— Хайль Билл!.. Зиг хайль!..

— Ура!.. Хайль!.. Даёшь Билла на руководство! — завопили присутствовавшие дружно, решив, что раз и ПЯТЫЙ — «за», то стало быть — вопрос уж решён и согласован на всех уровнях.

От криков и аплодисментов директор ЦРУ проснулся. Шевельнувшись в кресле, зевнул, открыл глаза… И — замер, обнаружив себя в огромном зале, среди множества незнакомых ему людей.

Недоумённо спросил по-английски:

— Где я?!.

— У себя!.. Среди друзей!.. В КГБ! — дружески закричали ему со всех сторон.

Билл так испугался, что тотчас потерял сознание, и начал валиться из кресла. Но совсем упасть ему не дали — подхватили под локти и поволокли на трибуну, выступать с установочным докладом.

Партийное собрание резидентов советской разведки — продолжалось.

Автор: Владимир Куземко, специально для «УК»

Читайте также: