Украина: кто виноват в смертях заключенных? Часть 2

В предыдущей публикации  была  затронута тема смертности в местах лишения свободы и отмечено, что существует мнение, что определенная доля вины за такое положение вещей лежит на судьях. Реакция служителей Фемиды не заставила себя ждать, и из их объяснений стало понятно, что судьи сами оказались заложниками системы…

На протяжении последнего года судейским самоуправлением проведена колоссальная работа, исследованы причины глобальной для Украины проблемы — длительного содержания под стражей (без вынесения приговора) лиц, которые закреплены за судами. Как выяснилось, виноваты в этом случае не только органы правосудия. 23 мая 2012 г. Президент Украины Виктор Янукович подписал поручение «Относительно безусловного обеспечения соблюдения конституционных прав и свобод подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, которые содержатся под стражей».

В поручении Глава государства указал, что принял во внимание решение Совета судей Украины от 17 февраля 2012 г. и потребовал от силовиков соблюдения конституционных прав граждан. Он также поручил министру внутренних дел Виталию Захарченко и главе Государственной пенитенциарной службыАлександру Лисицкову принять меры, чтобы права заключенных в дальнейшем не нарушались, а Генеральному прокурору Украины Виктору Пшонке предложил усилить контроль за участием гособвинения в таких делах.

Но назревает другой вопрос, который вновь хотят «повесить» на судей — проблема высокой смертности в местах лишения свободы. Как известно, далеко не все осужденные доживают в тюрьме до окончания срока наказания. В предыдущем номере наше издание анализировало обращение первого зампредседателя Государственной пенитенциарной службы (далее — ГПтС) Сергея Сидоренко, в котором сказано, что ответственность за смерть взятых под стражу и осужденных лежит также и на судьях, которые отказывают в освобождении тяжелобольным.

Он просил Совет судей Украины обратить особое внимание на такую практику, ведь в 2011 г. суды отказали 292 тяжелобольным, из которых 102 уже умерли. Это влечет массовый поток обращений родственников погибших в Европейский суд по правам человека, который справедливо констатирует нарушения со стороны Украины и присуждает компенсации.

В Совете судей Украины внимательно отнеслись к этому вопросу, создав рабочую группу в составе членов ССУ судьи Верховного Суда Галины Каныгиной и судьи Апелляционного суда Харьковской области Валентины Устименко, а также судьи ВСУ Леонида Глоса и др. Группа со 2 апреля по 18 мая изучала организацию работы при рассмотрении материалов об освобождении от дальнейшего отбывания тяжелобольных в отдельных судах Донецкой, Днепропетровской, Херсонской, Киевской областей. Непосредственно с выездом проведено изучение в Ирпенском горсуде Киевской области, Харьковском и Балаклейском райсудах Харьковской области.

«Заволокитили» до смерти

По мнению ГПтС, корень зла стоит искать в обителях Фемиды: смерти заключенных обусловлены массовыми отказами в досрочном освобождении по болезни и волокитой. Однако все ли так однозначно? Рабочая группа ССУ пришла к выводу, что в сложившейся ситуации виновата не только судебная система. Как отметила Г. Каныгина, «мы изучали, является ли эта проблема результатом лишь ненадлежащей организации работы судов по рассмотрению этой категории дел или она обусловлена качеством работы пенитенциарной системы и других органов».

Согласно ч. 2 ст. 84 Уголовного кодекса, суд имеет право принять решение об освобождении человека от наказания либо от дальнейшего его отбывания, если после вынесения приговора или совершения преступления тот заболел тяжелой болезнью. Но, как правило, таких лиц освобождают, когда им осталось жить совсем недолго. Как отмечает С. Сидоренко, выполнение ч. 2 ст. 84 УК судами «вызывает тревогу».

Из-за того, что некоторые суды затягивали рассмотрение материалов об освобождении осужденных (от недели до месяца), в 2011 г. 76 тяжелобольных не дождались решения суда и умерли. Кроме того, по информации ГПтС, значительно увеличилось количество отказов со стороны судов в освобождении осужденных из больничных учреждений Государственной уголовно-исполнительной службы.

Суды отказали в освобождении 42 тяжелобольным осужденным из больниц Днепропетровской области, и 23 из них уже умерли (в 2010 г. было отказано в освобождении только 3 лицам) и 25 — из больницы Киевской области, из которых 8 также уже умерли (в 2010 г. было отказано 9 лицам). Из числа умерших в течение 2011 г. судами было отказано в освобождении в связи с болезнью 102 людям, из них 18 лицам было отказано в освобождении дважды, 8 — трижды, 2 лицам — 4 раза, 2 лицам — 5 раз и одному лицу — целых 8 раз.

Согласно же результатам изучения рабочей группы ССУ, в 2011 г. наибольший процент отказов в удовлетворении представлений об освобождении лиц в связи с болезнью отмечается в следующих судах. Софиевским райсудом Днепропетровской области отказано в удовлетворении 100% представлений от количества рассмотренных с принятием решения (за год рассмотрено 8 представлений, из них отказано 8); Суворовским райсудом Херсона — 90,5% (из 63 представлений отказано в 57 случаях); Ждановским горсудом Донецкой области — 87,0% (из 77 представлений отказано в 67 случаях); Белозерским райсудом Херсонской области — 62,5% (из 40 представлений отказано в 25 случаях); Кировским райсудом Донецка — 54,5% (из 134 представлений отказано в 73 случаях).

В 2011 г. судами, где проходило изучение, рассмотрены в срок свыше 10 дней 113 материалов, или 17,4% от общего количества (в 2010 г. — 74, или 9%). К слову, как отметил глава ССУ Ярослав Романюк, «действующим законом не предусмотрен срок рассмотрения таких материалов, но судебная практика исходит из того, что, по общему правилу, он составляет 10 дней. Мы хотели предложить законодателям урегулировать этот вопрос, но они нас опередили — в новом Уголовном процессуальном кодексе в ст. 539 указан как раз 10-дневный срок».

Причина — в оформлении

При решении вопроса о возможности освобождения суд должен учитывать тяжесть совершенного преступления, характер заболевания, личность осужденного и другие обстоятельства. Согласно Перечню заболеваний, являющихся основанием для подачи в суды материалов об освобождении осужденных от дальнейшего отбывания наказания (утвержден совместным приказом Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний и Минздрава №3/6 от 18.01.2000), к тяжелым болезням относятся: наиболее тяжелые формы туберкулеза; ВИЧ/СПИД; лепра; злокачественные новообразования; некоторые болезни эндокринной системы (сахарный диабет); отдельные болезни нервной системы и органов чувств (например, абсцессы головного мозга, рассеянный склероз, эпилепсия, полная слепота); некоторые болезни органов кровообращения, дыхания, пищеварения, почек. Выявление таких заболеваний у осужденных возлагается на специальные врачебные комиссии (СВК), которые создаются при больничных учреждениях Государственной уголовно-исполнительной службы.

При этом заболевание является основанием для освобождения лишь в случае, если оно не только по своей тяжести, но и по характеру препятствует отбыванию наказания, т. е. когда дальнейшее отбывание наказания угрожает жизни человека либо может привести к серьезному ухудшению его здоровья или другим тяжелым последствиям. Среди других обстоятельств, которые суд может учесть: продолжительность отбытого наказания; обстоятельства, которые могут поставить осужденного в безвыходное положение (например, отсутствие постоянного места жительства, родных или близких), а также тот факт, что осужденный заболел тяжелой болезнью в результате умышленного причинения себе повреждений.

Согласно требованиям ч. 5 ст. 154 Уголовно-исполнительного кодекса, представление об освобождении направляется в суд начальником органа или учреждения исполнения наказаний. Одновременно с представлением в суд направляются заключение СВК и личное дело осужденного. В представлении указываются данные, характеризующие поведение осужденного во время отбывания наказания.

Требования к представлению сформулированы в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда №8 от 28.09.1973 «О практике применения судами законодательства об освобождении от отбывания наказания осужденных, заболевших тяжелой болезнью». Однако соблюдают эти требования далеко не все — рабочая группа ССУ обнаружила случаи ненадлежащего оформления представлений, направленных в суд: данные, характеризующие осужденного, отсутствуют или неполные; отсутствует надлежащим образом сформулированная просьба (ходатайство) об освобождении (например, сказано лишь о том, что направляются материалы); ненадлежащим образом оформлена характеристика на осужденного (например, в характеристике нет выводов, стал ли осужденный на путь исправления) либо отсутствуют данные об отношениях с родными.

Все это может стать причиной для отказа в освобождении. Не менее важным является и то, чтобы заключение СВК было подписано всеми членами, а также указывалась их специализация.

Как было сказано выше, Софиевский райсуд Днепропетровской области отказал по всем представлениям. Были ли причины для этих отказов? Рабочая группа отмечает: «Изучение показало, что начальником Софиевской ИК №45 в 2011 г. в суд было направлено 9 представлений, из которых судом 1 возвращено, в удовлетворении 8 отказано.

Суд, принимая такие решения, исходил из того, что факт заболевания человека тяжелой болезнью сам по себе не влечет обязательного освобождения от наказания, а данных о том, что заболевание препятствует дальнейшему отбыванию наказания, администрацией колонии предоставлено не было. Непредоставление суду таких данных влечет отказ в удовлетворении 100% представлений».

Приведем еще один пример. В 2011 г. Ленинским райсудом Днепропетровска отказано в удовлетворении почти трети (37,5%) представлений об освобождении лиц, отбывающих наказание в Днепропетровской ИК №89. Изучение показало, что суд исходил не только из заключения врачебной комиссии, а учитывал представленные администрацией учреждения характеристики. Рабочая группа констатировала: «Из характеристик видно, что в личностях отдельных осужденных не происходит позитивных изменений, которые свидетельствовали бы о готовности к самоуправлению и правильному поведению, поэтому такие осужденные требуют контроля в пределах изоляции».

В колониях не торопятся

Рабочей группой выявлены факты, когда суды отказывали в удовлетворении представлений об освобождении тяжелобольных осужденных, а те через незначительное время после отказа или в день рассмотрения таких материалов умирали. Постановлением Кировского райсуда от 19 мая 2011 г. отказано администрации Донецкой ИК №124 в удовлетворении представления об освобождении осужденного Курганова.

Рассмотрев материалы, суд пришел к выводу, что указанное в заключении СВК заболевание относится к тяжелым и неизлечимым, но состояние осужденного не препятствует отбыванию наказания. Адвокат осужденного подал апелляционную жалобу, но опоздал. Осужденный не дождался рассмотрения вопроса, поскольку 4 июня 2011 г. умер (через 15 дней после отказа райсуда). Этот же суд дважды (15.12.2011 и 22.12.2011) отказал в удовлетворении представления администрации ИК №124 об освобождении осужденного Кирилюка, который умер 22.12.2011, т. е. в день повторного рассмотрения этих материалов.

В то же время нередкими являются случаи, когда обследование осужденных проводится на последней стадии их болезни, и учреждения, заведующие отбыванием наказаний, направляют в суд материалы на осужденных, находящихся в крайне тяжелом состоянии. Они умирают в течение от 1 до 7 суток после поступления таких материалов в суд.

Например, через сутки после поступления материалов в Кировский райсуд Донецка из ИК №124 умерли осужденные Калинин, Калынкин, Сысенко, Смолянинов, Бабенко, Стрелков. Таким же образом направлялись материалы в Ждановский райсуд Донецкой области из Ждановской ИК №3 в отношении осужденного Ковтуненко (за сутки до его смерти), в Ленинский райсуд Днепропетровска из Днепропетровской ИК №89 в отношении осужденного Мельничука.

Белозерский районный суд Херсонской области через 5 дней после поступления материалов по гр. Лисовому вернул их администрации Дарьевской ИК №10 в связи с уведомлением о смерти осужденного. Администрацией многопрофильной больницы при Днепропетровском СИЗО также направлялись материалы в суд о больных осужденных, находящихся в крайне тяжелом состоянии. Обычно суд удовлетворяет представление относительно таких лиц, однако осужденный умирает в СИЗО на 3-5 день после вынесения постановления, не дождавшись освобождения. Рабочей группой такие факты установлены в 18 материалах из 63, которые были рассмотрены в 2011 г. Красногвардейским райсудом Днепропетровска.

В Ирпенском горсуде Киевской области установлены факты, когда администрация Бучанской ИК №85 обращалась в суд с просьбой вернуть материалы об освобождении по болезни осужденных, поскольку те скончались. Такие факты установлены в отношении 19 человек. «Проблема смертности — это проблема не столько судов, сколько общей ситуации в Украине. Осужденного направляют на лечение на последней стадии болезни. Повлияло бы решение суда на состояние его здоровья, если он на последней стадии СПИДа?», — задалась риторическим вопросом Галина Каныгина.

Эта проблема находит свое подтверждение в ответе, который поступил из ГПтС на запрос Совета судей Украины от 29 марта. В письме прямо обращается внимание главы ССУ на то, что большая часть тяжелобольных осужденных умирает в период от 3 до 7 суток после подачи в суды материалов об освобождении по болезни (130 человек), что обусловлено тяжестью и скоротечностью развития болезней.

Болезнь — не повод

Есть случаи, когда, несмотря на тяжелое заболевание, суд считает освобождение осужденных от дальнейшего отбывания наказания нецелесообразным. Исправительные колонии направляют представления в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления (убийство, разбой) на значительный срок лишения свободы, которые отбыли небольшую часть наказания, а некоторые, хоть и отбыли значительную часть наказания, но на путь исправления не стали.

Характерным примером отказа и нецелесообразности освобождения осужденного от дальнейшего отбывания наказания является дело Зозули (осужден 04.06.2004 по п. 6 ч. 2 ст. 115, ч. 4 ст. 187, ст. 70 УК Украины на 12 лет лишения свободы). Материалы по нему направлялись в суд неоднократно: 17.10.2007, 12.08.2008, 03.03.2009, 19.03.2010, 30.07.2010, 06.12.2010, 08.07.2011. На постановление Суворовского райсуда от 20.07.2011 об отказе в удовлетворении представления администрации Херсонской ИК №61 об освобождении Зозули от дальнейшего отбывания наказания прокурором была подана апелляция. Однако Апелляционный суд Херсонской области оставил ее без удовлетворения. Коллегия судей признала, что Зозуля болеет тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания.

Но, вместе с тем, осужденный неоднократно судим за умышленные преступления, а в последний раз — за совершение тяжкого преступления, что свидетельствует об устойчивой антиобщественной направленности личности; характеризуется осужденный как очень хитрый; в совершенном преступлении раскаивается, но делает это с целью получить снисхождение; за время отбывания наказания не допускал нарушения режима, но и не поощрялся; на путь исправления не встал.

Т. е. при решении этого вопроса суд учел тяжесть преступления, характер заболевания, личность осужденного и другие обстоятельства дела. После рассмотрения этого вопроса в апелляции администрация ИК вновь направила представление в суд. Однако райсуд отказал на тех же основаниях.

«Результаты изучения сводятся к тому, что причина высокой смертности в местах лишения свободы заключается не в судах. Мы обнаружили нарушения, которые носят системный характер, и обращаем на них внимание судов. В первую очередь, на то, что лицо может быть освобождено, только если заболело после вынесения приговора, а болезнь является тяжелой и препятствует дальнейшему отбыванию наказания. Поэтому нужно, чтобы представления администраций были надлежащим образом мотивированы, и сами суды должны мотивировать, какие именно доказательства свидетельствуют о невозможности дальнейшего отбывания наказания», — подчеркнул глава ССУ Я. Романюк.

Также он обратил внимание, что новый УПК предусматривает возможность апелляционного обжалования постановления суда по этому вопросу не только прокурором, но и остальными участниками процесса, в т. ч. самим осужденным. «Кроме того, поскольку рабочая группа пришла к выводу, что базовой причиной являются ненадлежащая профилактическая работа, качество предоставления медицинской помощи, нужно обратить на это внимание учреждений, которые ответственны за эти процессы. Это не участок работы судов, и непосредственно повлиять на ситуацию они не могут», — подытожил глава Совета.

По итогам обсуждения результатов изучения члены рабочей группы рекомендовали Высшему специализированному суду Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел предоставить судам рекомендательные разъяснения по вопросам применения законодательства в этой сфере. Также было решено предложить председателям апелляционных судов Донецкой, Днепропетровской, Киевской, Харьковской, Херсонской областей обсудить справку на собрании судей и разработать план мероприятий по устранению выявленных недостатков.

Помимо этого, Совет судей Украины обратился к руководству ГПтС для решения вопроса об обеспечении надлежащего исполнения требований законодательства при оформлении администрациями мест лишения свободы представлений об освобождении. О результатах своего исследования ССУ проинформирует Президента Украины, спикера парламента и Уполномоченного ВР по правам человека.

Автор: Наталья Мамченко, «Судебно-юридическая газета»

 Комментарии 

Зампредседателя Ассоциации судей и работников судов Украины Святослав Пограничный:

— Не секрет, что условия в исправительных учреждениях нашего государства, мягко говоря, не лучшие. Большая проблема — своевременность и качество предоставления осужденным необходимой медицинской помощи. Тяжело больные люди в тюрьме практически обречены на смерть. В связи с этим оперативность решения вопроса об их освобождении является жизненно важной.

Не последнюю роль играет несовершенство действующих норм уголовно-процессуального законодательства, в частности, отсутствие установленного срока рассмотрения судом представления об освобождении от дальнейшего отбывания наказания осужденного, заболевшего тяжелой болезнью, а также четкой определенности в ч. 5 ст. 154 Уголовно-исполнительного кодекса относительно материалов, которые необходимо направлять в суд для правильного решения вопроса об освобождении такого лица.

 Действующее постановление Пленума Верховного Суда Украины 1973 г. по данному вопросу базируется на требованиях ст. 109 Исправительно-трудового кодекса 1970 г., который уже давно утратил силу. Как известно, новый УПК урегулировал вопрос со сроками, но впереди еще много работы. В целом, думаю, сейчас стоит вопрос не «кто виноват?», а «что делать?». Если суд освобождает такого тяжелобольного осужденного, то куда он пойдет после, и какое учреждение возьмется обеспечить ему если не лечение, то, по крайней мере, последние дни жизни в достойных условиях? На мой взгляд, эта проблема комплексная и должна быть решена при участии всех ветвей власти.

Председатель Подольского районного суда Киева Василий Бородий:

— После принятия нового УПК стоит задача принять десятки законов и подзаконных актов, в которых надо четко определить, кто и как должен действовать. Чтобы не было так, что все взвалили на начальников СИЗО и на суды. Отмечу, что суды, в принципе, идут навстречу там, где человека надо освободить. Но возникает вопрос: каким образом обеспечить дальнейшее рассмотрение дела, чтобы человек не исчез на десятилетия? Поэтому тут надо дать возможность лечить этих людей в стационарных условиях — возможно, создать специализированные лечебные заведения.

Как было в нашем суде. Человек осужден за серьезное тяжкое преступление — крупные хищения, а ГПтС к нам регулярно обращается с представлениями об освобождении, поскольку не может предоставить ему лечение. Мы назначали экспертизу. Когда эксперты сказали, что освобождение действительно необходимо, судьи отпустили осужденного, и сразу же появились представления об их увольнении за нарушение судейской присяги. Поэтому нужно найти какую-то форму, чтобы в подобных случаях защитить независимость судей при принятии решений.

Читайте также: