Как «работают» наркоторговцы в погонах и как их ловят

Так уж сложилось в мировой практике, что активное участие в торговле наркотиками принимают те, кому общество и государство поручили этот преступный бизнес пресекать. Украина в данном вопросе — не исключение. Типичное для украинских реалий уголовное дело.

 Малейшая недоработка со стороны уполномоченных органов в этом деле может привести к тому, что злоумышленники либо уйдут от заслуженного наказания, либо смогут значительно облегчить его. Именно такой исход имело уголовное дело, которое рассматривал Мироновский районный суд Киевской области в отношении двух уже бывших сотрудников милиции.

Неудачная поездка

Началась эта история еще в конце 2009 г., когда работники ГАИ Белой Церкви остановили на улице автомобиль, которым управлял молодой человек, не имевший на это права. Ситуация банальная: двое друзей собрались отдохнуть в баре, заняли столик, и один, дав другому ключи от своей машины, попросил привезти двух девиц, поскольку сам уже успел хлебнуть немного алкоголя. А товарищ взял да и попался гаишникам.

В общем, оба товарища заработали штраф от 510 до 595 грен по ст. 126 Кодекса Украины об административных правонарушениях, которой предусмотрена ответственность за управление транспортным средством лицом, не имеющим права управления им, равно как и за передачу управления транспортным средством лицу, не имеющего на это права.

Однако у владельца машины были более серьезные, чем штраф, причины для беспокойства, поэтому он пришел к знакомому оперуполномоченному сектора борьбы с незаконным оборотом наркотиков местного райотдела милиции и, рассказав ему о том, что в задержанном автомобиле лежит немного наркотиков, попросил «по старой дружбе» помочь в этой ситуации.

Милиционер согласился, однако ситуация осложнялась тем, что машину задержали сотрудники не районного, а городского отдела внутренних дел, на руководство которого простой опер в силу своей невысокой должности не имел никакого влияния. Поэтому он обратился за помощью к своему шефу – первому заместителю начальника райотдела и попросил посодействовать, дав понять, что знакомый в долгу не останется.

Замначальника согласился, договорился с коллегами из горотдела, и те вернули автомобиль владельцу без каких-либо претензий. Впоследствии эта «помощь» была квалифицирована как преступление, предусмотренное ст. 364 Уголовного кодекса Украины «Злоупотребление служебным положением», однако история этим только началась.

Оба сыщика решили заработать на своей доброте и сказали облагодетельствованному автомобилисту, что горотделовские милиционеры нашли в его машине наркотики, а они, дескать, ценой неимоверных усилий сумели уговорить их не спешить с возбуждением уголовного дела. И теперь, чтобы все уладить, он должен хоть из-под земли достать $2,5 тыс., из которых $2 тыс. пойдет работникам горотдела, а $500 – им за труды. А иначе, мол, тюрьма. Эти их деяния следствие расценило как мошенничество (ст. 190 УК) и подстрекательство к даче взятки (ст. 369 УК). Но это было потом, а тогда, в 2009 г. перепуганный молодой человек принес им сначала 3 тыс. грн, потом 500, потом еще 300, а на четвертый раз честно признался, что у него больше ничего нет.

Сгубила жадность?

Если бы опера умерили свои аппетиты и на этом остановились, кто знает, может, все так бы и осталось тайной, известной троим. Но сыщики потеряли страх и потребовали, чтобы человек отрабатывал долг продажей наркотиков: они ему будут поставлять опий, а он, используя свои связи среди белоцерковских наркоманов, должен искать на него покупателей.

Тут потерпевший, имеющий уже горький опыт, понял, что эта игра рано или поздно действительно приведет его в тюрьму, и рассказал обо всем случившемся работникам главного управления Службы безопасности Украины в Киевской области. Те провели оперативную комбинацию, в ходе которой оба милиционера были задержаны при передаче 55 г экстракционного опия в обмен на принесенные заявителем $4 тыс. мечеными купюрами. И это уже было квалифицировано как незаконный сбыт наркотиков (ст. 307 УК).

Мироновский районный суд оценил «подвиги» наших героев следующим образом: по ст. 364 – 4 года, по ст. 190 – 2 года, по самой тяжкой ст. 307 – 5 лет лишения свободы, а по самой «мягкой» ст. 369 – 2 года ограничения свободы. По совокупности оба получили по 5 лет лишения свободы. Это, следует заметить, довольно стандартная мера наказания для подобного рода преступлений, с учетом тяжести содеянного и положительных характеристик подсудимых. Правда, в своей апелляции прокурор районного уровня требовал ужесточить приговор обоим подсудимым до 9 лет, однако по причине излишней строгости его не поддержал даже коллега из прокуратуры областного звена, представлявший в суде второй инстанции сторону обвинения.

Зато адвокаты неплохо потрудились для защиты своих клиентов и нашли в работе районного суда ряд существенных недоработок, наличие которых дало основания Апелляционному суду Киевской области отменить приговор.

Во-первых, суд первой инстанции недостаточно полно исследовал вопрос о наличии либо отсутствии в действиях подсудимых состава такого преступления, как злоупотребление служебным положением. Ведь они были сотрудниками Белоцерковского районного отдела внутренних дел, а потому никак не могли использовать свое служебное положение для того, чтобы заставить своих коллег из горотдела вернуть автомобиль правонарушителям.

Они могли это сделать, лишь договорившись исключительно на личных контактах, а потому в данной ситуации обвинение в совершении должностного преступления следовало предъявлять не им, а тем, кто непосредственно давал разрешение забрать автомобиль со штрафплощадки. Этот момент нужно было исследовать полно и всесторонне, однако суд, передоверившись выводам обвинительного заключения следователя прокуратуры, лишь поверхностно констатировал наличие установленного факта.

А во-вторых (и этот момент оказался ключевым), районный суд не назначил фоноскопическую экспертизу диктофонной записи, на которой базировалось обвинение следователя в сбыте наркотиков. Дело в том, что суд ограничился исследованием лишь текстовых распечаток записанных разговоров, а подсудимые вместе со своими защитниками утверждали, что содержание записи не имеет ничего общего с содержанием распечатанных текстов.

Неожиданно гуманный финал

Чтобы установить, так оно или нет, Апелляционный суд в конце 2011 г. вернул уголовное дело прокурору Киевской области для проведения дополнительного расследования. При этом меру пресечения злоумышленникам оставили прежней – содержание под стражей.

Немного отступая от темы, заметим, что если бы все это происходило уже после вступления в силу нового Уголовного процессуального кодекса, процедура была бы несколько иной. Согласно п. 6 ч. 1 ст. 407 УПК, приговор был бы отменен и назначено новое судебное рассмотрение в суде первой инстанции. А последний, в рамках полномочий, предоставленных ему ст. 333 УПК, мог бы назначить проведение как фоноскопической экспертизы, так и других необходимых следственных действий. В общем, изменилась только форма, а содержание осталось прежним.

Однако в данной ситуации Мироновский районный суд не стал утруждать себя ни исследованием новых результатов расследования, ни тщательным проведением судебного следствия, а заключил нечто вроде сделки с подсудимым. Бывшие милиционеры, до того упорно отрицавшие свою вину, неожиданно признали ее по всем статьям, а суд, учтя внезапно снизошедшее на них раскаяние, назначил наказание ниже низшего предела – фактически уже отсиженные три года и два дня лишения свободы, после чего преступники были освобождены из-под стражи в зале суда.

Этот неожиданно мягкий приговор вызвал гневный протест прокуратуры, которая в своем апелляционном представлении требовала дать подсудимым если не по 9, то хотя бы по 5 лет. Однако поезд ушел: на просьбы стороны обвинения отягчить участь осужденного апелляционные суды, как правило, отвечают отказом. Прокуратуре нужно было еще во время первого следствия более пристально контролировать качество его проведения. Тогда бы у суда второй инстанции не было оснований отменять первый приговор, а у суда первой не было бы возможности вынести чрезмерно мягкий второй.

Тем не менее, совсем недавно и этот приговор был отменен Апелляционным судом Киевской области: вторая инстанция решила проявить принципиальность и потребовала у Мироновского райсуда выполнить свое предыдущее требование, т. е. провести всестороннее и полное исследование тех моментов, на которые ему было указано в первый раз. Так что дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но другим составом суда. Раскаявшихся преступников трогать не стали, и они спокойно разгуливают на свободе.

Автор: Юрий Котнюк, Судебно-Юридическая газета № 2(170) 

Читайте также: