«Воровская идеология проиграла идеологии беспредела». Эволюция воров в законе в постсоветской России

«Воры в законе» — это продукт советского времени. Нигде в мире нет подобного института… Сейчас все эти постулаты утрачены, главенствует жажда наживы и власти в обёртке из красивых легенд… «Воры», как пауки в банке, уничтожают сами себя либо сами превращаются в презираемых ранее бизнесменов.

 «Вор в законе» («честный вор», «законник») — заимствованное из уголовного жаргона наименование человека, выполняющего лидерские функции в криминальной субкультуре, руководящего криминальной средой и направляющего деятельность преступных формирований. Воры в законе хранят обычаи и традиции преступной среды, выступают в роли посредников при разрешении споров.

 

Описание

В сообществе воров в законе отсутствует иерархия, что нехарактерно для других криминальных структур. Выделяет воров в законе и отрицание государственных и общественных институтов, некоторых имущественных благ (например, недвижимости или предметов роскоши).

Они рассматриваются криминологами как единая (хотя и аморфная) преступная организация, имеющая общие обычаи, традиции и основанная на взаимном признании статуса её членами.

Традиционно титул «вора в законе» присваивается через процедуру «коронации» или «крещения» — присуждение данного звания на встрече («сходке») криминальных авторитетов. В число обязательных требований при этом входит соблюдение определённого кодекса поведения, так называемых «воровских законов».

Нарушение этих «законов» может быть основанием для лишения титула, которое производится в том же порядке, что и присвоение, а также других мер, начиная от избиения и кончая убийством провинившегося.

Среди функций воров в законе — стратегическое и тактическое руководство преступными группами, противодействие правоохранительным органам (в том числе контроль над исправительными учреждениями), создание и наполнение преступных касс («общаков»). Важные вопросы решаются на «воровских сходках». Во многих случаях правоохранителям удаётся их пресекать, однако не всегда: воры используют современные средства связи.

В СССР

Появление термина «вор в законе» и самого этого сообщества журналист и филолог Александр Сидоров связывает с имевшимся в 1920—1930-х годах стремлением уголовников дистанцироваться от политических заключённых, подчеркнуть, что они не выступают против законов и политики государства.

Расцвет приходится на 1930-е годы, когда сформировались основные традиции этой криминальной элиты. В 1940-х годах единство воров в законе было подорвано: отдельные их представители приняли участие в Великой Отечественной войне, что было расценено оставшимися в лагерях как нарушение обычаев. После войны это спровоцировало так называемую «сучью войну», из-за которой число воров в законе значительно уменьшилось.

Новый расцвет сообщества связан с появлением в СССР в 1960—1970 годах теневой экономики и системной оргпреступности. Воры в законе взяли на себя роль лидеров организованных преступных группировок (ОПГ), занялись защитой теневого бизнеса и разрешением споров между «цеховиками».

1990-е годы

Ослабление традиций

Хотя воровские традиции начали ослабевать ещё в 1940-х годах, особенно заметным это стало в постсоветский период. Новое поколение воров в законе обзаводится семьями, имуществом, участвует в бизнесе, налаживает сотрудничество с правоохранителями. Современный вор в законе может без потери авторитета «отречься» от своего титула, чтобы избежать ответственности; для «классического» вора это считалось недопустимым.

Ослабели требования к новым членам сообщества, упростилось вступление в него. Традиционно статус вора в законе мог быть присвоен только при большом тюремном стаже и авторитете соискателя в уголовном мире, средний возраст воров в законе в советский период — 40 лет и выше. В 1990-е годы он понизился до 35 за счёт притока молодых участников, коронованных за деньги (их называют «апельсинами» или «лаврушниками»), а также из-за стремления авторитетов контролировать молодёжные преступные «бригады».

Некоторые «коронованные» в 1990-е годы воры никогда не сидели и даже не имели судимости. Для современных воров в законе не является чем-то необычным насилие, убийства и др., использование «общаков» в личных целях.

Контроль над бизнесом

В 1990-е годы контроль воров в законе распространился не только на теневую, но и на легальную экономику. Одной из основных его сфер стал банковский бизнес, где участие криминальных авторитетов требовалось для решения проблем с клиентами и конкурентами. Велика была доля криминального участия в гостиничном и ресторанном, игорном бизнесе, в сфере строительства и торговли недвижимостью (в регионах с высокими ценами на неё). В принятом в марте 1998 года постановлении Государственной Думы РФ отмечалось, что ОПГ контролируют до 40 % частных и до 60 % госпредприятий, а также до 85 % банков.

Новым направлением для воров в законе стала «теневая юстиция» — функции третейских судей в обычных хозяйственных спорах между предпринимателями. Так, в Москве и Московской области в начале и середине 1990-х годов значительную часть подобных споров разрешал вор в законе Владимир Савоськин («Савоська»). Судья Конституционного суда РФ Михаил Клеандров называет среди преимуществ таких «судов» перед госарбитражем быстроту разбирательства (несколько дней или даже часов против нескольких месяцев), конфиденциальность, гарантированное исполнение решений.

По мере совершенствования законодательства и уменьшения доли теневиков в экономике привлекательность «теневой юстиции» уменьшилась.

Политика

Ещё в 1980-е годы некоторые воры в законе стали стремиться к проникновению во властные структуры. В числе первых воров, получивших политическую власть, был Джаба Иоселиани, один из ближайших соратников Эдуарда Шеварднадзе. Случаи установления тесных связей с властью известны и в России — так, несколько задержанных в середине 1990-х годов в Санкт-Петербурге воров в законе оказались помощниками депутатов Государственной Думы РФ.

2000-е годы

Ныне в России от 200 до 400 (по другим источникам около 1200) воров в законе, на Украине — 3, в Армении — 3—4. Правоохранительные органы Белоруссии сообщили о том, что все белорусские либо сидят, либо покинули страну. Аналогичное заявление сделали правоохранители в Грузии. Следует отметить, что большинство (до 90 %) сегодняшних воров в законе имеют грузинское происхождение.

Они имеют тенденцию концентрироваться в крупных городах с развитой экономикой, больше всего их в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге и области, Тверской области, Краснодарском и Ставропольском краях.

Правоохранительные органы ведут достаточно активную борьбу с воровской элитой. Например, с января по сентябрь 2009 года в России за различные преступления было арестовано более 40 воров в законе, около 80 уже находятся в местах лишения свободы. Проводятся их депортации из России (с января по сентябрь 2009 года — шестеро).

В сентябре 2009 года была ужесточена уголовная ответственность за создание ОПГ, в частности, существенно ужесточены меры пресечения и меры наказания для воров в законе. С 3 ноября 2009 года в статье 210 УК РФ «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нём (ней)» появилось определение, сформулированное как «лица, занимающие высшее положение в преступной иерархии». Такое понятие сразу раскритиковали юристы-теоретики, по мнению которых государственное законодательство по определению не может присваивать участникам криминальных групп какие-либо иерархические статусы и категории, основанные на «воровских понятиях».

Некоторое время тому назад президент дал поручение соответствующим ведомствам подумать об усилении уголовной ответственности преступных авторитетов. Поручение правильное и своевременное. Но он никогда не говорил о том, что уголовный закон должен перейти на воровской язык и оперировать воровскими понятиями. Не было этого!

Наверное, сегодня не след возвращаться к старому и реанимировать отслужившее своё понятие [особо опасный рецидивист]. Можно просто назвать особо опасным преступником и закрепить в законе закрытый перечень условий, при которых суд может признать преступника особо опасным. И уже этот термин использовать в статье 210 и в двух десятках других статей. Это будет понятно, законно, правильно.

— Юрий Голик, доктор юридических наук, профессор Елецкого государственного университета.

К концу 2010 года, по официальным данным МВД, число воров в законе составляло в России 149 человек, по неофициальным данным — до 250. УБОП утверждало, что «законников» в России до 300, криминалисты считали, что ещё больше — до 1000 человек. По обновлённым подсчётам МВД, среди воров в законе выходцы из Грузии и Армении составляли более двух третей. С января по ноябрь 2010 года в России были задержаны и обвинены в уголовных преступлениях 38 авторитетов. Количество арестов увеличилось с начала осени. Этот всплеск эксперты объяснили двумя преследуемыми МВД целями: во-первых, «проредить» грузинские и армянские криминальные круги, и во-вторых, обезвредить имеющих опасное влияние на политические и экономические процессы криминальных авторитетов, которых в России на тот момент насчитывалось около 20 человек.

Ослабление

По мнению экспертов МВД, нынешнее влияние воров в законе на бизнес значительно уменьшилось. Причины — усиление институтов государства, большая эффективность правоохранительных органов, сокращение числа банков, запрет игорного бизнеса и др. привели к ощутимой декриминализации этих и других секторов экономики.

Усилилась конкуренция между ворами в законе, соблюдающими криминальные традиции, и преступными авторитетами новой формации, не признающими эти ограничения. Часто между ворами в законе происходят конфликты: стычки между «старыми» и «молодыми», конфликты на национальной (хотя в целом им национализм не присущ) и религиозной почве, а также за передел сфер влияния. Такой конфликт, по сообщению представителей МВД, возник между ворами в законе Асланом Усояном («Дед Хасан») и Тариелом Ониани («Таро») за контроль над Большим Сочи, регионом проведения зимней Олимпиады 2014 года.

Воры в законе были вытеснены и третьей силой, коррумпированными сотрудниками милиции. По мнению экспертов, последние господствуют на «рынке» контроля за малым легальным и теневым бизнесом. Отмечается, что новые преступные авторитеты, не связанные воровскими традициями, действуют более жестоко.

2010-е годы

С середины 2000-х годов оформлявшийся конфликт между Асланом Усояном («Дед Хасан») и Тариелом Ониани («Таро») стал открытым. Оба вербовали сторонников, всячески пытались дискредитировать друг друга, были случаи единичных убийств сочувствующих той или иной стороне «законников». Но часть воров в законе оставалась нейтральной по отношению к обоим конфликтующим кланам.

После ареста в Испании Захария Калашова («Шакро-молодого») Усоян предложил отдать «испанские дела» в руки своего сторонника Лаши Шушанашвили. С этим решением не согласился Ониани, и на одной из сходок в 2008 году усилиями его сторонников Лаша был «раскоронован». Вячеслав Иваньков («Япончик») принял сторону Усояна. «Кульминационное» покушение на Иванькова в июле 2009 года спровоцировало последующий рост числа громких убийств криминальных авторитетов обоих кланов.

Ониани отрицал свою причастность к убийству «Япончика». В организации покушения на него подозревались воры в законе Мераб Джангвеладзе (Мераб Сухумский) и Владимир Джанашия («Ладо»), принадлежащие клану Ониани. 18 марта 2010 года в Марселе после серии неудачных покушений был убит «Ладо». Организаторами считали братьев Лашу и Кахабера Шушанашвили. Через два месяца, 10 мая 2010 года, в Греции был убит ещё один участник клана Ониани, вор в законе Малхаз Кития («Махония»). Предположительным организатором покушения полиция называла проживающего в Греции вора в законе Лаврентия Чолакидиса (Лёву Ставропольского, Лёву Грека), вскоре — 25 мая 2010 года — скоропостижно умершего в Салониках.

Сам Тариел Ониани с 10 июня 2009 года был арестован и находился под следствием. В ходе трёхмесячного судебного процесса, начавшегося в апреле 2010 года и проходившего в здании Мосгорсуда при повышенных мерах безопасности, его вина в похищении человека и вымогательстве была доказана, наказание составило 10 лет колонии строгого режима.

16 сентября 2010 года в Москве было совершено покушение на Аслана Усояна, в ходе которого он был тяжело ранен. Усоян назначил преемника — находящегося в Греции Лашу Шушанашвили. Тариел Ониани свою причастность к организации покушения отрицал. Вскоре Усоян на сходке сам назвал заказчика — лидера набирающей силу азербайджанской группировки Ровшана Ленкоранского. В конце сентября 2010 года Ленкоранский был арестован правоохранительными органами на Украине.

Персоналии

Вячеслав Иваньков («Япончик») родился 2 января 1940 года. Впервые задержан за криминал в 1965 году, но был признан шизофреником. В 1970-х годах безуспешно разыскивался милицией. В 1974 году «коронован». В 1981 году осуждён за разбой на 14 лет, был освобождён условно-досрочно по ходатайству правозащитников, деятелей науки и культуры в 1991 году. С 1992 года проживал в США. В 1995 году там ему предъявлено обвинение в фиктивном браке с целью незаконного въезда в страну и вымогательстве крупных денег. В 1997 году приговорён В США к 9 годам и 7 месяцам тюрьмы.

В июле 2004 года экстрадирован в Россию, где задержан по обвинению в убийстве и покушении на убийство. Спустя год оправдан судом присяжных. Позже выполнял роль посредника между криминальными группировками. 28 июля 2009 года в Москве на Иванькова было совершено покушение. 9 октября он умер в больнице от развившегося из-за ранений перитонита. Похоронен 11 октября на Ваганьковском кладбище. По мнению исследователя оргпреступности Якова Гилинского, был «истинным» вором в законе, соблюдающим старые воровские традиции.

Аслан Усоян («Дед Хасан») родился 20 февраля 1937 года в Тбилиси. О его преступной деятельности в советский период достоверно известно мало. Утверждается, что ещё в 1950-х годах он занимался карманными кражами и рэкетом в Грузии. С 1994 года занят криминалом в Санкт-Петербурге, Москве и Краснодарском крае. Ныне находится в поле зрения правоохранителей, однако к ответственности не привлекался. Один из старейших и наиболее авторитетных воров в законе.

Тариел Ониани («Таро») родился в 1952 году в Ткибули (Грузия, Лентехский район). Впервые был осуждён в 1969 году за разбой и кражу, имеет 8 судимостей. «Коронован» в конце 1970-х. В 1980-х годах активно занят криминалом в СССР, в 1990-х — в Западной Европе: Бельгии, Франции и Испании. В 2005 году избежал ареста в Испании, был объявлен в международный розыск, однако спустя год получил российское гражданство, что в 2010 году не подтвердилось — всё это время Ониани фактически оставался лицом без гражданства.

Возглавлял кутаисскую ОПГ. Задержан 10 июня 2009 года по обвинению в похищении, в июле 2010 года осуждён на 10 лет колонии строгого режима. Российская сторона пообещала рассмотреть возможность выполнить просьбу испанской полиции и временно экстрадировать Ониани в Испанию. При этом россияне рассчитывают на ответное взаимодействие испанской стороны, возможно имея ввиду ответную экстрадицию в Россию Захария Калашова.

По сообщениям СМИ, в сентябре 2009 года другие воры в законе (в первую очередь Иваньков и Усоян) направили преступному миру послание («курсовую») с призывом к ликвидации Ониани.

Мнения

Самопрезентация

***

Я могу сказать, что вся моя жизнь — самопротест коммунистическим чиновникам и ничего больше…

Вячеслав Иваньков, вор в законе. Интервью журналу «Огонёк», 1997 год

***

Я люблю, и любим, и долю свою в любви принимаю как подарок Бога мне, грешному. Имею ребенка, но жены со штампом в паспорте у меня нет. Когда мне нужна машина, меня возят. Прописка есть, но постоянно нигде не живу. Таких, как я, мало осталось. Некоторые построили себе не дома, а санатории, забыв о том, что санаторий для истинного «законника» — тюрьма.

Анонимный вор в законе. Интервью «Совершенно секретно», 2003 год

***

Вообще, воров всего во всём мире примерно 700 человек. Это — лучшие. Правила таковы: не служить, не быть в партии, не работать, соблюдать понятия. Но можно иметь семью, жить в доме, иметь машину. Да, когда-то машина была табу, но ведь и машин-то было в 30-е, скажем, годы очень мало. Кто бы вору позволил её иметь? Сейчас другое дело, почему вор должен ходить пешком? А где ему жить, в палатке?

Антимос Кухилава, вор в законе. Интервью «Сегодня.ua», 22 мая 2008 года

***

Не завидую тем, кто подался на мою стезю. …Раньше ведь как было: начинающие воры порой голодали. Если не украдёшь — есть будет нечего. Вор голодным должен быть, а не бизнесом руководить. Ведь все сегодняшние ссоры и войны — из-за денег…

Георгий Чиковани, вор в законе. Интервью «Русскому репортёру».

***

О прошлом. Воровская идеология проиграла идеологии беспредела, так как возникла в совершенно другое время и в других условиях. Это была перевернутая копия официальной идеологии. Даже «коронование» пресловутых воров в законе проходило как партийное собрание. Точно так же требовалось иметь две рекомендации от двух действительных членов партии (воров в законе), пройти кандидатский стаж, ходить на партийные собрания («сходняки») и не нарушать трудовую и другую дисциплину (придерживаться воровских обычаев и правил).

Владислав Кирпичёв, вор в законе. «Коммерсантъ», 26 апреля 1995 года

***

Ещё несколько лет назад воры приезжали в Тбилиси, в аэропорту их встречали эскорты, а главы МВД доставляли их в лучшие гостиницы и кутили с ними в ресторанах в центре города, получая инструкции, как им править, вернее, как им эффективно разрушить Грузию, и они её разрушили.

Сейчас 90 процентов лидеров организованной преступности в России — наши соотечественники. Наш главный экспорт в Россию — не вино, а «воры в законе».

Михаил Саакашвили, президент Грузии. Newsru.com, 31 марта 2009 года

***

Япончик был едва ли не последним, кто мог решать вопросы криминального мира дипломатическим путём, без крови. Он умел разруливать, как сейчас говорят; не уверен, что это слово ему бы понравилось.

Яков Гилинский, исследователь оргпреступности. «Свобода», 13 октября 2009 года

***

Перспективы. Не «воры в законе» сегодня правят бал в преступном мире и определяют общий преступный фон — как это пытаются внушить многие средства информации, а коррумпированные «воры при законе или над законом», коррумпированное высокопоставленное чиновничество, крупный криминальный капитал, в угоду которым создаются «нужные» законы.

Николай Ткачёв, прокурор Курской области. «Законность». 1998. № 2.

***

Ни для кого не секрет, что многие люди, ещё недавно бывшие «законниками», сегодня стали членами истеблишмента. Но самое главное — произошло слияние системы ценностей: и бандиты, и милиционеры, и чиновники живут «по понятиям», когда уважение к закону стоит где-то далеко, а на первом месте — мнение и желания начальника.

Дмитрий Орешкин, руководитель исследовательской группы «Меркатор». «Известия», 12 августа 2004 года

***

«Воры в законе» — это продукт советского времени. Нигде в мире нет подобного института… Сейчас все эти постулаты утрачены, главенствует жажда наживы и власти в обёртке из красивых легенд… Паразитирующему «движению» всё трудней найти себе «донора». «Воры», как пауки в банке, уничтожают сами себя либо сами превращаются в презираемых ранее бизнесменов.

Игорь Соболь, начальник отдела Департамента угрозыска МВД РФ. «Прайм Крайм» 

Читайте также: