Как супруги Кравченко обрушили ипотеку США

С помощью супругов Кравченко 55 человек незаконно получили в банке Westsound ипотеки на общую сумму минимум 49 млн долларов. Но Александр и Галина сбежали в Молдову, у которой нет договора с Соединенными Штатами об экстрадиции.

Четыре года назад Федеральная корпорация страхования депозитов (Federal Deposit Insurance Corp. или FDIC), которая гарантирует вкладчикам банков – членов FDIC их деньги в сумме до 250 тыс. долларов, взяла под контроль Westsound Bank в штате Вашингтон.

Банк потерял больше 100 млн долларов, и только недавно из судебных документов стало известно, что это произошло по вине супругов-россиян Александра и Галины Кравченко.

В 2009 году супругам предъявили обвинение в банковском мошенничестве и отмывании денег, что принесло им около миллиона долларов незаконной наживы. В обвинении уточнялось, что с помощью супругов Кравченко 55 человек незаконно получили в банке Westsound ипотеки на общую сумму минимум 49 млн долларов. Через год прокуратура добавила обвинение в неуплате налогов, но Александр и Галина сбежали в Молдову, у которой нет договора с Соединенными Штатами об экстрадиции.

В 2007 году банк Westsound дал Павлу Маслову, электрику из городка Кент, ипотеку в 2 млн долларов, чтобы купить участок со старой лачугой, снести ее и построить дом площадью 4,5 тыс. кв. футов с гаражом на три машины. Подрядчики, которых нанял Маслов, снесли лачугу, не имея лицензии на строительные работы, и повредили шедшую под землей газовую трубу, отчего, по словам местной жительницы Нэнси Ли, «все чуть не взлетели на воздух». В июле 2011 года FDIC разрешила Маслову продать участок, который он купил четыре года назад. Электрик получил 400 тыс. долларов, что, по словам Нэнси Ли, «снизило цены на недвижимость по всему району».

Это лишь один пример того, как с 2005 по 2007 год банк Westsound выдал на строительство домов минимум 120 займов на общую сумму 118 млн долларов, причем строителями, как правило, были не специалисты, а энтузиасты из местной русско-украинской общины. Эти ипотеки сделали свое дело, и 9 мая 2009 года банк, считавшийся одним из самых перспективных на северо-востоке Западного побережья США, лопнул, как мыльный пузырь.

Через две недели супругов Кравченко обвинили в мошенничестве и прочих грехах, но огласку это обвинение получило только в мае прошло года, когда Александра и Галины след простыл, а FDIC вчинила иск бывшим руководителям и ведущим сотрудникам банка Westsound. Как утверждала федеральная прокуратура, они возглавляли преступный сговор, участники которого создали в банке специальную программу для желающих построить себе дома, причем многие получали моргиджи, не имея на это право.

Банк пошел на эту рискованную программу в разгар бума с недвижимостью и в расчете на быстрый рост прибылей за счет местной общины эмигрантов из России и Украины. В начале 2007 года Westsound Bank получил от FDIC совет пристальнее рассматривать заявления сомнительных застройщиков, но этот совет проигнорировал. В результате примерно половина из 120 выданных ипотек пришлась на «русско-украинских» заемщиков, которые заявили о своих постоянных заработках, ничем это не подтвердив. В некоторых заявлениях не было необходимых документов об уплате налогов.

Следователи FDIC установили, что Кравченко был в особых отношениях с руководством Westsound, и комитет правления банка по ипотекам одобрил выдачу миллионов долларов ему и его компаниям. Занималась этим Тереза Феллер. В апреле 2005 года ее взяли на работу менеджером Federal Way – отделения банка Westsound, которое занималось моргиджами. В иске FDIC сказано, что позже она в сговоре с Кравченко, оценщиками недвижимости и заемщиками принимала ложные и не заверенные заявления.

Александр Кравченко через свою расположенную в городке Оберн (Auburn) риэлторскую компанию Artisan Custom Homes находил желающих получить ипотеки на строительство домов. В основном это были молодые и не всегда работающие иммигранты, отзывавшиеся на его рекламу в местных газетах на украинском языке. Некоторые из них считали Кравченко работником банка Westsound и звонили в Federal Way с просьбой соединить с ним или назначить прием. Когда заявители-иммигранты приходили туда, Александр был переводчиком.

Примером того, как работал механизм обмана банка, может служить следующее. Компания Краченко подписала договор на покупку в Оберне недвижимости за 470 тыс. долларов. Покупателем в договоре был указан нанятый Александром гражданин, которому он помог получить в банке Westsound ипотеку в сумме 1,2 млн долларов, заявив, что в построенном доме тот намерен жить. В заявлении заемщик оценил свое состояние в 200 тыс. долларов и указал, что зарабатывает 22 тыс. долларов в месяц. Судя по представленным в банк налоговым документам за два предыдущих года, все это было ложью.

Кравченко через посредника передал ему 69 500 долларов, которые заемщик положил на свой счет в Bank of America. Проверив этот счет, банк Westsound одобрил заявление на ипотеку, после чего Александр Кравченко получил 10 тыс. долларов в качестве взноса за обращение в его компанию, а Галина Кравченко, агент компании мужа, – 29311 долларов положенных ей комиссионных за продажу недвижимости. Предполагаемый новый дом так и не был построен, хотя в заявлении на ипотеку было указано, что владелец намерен жить в нем. Куда делись деньги полученной ипотеки, пока не установлено. В 2010 году FDIC продала эту недвижимость инвестору за 350 тыс. долларов.

В другом случае заемщик написал, что хочет построит дом площадью 7 тыс. кв. футов, а строил вдвое меньший, но в основном новые дома вообще не строились. Банк Westsound не следил за тем, как расходуются выданные им ипотеки, и не интересовался, ведется ли строительство. На полученные из банка деньги заемщики покупали автомобили, расплачивались по кредитным картам и в универмагах, учили детей в частных школах.

Своим акционерам правление банка сообщало, что комитет по ипотекам проверяет все заявления на суммы больше 100 тыс. долларов, но по отношению к «русским» ипотекам никакой проверки не было. С 2005 года руководство банка в прямое нарушение правил работы неофициально поручало такую проверку тем же, кто подписывал заявления на ипотеки, и своим сотрудникам, которые получали за это комиссионные.

Брет Грин, вице-президент Westsound Bank по продажам и займам, разрешал Терезе Феллер пользоваться автоматизированной системой подписей документов, что дало ей возможность выдавать «рискованные» ипотеки без проверки. Феллер утверждает, что не пользовалась этой системой, а все ипотеки одобрялись гарантийным отделом или самим президентом банка. «Мои действия всегда были открытыми и прозрачными, – сказала Феллер следователям FDIC, – а президент и правление банка знали, что мы работаем с этой общиной». Как и Тереза Феллер, вице-президент Грин получал надбавку к зарплате в зависимости от работы отдела выдачи ипотек. При окладе 300 тыс. долларов в год, в 2005 и 2006 годах надбавка составила по 350 тысяч.

В начале 2007 года следователи FDIC спохватились, встретились с руководством Westsound и указали на подозрительно большое количество ипотек выданных их отделением Federal Way на строительство новых домов. Началось расследование, но Тереза Феллер с разрешения начальства продолжала одобрять ипотеки «русским» заемщиком, которые заявляли о желании поострить новые дома, но не подходили под требования банка.

С марта по август 2007 года она утвердила 20 таких ипотек на общую сумму 30 млн долларов. Затем Терезу уволили, но было поздно. Рынок недвижимости продолжал катиться вниз, и 21 сентября Westsound уволил Брета Грина и большинство сотрудников отдела моргиджей, который впору было назвать «русским отделом». По оценкам следователей FDIC, больше 80% ипотек, которые доставил банку Westsound неприятности, были выданы представителям «русско-украинской общины». Банку пришлось выделить 13,3 млн долларов – примерно одну пятую своего капитала на тот период – только на то, чтобы восполнить резервы на выдачу ипотек до минимального уровня.

В графствах Кинг и Пир 30% домов, постройка которых финансировалась банком Westsound, не были достроены или вообще не построены. Десятки миллионов долларов банк списал на ошибочно выданные ипотеки и остался у разбитого корыта в виде пустырей-стройплощадок, каркасов начавшегося строительства и готовых домов, которые никто не покупает. У того же корыта, несолоно хлебавши, оказались акционеры банка, от местных бизнесменов до пенсионного фонда детройтских пожарных. Терезе Феллер запретили работать в банках, застрахованных FDIC, в следы Александра и Галины Кравченко затерялись где-то в Молдове.

Автор: АЛЕКСАНДР ГРАНТ, rusrek.com

Читайте также: